Сюжеты

ЭТО ЕСТЕСТВЕННО — НЕ ПОЛУЧАТЬ НАГРАД…

Этот материал вышел в № 94 от 27 Декабря 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

С огорчением узнал о присуждении мне премии имени Андрея Синявского. Я пишу «с огорчением», потому что при полном уважении к «Новой газете», к Андрею Донатовичу Синявскому и Марии Васильевне Розановой принять эту премию, как, впрочем, и...


       
       С огорчением узнал о присуждении мне премии имени Андрея Синявского. Я пишу «с огорчением», потому что при полном уважении к «Новой газете», к Андрею Донатовичу Синявскому и Марии Васильевне Розановой принять эту премию, как, впрочем, и любую другую, я не могу в силу своих убеждений.
       Я убежден, что литературное произведение после опубликования должно жить самостоятельно, без каких-либо подпорок и поддержек, а автор должен обходиться без каких-либо поощрений, без различных ярлыков и этикеток.
       Это не сегодняшняя моя позиция — в этом убеждении я пребываю уже несколько десятилетий. В конце 1975 года мне сообщили, что роман выдвигается на Государственную премию и для представления надо оформить какие-то документы. Я поблагодарил за внимание и, естественно, отказался. При повторном звонке меня попросили изложить отказ письменно, причем в два адреса, что я и сделал. В 1984 году в связи с 50-летием Союза писателей, в котором, кстати, я никогда не состоял, меня наградили орденом Трудового Красного Знамени, за что я тоже вежливо поблагодарил, но получать, разумеется, не стал. При последнем звонке из наградного отдела я разъяснил, что орден не может быть принудительным, и меня больше не беспокоили.
       В последние месяцы в Москве и Екатеринбурге озаботились тем, что я уйду из жизни, не имея никаких поощрений, и еще в сентябре я узнал о присуждении мне двух других премий, в том числе и восстановленной в этом году — имени замечательного разведчика Николая Кузнецова. В обоих случаях я благодарил за внимание, но в силу своих убеждений, разумеется, отказывался. Разъясняю здесь все это, чтобы было ясно, что это моя давняя и твердая позиция в отношении любых премий и поощрений.
       Я не претендую на непогрешимость и никогда не предлагал другим свой образ жизни и поведения, хотя и не считаю их неверными. Как уже не раз сообщалось в прессе, две мои вещи, переведенные на десятки языков, — роман «Момент истины» и повесть «Иван» — выходили сто и более раз и, не имея ни одного поощрения, лидируют по количеству изданий среди многих тысяч отечественных литературных произведений, опубликованных соответственно в последние 25 и 40 лет.
       С уважением и самыми лучшими пожеланиями «Новой газете», ее сотрудникам и читателям
       БОГОМОЛОВ
       
       ОТ РЕДАКЦИИ. С одной стороны, такие письма получать неприятно. Фронтовик, замечательный писатель Владимир Богомолов, автор «Момента истины» (или «В августе 44-го»), «Ивана», «В кригере»... отказывается от премии, которую ему присудила газета.
       С другой стороны, уровень благородства и аргументации таков, что мы хранили это письмо специально для новогоднего номера. Чтобы нам вместе с читателями еще раз убедиться в необходимости соответствия личности творчеству и таланту.
       P.S. Как Таманцев — Алехину: «Мысленно аплодируем».
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera