Сюжеты

ОТСТАВКИ АДМИРАЛОВ? АХ, ОСТАВЬТЕ…

Этот материал вышел в № 01 от 10 Января 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Долгое время активность Устинова в деле «Курска» и вправду вызывала недоумение. Но через полтора месяца после успешной операции по подъему «Курска» Владимир Васильевич представил президенту доклад о проделанной работе (в докладе...


       
       Долгое время активность Устинова в деле «Курска» и вправду вызывала недоумение. Но через полтора месяца после успешной операции по подъему «Курска» Владимир Васильевич представил президенту доклад о проделанной работе (в докладе фигурировали и материалы «Новой газеты»). Генпрокурор дал понять, что в августе 2000 года президенту нагло врали. Эту ложь Путин потом уверенно транслировал не только российской общественности, но и мировой (см. «Новую газету» № 49).
       После доклада президент предложил главкому Куроедову срочно решить «кадровую проблему».
       Очевидно, Куроедов давно был готов к такому президентскому предложению, потому что сразу представил карательные списки. Причем, как утверждают наши источники в правительстве, списков было несколько, и именно благодаря главкому флот обязан беспрецедентной «массовости» последовавших отставок.
       Только однажды в истории флота — после гибели «Новороссийска» — были сопоставимые отставки. Но, во-первых, их было все же меньше, а во-вторых, первым в списках шел Николай Герасимович Кузнецов – самый легендарный главком отечественного флота. Его понизили в звании, отправили в отставку и выселили со служебной дачи в 24 часа.
       На совещании у Путина слово «отставка» не произносилось, речь шла всего лишь об «отстранении от должности с понижением». Путин не мог по собственной инициативе лишить самый сильный флот страны 14 военачальников.
       Другое дело, что ни Попов, ни Моцак, действительно виновные в гибели лодки, никогда бы не согласились на понижение. Они подали в отставку.
       Вячеслав Попов теперь в Совете Федерации представляет Мурманскую область, а Михаилу Моцаку предложена должность заместителя полномочного представителя президента Северо-Западного округа. Их гражданские должности, как видите, не ниже, чем армейские.
       Но в списках, предложенных Куроедовым, оказались, по крайней мере, два действительно достойных офицера – Олег Бурцев, командир 1-й флотилии, и начштаба флотилии Валерий Филатов. Более 30 старших офицеров этой флотилии направили Путину открытое письмо, где высказались против такого «непродуманного и некомпетентного решения». Почему Путину? Просто Куроедова, дистанцировавшегося от Северного флота в эти дни, моряки теперь считают предателем.
       Конечно, они немного преувеличивают. Все, что происходит с августа 2000-го – поисково-спасательная операция, подъем «Курска», отставки, формально никак не связанные с катастрофой, – это необходимая жертва растревоженному общественному мнению. Поднятый и доставленный в Росляково «Курск» восстановил престиж. Большинство погибших подводников преданы земле. Наказаны виновные — не больно, но публично. Наконец, известна причина гибели – взрыв торпеды. Общественный интерес к проблеме спал, развороченный «Курск» исчез из теленовостей.
       Но это ли главное?
       Сразу же после «кадрового» решения президент спустил на воду новую подводную лодку «Гепард» и наградил конструкторов за отличную работу. А мы все невольно перекрестились и подумали о «Курске». Страшно.
       Несмотря на успех октябрьской операции, на декабрьские отставки, деньги, которые получили родственники погибших, квартиры, которые им дали, новую лодку, призванную компенсировать потерю «железа», мы так и не услышали главного.
       ЧТО СДЕЛАНО, ЧТОБЫ ТРАГЕДИЯ НЕ ПОВТОРИЛАСЬ?
       О том, что оружие – все те же торпеды – устарело и опасно, пока говорит только директор ЦКБ «Рубин» Игорь Спасский. И новый «Гепард» уйдет в море со старым оружием.
       О создании аварийно-спасательной службы пока только говорится, но нет средств — все деньги и созданная для подъема «Курска» техника ушли голландской фирме «Маммут».
       А мы до сих пор не знаем, почему не смогли пристыковаться спасательные аппараты к аварийно-спасательному люку девятого отсека. Говорят, что люк поврежден, но почему нам так и не показали этот люк на «Курске» в Рослякове?
       На вопрос, есть ли данные экспертизы о том, сколько жили подводники, генпрокурор Устинов уклончиво говорит, что через 7—8 часов отсеки «Курска» уже заполнились водой. Но почему так быстро, если особых повреждений в кормовых отсеках нет? В восьмом даже плафоны ламп целы. Да и Куроедов говорил, и Попов, и Моцак утверждали, что стуки фиксировались и трое суток спустя после взрывов. Расшифрованы ли сейчас, полтора года спустя, эти стуки, которые до сих пор боятся признать сигналами «SOS»?
       
       P.S. Большинство офицеров, попавших в «список Куроедова», понижены в должности, но остаются на флоте. Олег Бурцев и Валерий Филатов отстояли свои посты.
       
       P.P.S. «Новая газета» продолжает свое расследование обстоятельств гибели «Курска» и его экипажа.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera