Сюжеты

«ПОДЕЛЬНИК ЗАКАЕВА» — ТЕПЕРЬ И ЖУРНАЛИСТ АНДРЕЙ БАБИЦКИЙ

Этот материал вышел в № 02 от 13 Января 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Что говорил Радуев о Закаеве на последних перед смертью допросах? То, что норма в Москве, в Лондоне — нонсенс. В России, как известно, можно осудить каждого, и за все что угодно. Совсем не то в Великобритании: тут судам подавай объективные...


Что говорил Радуев о Закаеве на последних перед смертью допросах?
       
       То, что норма в Москве, в Лондоне — нонсенс. В России, как известно, можно осудить каждого, и за все что угодно. Совсем не то в Великобритании: тут судам подавай объективные доказательства. На том, собственно, все и застопорилось пока в так называемом «деле об экстрадиции Ахмеда Закаева». Как известно, с начала декабря прошлого года оно развивается в Англии, приняв эстафету от датского правосудия. Россия через Интерпол продолжает требовать Закаева, живущего в Лондоне. 9 января состоялось второе заседание одного из лондонских судов, где английские адвокаты, выступавшие от имени российской Генпрокуратуры, попросили у судьи дополнительное время на подготовку новых материалов. Судья просьбу удовлетворил со сроком до 31 января. В распоряжении редакции оказались эти материалы.
       
       ...Лондон. Боу-стрит — тесная улочка под боком у Ковент-Гардена, королевской оперы. Игрушечно-ухоженные дома в рядок. Один из них и есть «Суд № 1» — магистратский (самого низшего местного звена — нечто вроде нашего межрайонного). В нем в принципе ничего особенного не происходит. Да и не может происходить, исходя из сложившейся системы британского судопроизводства. В суде на Боу-стрит перед лицом районного судьи с деревянной колотушкой в руках человек или признает себя виновным, или не признает. Просто — «да» или «нет». Если «да», то есть человек признал свою вину, а значит, осознал ее, то сразу выносится решение, и виновный получает треть от положенного ему срока наказания за содеянное — потому что осознал... Если звучит «нет», дело передается в суд следующей категории — суд графства. И там уже заседают присяжные. И вот если они решат, что не признавший свою вину все-таки виновен, то он получает полный положенный срок...
       9 января. Двери суда открываются ровно в 9.30. Полно разного народа. В холле — доска объявлений о заседаниях. Среди других подобных же дел об экстрадиции наш — «№ 4 Zakaev Аkhmed Extradition RUS». В очереди впереди и позади — люди со всего земного шара, которые по каким-то своим причинам не могут находиться в Великобритании. Так что для суда на Боу-стрит «дело Закаева» — рядовое, не политическое — в том смысле, что в общем ряду подобных. Впереди — кто-то из Африки, позади — люди, говорящие по-арабски.
       На сей раз Закаева в суде нет. Ему не надо (что передали Закаеву из суда через адвокатов). Накануне уже было известно, что наша Генпрокуратура, желая заполучить спецпредставителя Аслана Масхадова, все еще не полностью готова обосновать свои требования таким образом, чтобы это удовлетворило «Боу-стрит».
       Отсутствием Закаева несколько возмущена переводчица: ее вызвали на заседание, она потратила свое рабочее время, а клиент отсутствует. Кстати, местные судебные правила очень серьезные: переводчик, например, не имеет права быть знаком с обвиняемым, которому переводит, до момента начала заседания. И если вдруг выяснится, что они все-таки когда-либо встречались ранее и, значит, вероятен сговор, переводчик сядет в тюрьму.
       Еще: в кулуарах на Боу-стрит в ожидании рассмотрения закаевского дела живо обсуждалось, что отложение заседаний еще на какой-то другой день — очень плохая весть, поскольку из-за прокуратуры далекой страны России британские налогоплательщики должны слишком раскошеливаться: во-первых, на это еще одно судебное заседание. Во-вторых, на адвокатов для обеих спорящих сторон. В-третьих, на переводчика (хотя Закаев и не пришел в суд, а услуги переводчика, потерявшего свои рабочие часы, обязаны быть компенсированы судом в полном объеме).
       Публика темпераментно обсуждает в основном материальную подоплеку: «Доколе это будет продолжаться?..». И: «Почему русские ТАКИЕ?». А потом расходится... Оставляя нас размышлять о том, что же опять, вслед за Данией, такого несъедобного прислала в Лондон наша Генпрокуратура, и качество этого отечественного юридического продукта не может удовлетворить взыскательный вкус британского правосудия?
       Судите сами.
       Министру внутренних дел Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии Дэвиду Бланкетту — от заместителя генерального прокурора РФ С.Н. Фридинского (№ 35/1—1960—02 от 8.12.2002, АВ № 013553).
       «В производстве ГП РФ находится уголовное дело № 59027, возбужденное по факту совершения преступлений, предусмотренных ст. 208 ч.1 (организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем), ст. 279 (вооруженный мятеж), ст. 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов) УК РФ, по которым Закаев был привлечен в качестве обвиняемого... В ходе дальнейшего расследования установлены новые факты и обстоятельства совершенных Закаевым преступлений... Ему предъявлено новое обвинение... по ст. 209 ч. 1 (бандитизм), ст. 33 ч. 4 и ст. 295 (подстрекательство к посягательству на жизнь лица, осуществляющего предварительное расследование), ст. 205 ч. 3 (терроризм при отягчающих обстоятельствах), ст. 105 ч. 2 (умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах), ст. 30 ч. 3 и ст. 105 ч. 2 (покушение на умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах), ст. 206 ч. 3 (захват заложников при отягчающих обстоятельствах), ст. 162 ч. 3 (разбой при отягчающих обстоятельствах)...»
       (Далее следует перечисление боевых операций времен первой чеченской войны, в которых участвовал Закаев как командующий Юго-Западным фронтом чеченских формирований. Не приводим здесь их только в связи с экономией места, поскольку за все из них давно объявлена амнистия.— А.П.)
       «...В период с 10 по 15 августа 1998 г. на территории населенного пункта Урус-Мартан по указанию Закаева А.И. члены руководимой им банды похитили жителя... Соловьева И.В. и доставили его в подвал здания так называемого «Министерства шариатской государственной безопасности Чеченской республики Ичкерия» в городе Грозном, где незаконно удерживали около 11 суток. После похищения Соловьев И.В. был доставлен к Закаеву для допроса в одно из помещений того же здания. Пытаясь принудить потерпевшего к заявлению о сотрудничестве с ФСБ РФ, Закаев А.И. стал угрожать ему пистолетом системы Стечкина, утверждая, что убьет его. ...Закаев стал его пытать, для чего произвел в кисти рук потерпевшего два выстрела из пистолета, умышленно лишив его, таким образом, трех пальцев на руках — мизинца правой руки, мизинца и безымянного пальца левой... Согласно заключению судебно-медицинского эксперта от 8 декабря 2002 г. (обратите внимание на дату — день написания письма господина Фридинского господину Бланкетту. — А.П.) № 603, гражданину Соловьеву были причинены телесные повреждения в виде ампутации мизинца правой кисти, мизинца и ногтевой фаланги безымянного пальца на левой кисти...»
       Сам Закаев ответил на наши вопросы так.
       — Работали ли вы в МШГБ в августе 1998 года?
       — Нет. Никогда там не работал. И более того, даже в здании этого министерства никогда не бывал. Не специально, конечно, а просто так получилось. Так что никого «пытать» там не мог.
       — Известен ли вам этот человек — Соловьев?
       — Знаком никогда не был.
       «В период с декабря 1999-го по февраль 2000 г. члены банды под руководством Закаева А.И., осуществляя противодействие сотрудникам правоохранительных органов и военнослужащим федеральных войск РФ на территории города Грозного... совершили многочисленные посягательства на жизнь указанных лиц в связи с выполнением ими своих служебных обязанностей... В результате 21 сотрудник милиции и военнослужащий были убиты, 12 сотрудников милиции, будучи раненными, захвачены в заложники и удерживались...»
       А разве то не была жестокая война? Гражданская война? И две воюющие стороны…
       «Потерпевший Жигулин С.Б. (отец Сергий — в настоящее время после принятия монашеского обета отец Филипп) показал, что в январе 1996 г. он и настоятель Грозненской православной церкви отец Анатолий (Чистоусов) прибыли в населенный пункт Урус-Мартан для переговоров с Закаевым А.И. об освобождении военнослужащего Сорокина Б. Переговоры проходили в доме отца Закаева. 29 января 1996 г. около 10 часов на автодороге Грозный—Урус-Мартан автомашина «Нива», на которой следовали священнослужители, была остановлена автомобилем «УАЗ» с милицейской символикой. Выскочившие оттуда люди усадили священников в свой автомобиль... Отец Сергий незаконно удерживался в различных населенных пунктах, подвергаясь жестокому обращению, до июля 1996 года, когда его обменяли при участии миссии ОБСЕ... Жигулин показал, что обстоятельства происшедших событий вызвали у него убежденность в том, что эти преступления были совершены по приказу Закаева А. И.»
       (Напомним, что в документах, присланных Генпрокуратурой в Данию, «потерпевший Жигулин С.Б.» значился мертвым.)
       Из приложения № 26 к письму господина Фридинского:
       «Протокол допроса свидетеля (имя не разглашается. — А.П.) от 13 марта 2000 г., г. Грозный.

       «Я познакомилась с Бабицким Андреем... Как мне его представили, он — журналист радио «Свобода». Репортажи его были антироссийские. Цель репортажей показать иностранным государствам, что российские войска воюют с мирными жителями и убивают невинных людей. Бабицкий был в хороших отношениях с Закаевым и считался почетным гостем. Боевики Закаева возили его на передовые позиции. Бабицкого я видела много раз в течение января 2000 года. Он постоянно находился в окружении боевиков. У Бабицкого я видела пистолет системы Макарова, он его носил на брючном ремне. Саид-Ахмед Начаев подарил Бабицкому автомат «Узи», и он его носил, когда передвигался по городу. Ширани подарил Бабицкому снайперскую винтовку «Тигр». Ширани являлся начальником штаба у Закаева. Бабицкий, когда выезжал на позиции, стрелял из оружия по российским войскам. Я присутствовала при разговоре, и он говорил, что был участником боевых действий, когда погиб генерал Малофеев. Он очень сожалел, что не взяли генерала живым. По данному случаю они устроили праздник, где отметили победу над российскими войсками и гибель генерала. Бабицкий говорил, что стрелял в российских солдат... Я знаю, что Бабицкий посещал тюрьму Закаева... В Нальчике у них большие связи, т.к. там у них была база по переправке наркотиков и фальшивых денег. Бабицкий знал, что Закаев и его люди занимаются продажей наркотиков, оружия, производством фальшивых денег и документов. Я считаю, что деятельность Бабицкого в Чечне оплачивал Закаев...»
       Из протокола допроса свидетеля Радуева Салмана Бетыровича в помещении ИК-14 (исправительной колонии) Камского УЛИУ Минюста РФ в г. Соликамске Пермской области заместителем начальника следственного управления ФСБ РФ Барановым Л.В. (речь идет о том самом допросе 22 ноября 2002 г., вскоре после которого Радуев «скончался от множественных кровоизлияний». — А.П.):
       «...Хотел бы остановиться на известных мне фактах участия Закаева в нападении ваххабитов под руководством Басаева и Хаттаба на Дагестан в августе 1999 года, а также в финансировании чеченских вооруженных формирований из-за рубежа. В двадцатых числах июля 1999 года мне позвонил начальник штаба «Армии генерала Дудаева» Ахмед Лабазанов, который доложил о готовящемся нападении на Дагестан. По его словам, Шамиль Басаев и Хаттаб, встав в оппозицию к Масхадову, концентрируют боевиков, исповедующих в основном ваххабитское течение ислама, на границе с Дагестаном... Лабазанов сообщил, что в нападении планируется использовать подразделения под руководством полевых командиров Абдул-Малика Межидова, Ахмеда Закаева, Арби Бараева и других... Хочу отметить, что участие Закаева в дагестанских событиях меня не удивило, так как еще во время «Первой чеченской войны» он... координировал действия чеченских боевых подразделений, в том числе и ваххабитских (во время первой войны ваххабитов в Чечне не было. — А.П.), в Урус-Мартановском районе... В первых числах февраля 2000 года Лабазанов доложил мне о намерении Масхадова изменить тактику сопротивления... Она заключалась в... переходе на тактику партизанской войны... В связи с тем, что для создания партизанских баз требовались большие финансовые ресурсы, он направлял за границу своих эмиссаров для координации деятельности по сбору финансовых средств... Среди лиц, направляемых за рубеж, был и Ахмед Закаев».
       (Необходимое пояснение: всего вышеописанного попросту не было, что давным-давно известно и доказано. Не значит ли это в таком случае, что «множественные кровоизлияния» на теле Радуева, ставшие причиной его смерти в тюрьме, появились как раз после того, как он подписал «нужный» текст против Закаева? Обратите внимание на даты: это Генпрокуратуре уже отказали в Дании, и она предпринимает все возможные усилия для реабилитации.)
       Итак, очевидно, что документы, предъявленные нашей Генпрокуратурой в министерство внутренних дел Великобритании, опять таковы, что, демонстрируя подобное юридическое качество, мы опять позоримся в Европе. Во второй раз — за три неполных последних месяца.
       Но что же в сухом остатке? На период между 9 и 31 января?
       Во-первых, Закаев не экстрадирован. Во-вторых, он на свободе. Вот только можно ли говорить, что Закаев опять возвращается к деятельности по мирному урегулированию в Чечне? К тому, что он обязан делать в Европе? И ради чего там находился?
       Надо признать откровенно, что в одном наша госмашина преуспела: Закаев выведен из игры. И это очень серьезная вещь. Да, он не в тюрьме. Да, он жив. Но он — в позиции человека, вынужденного оправдываться. Так не это ли было главной целью? С какой стати надо было выводить из игры именно его?
       Нынешняя Чечня в кремлевском представлении — это Чечня Кадырова, или Чечня, где роль главного мирного регулировщика должна принадлежать именно Кадырову. После «Норд-Оста» Путин, как известно, объявил «начало политического урегулирования в Чечне» и назначил Кадырова ответственным за него. В том смысле, что никто другой заниматься этим не должен. Вот и поставили Генпрокуратуру в позицию «иди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что». Вот и лепит дело она, укладывая один необож-женный кирпичик на другой.
       
       
       КОММЕНТАРИЙ АНДРЕЯ БАБИЦКОГО
       На мой взгляд, все обвинения, предъявленные мне в связи с «делом Ахмеда Закаева», юридически несостоятельны и не имеют никакого смысла. Они не были использованы прокуратурой даже летом 2000 года, когда суд обвинил меня в подделке и использовании фальшивых документов. Тогда первое обвинение было снято, а по второму меня все же признали виновным. Уголовная часть истории была завершена. Но тот «компромат», что сейчас обнародован, уже тогда стали собирать, однако в ход так и не пустили, потому что, хочу еще раз подчеркнуть, он никакой юридической силы не имеет.
       Обвинения против Закаева были выдвинуты в 2000 году, а документы, направленные в Копенгаген Российской прокуратурой, датированы 2002 годом. Датская прокуратура была удивлена таким обстоятельством. Направила запрос в Москву. Вразумительного ответа не получила. И вот теперь, когда необходимо направить какие-либо документы в Лондон, прокуратура вынуждена поднять архивы, найти порядком запылившиеся показания.
       Вообще эти показания, датированные 13 марта 2000 года, были «взяты» через две недели после моего возвращения из Махачкалы. И в связи со скандалом, вызванным моим делом, прокуратура решила «подготовить» некий материал на меня. Еще тогда, будучи министром юстиции, Юрий Чайка заявил, что прокуратура готовится выдвинуть в мой адрес обвинения в пособничестве бандформированиям. Однако в тот же день прокуратура опровергла эту информацию, заявив, что лично ко мне никаких претензий не имеет. Даже когда меня содержали в Чернокозове, вся эта информация не была использована против меня.
       — Но теоретически вы же могли присутствовать в районах активных боевых действий, вы же были тогда журналистом, работающим в горячей точке? Может быть, кто-то мог вас видеть в непосредственной близости от места смерти генерала Малофеева.
       — Нет. Все, что говорится в показаниях, взятых 13 марта 2000 года, – ложь, в них нет ни единого слова правды, и с юридической точки зрения они полностью несостоятельны. В боевых действиях я никогда не участвовал и никакого отношения к вооруженным бандформированиям не имел и не имею.
       Записала Ирина ГОРДИЕНКО
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera