Сюжеты

МАЛЬЧИК НЕ ХОЧЕТ В ТАМБОВ

Этот материал вышел в № 02 от 13 Января 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Не услышанный работниками областного военкомата, призывник Дмитрий Шишкин решился на отчаянный шаг: выпрыгнул в окно третьего этажа сборного пункта Не проходит и дня, чтобы мы не услышали жуткой истории о нашей армии. То узнаем, что в...


Не услышанный работниками областного военкомата, призывник Дмитрий Шишкин решился на отчаянный шаг: выпрыгнул в окно третьего этажа сборного пункта
       


       Не проходит и дня, чтобы мы не услышали жуткой истории о нашей армии. То узнаем, что в Чечне танковым полком командовал сумасшедший полковник, то из армии сбежит едва ли не батальон новобранцев, то на каком-то острове доведут до дистрофии солдат стройбата, то ни с того ни с сего пограничник расстреляет своих сослуживцев… Не обошлось без страшной истории и в Липецке.
       У нас, как и во всей стране, заканчивается военный призыв. Дабы пополнить армию новобранцами и пристойно выглядеть в глазах вышестоящего начальства, работники военкоматов, заручившись поддержкой милиции, волокут на сборный пункт кого ни попадя.
       И вот в понедельник, 16 декабря, кропотливый труд сотрудников областного сборного пункта, что на улице Алмазная, нарушило чрезвычайное обстоятельство: прямо через окно туалета, расположенного на третьем этаже, с осколками стекла на тщательно выметенный асфальт выпал призывник. Тут, конечно, засуетились: свидетелем произошедшего были не только военные, но и штатские, в частности мать призывника Дмитрия Шишкина. Через некоторое время «скорая помощь» отвезла пострадавшего в больницу поселка тракторостроителей.
       Журналистов на территорию сборного пункта не пустили. Отказался от встречи с нами и начальник этого учреждения. Пришлось довольствоваться разговором с теми, кто сидел на КПП.
       Из разговора выяснилось, что Шишкин отделался незначительными ушибами. Из окна «воздушный акробат», доставленный работником милиции, сиганул просто потому, что не захотел служить в армии, хотя отправляли его в Тамбов — так что по российским меркам служил бы почти дома. К тому же он был пьян, может, поэтому и не принял от отцов-командиров такого подарка. Не понял своего счастья, так сказать.
       — Его по 328-й статье Уголовного кодекса за уклонение от военной службы надо привлекать к ответственности, в суд на него подавать.
       Так считает майор Андрей Горлин.
       Мы благодарны товарищу майору за откровенность. В частности, мы от него узнали, кто виноват в том, что от армии желает откосить едва ли не каждый второй призывник.
       — В этом виноваты телевидение, газеты. Слишком много негативного пишут об армии. Армия — она маленькая, а гражданское общество — оно большое. Армия — это порождение гражданской жизни. В нее приходят уже такими извращенными, избалованными. А мы их перевоспитываем. Знаете, потом какие из армии нормальные люди приходят! В армии не уживаются только единицы, воспитанием которых никто не занимался. Извините, мы десять лет военно-патриотическое воспитание разваливали, а на нем зиждилось все наше общество. Раньше в армию шли с песнями и плясками, а теперь…
       — Что должно измениться, чтобы в армию шли, как вы говорите, с песнями-плясками, а не прыгали из окон третьего этажа, не скрывались от призыва?
       — Подход генералитета к подчиненным. Если военное руководство будет относиться и к офицерам, и к солдатам как к ступенькам своего карьерного роста, как к костям, черепам, так в говне наша армия и будет. Там, наверху, нас никто не защищает. Вот наш президент заявил: я армию защищу. Где эта защита? Мне прибавили 600 рублей, а сняли льгот — на полторы тысячи!
       От майора Горлина мы узнали о том, что военная прокуратура пытается искоренить побеги из армии.
       — Сейчас по этому призыву два уголовных дела возбуждены в отношении призывников, самовольно оставивших команду. Им было присвоено первое воинское звание — рядовой, и они должны были служить. Это раньше дезертиром считался тот, кто сбежит после принятия присяги. Теперь по-другому. Как только «покупатель» расписался в получении команды, все, кто в нее попал, становятся рядовыми и попадают под юрисдикцию военной прокуратуры.
       Но что делать с Дмитрием Шишкиным, военные не знают. Да, он был зачислен в команду, но ведь не перелез через забор сборного пункта — его вывезла с территории, обнесенной колючей проволокой, «скорая помощь». Поэтому под суд он вряд ли попадет. Если только военное начальство предъявит для того веские основания, например, обвинив Шишкина в нанесении воинскому имуществу ущерба — он же разбил стекло…
       Более всего, кстати, офицеров сборного пункта интересует именно этот факт: кто заплатит за стекло.
       Пострадавшего Шишкина мы нашли в нейрохирургическом отделении медсанчасти тракторного завода. Вид у него просто ужасающий: половина лица заплыла черным кровоподтеком.
       — Я лечился в поликлинике от хронических заболеваний желудочно-кишечного тракта. В настоящий момент я нетрудоспособен, потому и не мог быть призван на службу. Но в воскресенье я получил повестку явиться в Левобережный отдел милиции. Мне объяснили, чтобы я пришел в военкомат для прохождения призывной комиссии. Там прошел по врачам, напоследок явился к работнику военкомата Карасеву, чтобы рассказать ему о своей нетрудоспособности. Но он на меня только наорал. Мне надели наручники и отвезли на сборный пункт.
       Впечатления от камеры, в которую он угодил, удручающие. Ее размеры — «пять обоев на три», то есть максимум три на полтора метра.
       К концу воскресного дня там уже было 11 человек. Особенно Дмитрия удивил паренек из Ельца. Он хотел служить в армии, но его дело куда-то пропало. Пока искали бумаги, тот сидел за замком и не понимал, что с ним случилось. Еще одного доставили на сборный пункт прямо из больницы. У третьего парня из дела исчез рентгеновский снимок, зафиксировавший перелом позвоночника, но его тоже собирались забрать в часть.
       — Мне никто не объяснял, на основании чего забирают в армию, к моим доводам не прислушивались. Ни меня, ни других из камеры толком не кормили два дня, но заставляли убирать помещения и территорию. Я сейчас не помню, почему я выпрыгнул из окна. Наверное, это была крайняя форма протеста против морального унижения.
       Вот такая история. А вы говорите — с песнями-плясками…
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera