Сюжеты

ЧЕЛОВЕК ТРАВЫ

Этот материал вышел в № 02 от 13 Января 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Смотритель футбольного стадиона «Торпедо-ЗИЛ» Иван Филатов сравнивает искусственное поле с резиновой женщиной Газон – необходимое условие существования качественного футбола, его фундамент и его же ахиллесова пята. В России есть несколько...


Смотритель футбольного стадиона «Торпедо-ЗИЛ» Иван Филатов сравнивает искусственное поле с резиновой женщиной
       


       Газон – необходимое условие существования качественного футбола, его фундамент и его же ахиллесова пята. В России есть несколько разновидностей футбола. Футбол летнего периода (исчезающий вид), весеннего периода – с ранней распутицей и поздними апрельскими метелями, и осенне-зимний ледниковый период (или, если хотите, «ледовое» побоище). В последнее время вошли в моду эксперименты по пересадке «футбола обыкновенного» на искусственную почву.
       Апологет газона Иван Иванович Филатов выращивает траву на стадионе «Торпедо-ЗИЛ» имени Стрельцова уже девятый год. Потомственный крестьянин из-под Калуги, перемещенный в город-герой Москву своими родителями в конце 60-х годов, Иван Иванович отдал литейному цеху гиганта отечественного машиностроения заводу «ЗИЛ» более 20 лет. А в 1993 году по состоянию здоровья был откомандирован руководством завода на подшефный стадион «Торпедо». Принимая во внимание происхождение рабочего, руководство доверило ему газонокосилку. Так в 40 лет Иван Иванович Филатов начал иную, наполненную каким-то новым, неведомым дотоле смыслом жизнь.
       Иваныч впервые пришел на стадион «Торпедо» в 1973 году, когда прославленные московские торпедовцы боролись с ростовским СКА за право остаться в высшей лиге. Счета он не помнит, но именно тогда Иваныч «заболел» своей командой. Того самого московского «Торпедо» уже не существует. На его пепелище выросли два совершенно новых клуба с короткой и пока еще не столь славной историей. В том далеком 1973-м, в исторический для Иваныча день, торпедовцы обыграли ростовский СКА и остались в высшей лиге. Так же, как в самый последний момент остались они в элите в сезоне-2002. Получается, что Иваныч для «Торпедо» — фартовый.
       — Наши поля ничем не хуже заграничных, — считает Иван Иванович. — Играет в Лиге чемпионов «Манчестер Юнайтед» на «Олд Трафорде», и что мы видим: проплешины на эталонном английском газоне! А у нас во Владикавказе, например, поляна – одно загляденье. Болельщику глаз радует, а у футболистов ноги по такой траве сами бегут.
       Главный враг футбольного газона – футболист. А вернее, количество матчей, которое проводят на поле команды. Были времена, когда на торпедовском стадионе игралось по два матча в день. Газон в таких условиях просто не успевал восстановиться. Особенно опасны для газона тренировки и запасные игроки, которые в перерыве разминаются: встанут в квадрат – и за пять минут место, где они тренировались, вспахано. А сделать уже ничего нельзя. Вот и получается, что неправильно составленный календарь, ранний старт и позднее окончание чемпионата сказываются на поле и, как ни странно, на самих футболистах. Каждый сезон кто-то из игроков серьезно ломается «на ровном месте»: Тетрадзе, Титов, Яшкин… А что делать? Такая у них работа.
       — Помню, однажды Илья Цымбаларь перед матчем посмотрел на поле и сказал: «Иваныч, не укатывай ты газон, мы и так сыграем», — с уважением вспоминает Иван Иванович. — А ведь раньше я и представить себе не мог, что окажусь на «Торпедо» и накоротке смогу общаться с такими футболистами. В то время поздороваться с Муштруевым — для меня целое событие. А сейчас дай Бог, если кто-нибудь вспомнит этого игрока…
       На футбол люди всегда ходили, как на праздник. А Иваныч вот уже целых девять лет ходит на работу и радуется.
       — Работа хоть и нервная, а душа отдыхает, — объясняет он.
       Нервничать Иванычу приходится часто. Особенно он выделяет из общего ряда форсмажорных обстоятельств (начальство, водка, женщины) погоду.
       — А у меня даже сейчас поляна в лучшем состоянии, чем на новом «Локомотиве». И это несмотря на то, что в матче ЦСКА — «Спартак» уборочными машинами газон вспахали, — не без гордости заявляет Иваныч.
       Если бы не метель, по заверениям Иваныча, в тот злополучный день спартаковцы с армейцами на хорошем поле сыграли бы. В одиннадцать утра инспектор матча остался доволен зиловским газоном, даже похвалил. Видимо, сглазил. За три часа до начала матча повалил снег. Пленку на поле не успевали постелить. Самое смешное, что, как только просвистел свисток об окончании матча, небо расчистилось и больше ни одна снежинка на стадион имени Стрельцова в тот день не упала. Вот такая злая ирония...
       — Я на погоду не обижаюсь. Она везде и всякому может планы спутать. А сколько сейчас матчей откладывается: недавно вон Барселону залило. Что еще там, наверху, придумают…
       С тех пор прогнозы синоптиков у Иваныча доверия не вызывают. Доверяет он только себе. Может быть, поэтому никогда не читал специальную литературу и не носился по лабораториям с анализами почвы. Ему и так все видно. Грибы начали расти – значит, с кислотностью не в порядке. Удобрения надо подсыпать. Чувствует он, что траве нужно. И в футболе для него главное — не игра, а поляна.
       — Когда футбол по телевизору смотрю, иногда увлекаюсь, начинаю газон оценивать. Как засмотрюсь на травушку, а футболисты уже на ней, родимой, валяются — гол празднуют. «Локомотив» с дортмундской «Боруссией» играл: красавец стадион, а поле в плохом состоянии. Газон голландский и полсезона не продержался…
       Нашел я Ивана Ивановича в гараже стадиона, там он с приятелями в межсезонье машины рихтует. Последнее, что Иваныч сделал для газона, — 12 мешков семян многолетней травы засеял на зиму. И теперь у Иваныча занятий всего ничего: машину знакомому подремонтировать, теплый чай попить в прокуренном и обшарпанном красном уголке и полюбоваться на милый любому русскому рабочему иконостас: поблекшие плакаты с обнаженными красотками, закутанными в искусственные меха.
       — Футбол на искусственном покрытии — все равно что резиновая женщина. Красивая, слова не скажет, шубу не попросит, но — резиновая. Вот потрогай. Настоящая! — Иваныч бережно гладит запорошенную мелким снегом траву.
       …Считается, что в Москве есть два хороших поля, на которых можно играть, а не мучиться. Старый зиловский стадион и новый, самый современный в России стадион «Локомотив». Днем позже Ярославцева Надежда Васильевна (агроном, кандидат биологических наук, доцент — так записано в ее визитке, а если проще, главный смотритель газона на «Локомотиве») объясняла мне, что без дорогостоящих проб земли весной и осенью, без специальных методик, графиков и всех остальных недоступных моему разумению вещей в ее нелегком деле не обойтись. Она договаривалась с кем-то по сотовому телефону, рассказывала, как понравились ей игроки «Барселоны», ругала главу РФС Вячеслава Колоскова, сетовала на то, что газон привезли им из Голландии больной… А я, сидя перед ней на неизменном для московского офиса «икеевском» стуле, думал: неважно, что говорят методики и пробы, – главное, как Иван Федорович, сквозь «пластмассу и жесть увидеть деревья там, где мы видим столбы».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera