Сюжеты

ОН МОЖЕТ ПРОИТИ СКВОЗЬ КРЕМЛЕВСКУЮ СТЕНУ. ТОЛЬКО ВЛАСТИ ЗАПРЕЩАЮТ

Этот материал вышел в № 02 от 13 Января 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Уникальный орловский фокусник Сергей Кораблев делает то, что неподвластно даже Копперфилду Что может быть на свете важнее иллюзий и волшебства? Особенно в России. А этого добра больше всего в Черноземье. Я давно уже знал, что Воронежская...


Уникальный орловский фокусник Сергей Кораблев делает то, что неподвластно даже Копперфилду
       


       Что может быть на свете важнее иллюзий и волшебства? Особенно в России. А этого добра больше всего в Черноземье. Я давно уже знал, что Воронежская область – колдовской центр России. Но с колдунами общаться как-то боязно. А недавно старый приятель, компетентный в мире магов и фокусников, сообщил мне, что самым центром иллюзионистов в нашей стране можно считать Орел. Там есть люди, способные конкурировать с самим Дэвидом Копперфилдом. Про одного из них я и раньше слышал. С ним и договорился о встрече.
       
       Вот что я слышал: артист Сергей Кораблев предложил повторить иллюзион Копперфилда на главной площади Орла. Площадь, конечно, имени Ленина. А в иллюзионе должна исчезнуть не статуя американской Cвободы, а памятник главному строителю коммунизма Ленину В.И.
       В Тюмени, на площади тоже Ленина, Кораблев однажды уже демонстрировал исчезновение – правда, не памятника вождю, а автомобиля. Но эффект был потрясающий – это ж не сцена с тайными закоулками, а людное место. Вот прямо с людного места и…
       История с памятником больше похожа на анекдот, а я рассчитывал на серьезный разговор с профессионалом иллюзий. Почему это Копперфилд может, а мы нет? Скажем, нобелевских лауреатов в России полно, изобретателей всяких тьма, а ни одного знаменитого мага, как Копперфилд, нет. Несправедливо. Ведь среди иллюзионистов регулярно проводится международное состязание, подобно чемпионатам мира по футболу. И в отличие от футбольного на конкурсе магов россияне регулярно получают высшую награду, Гран-при. В 97-м году конкурс в Германии выиграл мало кому известный Ваня Нечипоренко. Ваня выиграл, а знаменитым стал Дэвид.
       
       Место обитания мага в Орле совсем не впечатляет. Сначала надо от вокзала пилить через весь город на маршрутке. Потом пешком мимо частных домов, три раза повернуть, там строительный котлован, и за ним – молодежный центр «Полет».
       Сначала Кораблев повел меня в рабочую комнату раздеться. Комната: какие-то коробки, пассатижи на полу, ящики, дрель… Парень с хвостиком пилит доску. Девушка тщательно клеит что-то на фанерной стенке, обитой черным… Не бархатом, нет. Хотя я в материях и не разбираюсь. У Копперфилда наверняка бархат, а в орловском молодежном центре – что-нибудь гораздо более скромное. Может, и вовсе марля.
       Когда мы с Кораблевым часа через три вернулись в эту комнату, та девушка все клеила что-то мелкое на черной фанере. Из подножного строительного хлама она с поразительным упорством создавала реквизит для волшебной силы искусства.
       — Копперфилд, конечно, великолепный артист, — сказал Кораблев. — И команда у него – супер. И средства на трюки… Но я гарантирую, что готов не только повторить любой его трюк, но и показать кое-что покруче!
       В «Полете» есть сцена, на которой репетируют высокую магию. Мы сидели с Сергеем в партере, а на сцене его команда репетировала отрезание головы живому человеку. Репетировали не саму голову, а последовательность действия, и она меня не впечатлила. Но должен сознаться: когда минут через двадцать я увидел, что в воздухе над сценой парит девушка, то подумал: ну ни фига себе!
       Честно скажу: мысли раскрывать чужие секреты у меня не было. Типа: а как она летает? А как может исчезнуть поезд или самолет? А где вы столько грузчиков наберете? Нет, ни секретов, ни зрелищ увидеть я не хотел.
       Но после репетиции, дома у Кораблева, он сам взял в руки карты. И я, старый преферансный волк, скоро понял, что разгадать магию тузов, шестерок и прочих действующих лиц в руках Сергея не могу. Лучше даже не пытаться. Это какой-то фейерверк.
       Он подарил мне три карты, с помощью которых можно занять гостей. Показал и суть фокуса. Но это неинтересно. Потому что в магии главное – все, кроме секретов. В этом-то и суть любого иллюзиона: сделать очевидное невероятным.
       Краткая автобиография «честного обманщика». Учился фокусам с первого класса. Начинал с журнала «Вожатый», потом «Техника – молодежи», «Наука и жизнь», «Наука и техника». Первые выступления иллюзиониста, который сегодня становится известным не только в Японии и Китае, но даже в России, прошли в ДК Орловского сталепрокатного завода. Там Кораблев впервые повторил «законы антигравитации». Причем на том же заводе вытачивались и многие детали для реквизита. В качестве благодарности за труд рабочих «честный обманщик» Кораблев их же и обманывал.
       Сегодня у мага хорошая цирковая семья: жена и двое детей – партнеры, соучастники массового обмана честных граждан. Называется продюсерский центр «Иллюзион». Жена летает над сценой, дочь сама себя распиливает, сын заведует светом, звуком и прочей техникой. Одежду сценическую разрабатывают и шьют дома, сами.
       А в Японию Кораблев попал благодаря, можно сказать, Игорю Кио. Тот встретил Кораблева на гастролях в Тюмени и восхитился: это же великолепный профессионал!
       Говорят, японцы наивны, как дети, и пресыщены чудесами своих высоких технологий, поэтому маги у них популярны. У нас, конечно, технологии отстают, а вот насчет наивности я бы поспорил, чья возьмет. Российские лохотронщики уже больше десяти лет пируют на отечественных просторах, и падения спроса на их услуги пока не видно.
       Что я видел в видеозаписи. Автомобиль в клетке; клетку накрывают, она распадается на части, а автомобиль исчезает! А как, Сергей, насчет предметов побольше, типа статуи Свободы? Можно и статую, можно Мавзолей и даже Кремль. Главное, есть техническое решение трюка, остальное – детали. Денег заработаем, тогда можно исчезновение Кремля устроить. А пока, например, могу пройти сквозь Кремлевскую стену. Правда, в этом вопросе есть политический оттенок. Как и с памятником на площади Ленина в Орле. Власти отказали насчет трюка с Кремлем.
       Вообще, иллюзион минимум процентов на семьдесят зависит от идей и только на остальные тридцать – от таланта артиста, от реквизита, от того, с какой ноги он встал, и т.д.
       
       Мы бедны, и фортуна уравновешивает это на своих весах, снабжая нас вместо денег фантастической изощренностью мысли. Тем самым, что и представляет собой главную ценность в этом искусстве.
       Что нужно, чтобы стать иллюзионистом? Упорство. А еще? Еще упорство. Талант — да, конечно, но упорство и, если хотите, жизненное упрямство – это в первую очередь. А как, вы думаете, левши получаются? Надо тонну подков изготовить, пока одна блохе подойдет.
       На местном телеканале центр «Иллюзион» ведет школу юного фокусника. Знаете, сколько человек из ста имеют шансы стать иллюзионистом мирового класса? Один! Будущие левши.
       Все-таки один раз я не выдержал и спросил Кораблева: вот недавно по ТВ показывали, как иллюзионист прикладывает носовой платок к витрине ювелирного магазина, потом сквозь этот платок медленно просовывает руку, берет что-то драгоценное с витрины, вынимает руку, отдает драгоценность своей спутнице и стучит костяшками пальцев по стеклу: стеклянное!
       Нет, не видел Кораблев этого трюка. Зато объяснил, что мы с ним смотрим иллюзион совершенно по-разному. Я – эффект и антураж, а он ищет техническую возможность исполнения. А вообще-то, если Сергей умеет проходить сквозь зеркало, то уж просунуть руку сквозь витрину наверняка сможет. Просто надо подумать.
       А еще у Кораблева есть конек: часть зрителей участвует в иллюзионах и узнает их секреты. Сергей идет на это умышленно: ну сколько человек узнают секреты? А разговоров будет десятикратно! Мол, а я знаю, чего наизобретал ваш Кораблев, а я видел!
       Дело-то в чем? Слишком дорогих иллюзионов мы себе позволить не можем; значит, надо все время изобретать новые. Вот и не стоим на месте! Я, говорит Кораблев, — честный обманщик. А бедность российская – тоже палка о двух концах. И в этом смысле у российских иллюзионистов есть преимущество перед западными знаменитостями. Хотя, с другой стороны, сегодня многие российские иллюзионисты стремятся на Запад. Жена, дети… А я – нет, не уеду. Здесь наши пепелища, и благоустраивать эту землю мы будем сами.
       Мечта? Создать в Орле эстрадно-цирковой театр. Нет такого театра в России, а был бы – мы бы давно обогнали американцев.
       Я уезжал из Орла гордым. Простая вещь: мы опять покупаемся на красивую обертку и широкую рекламную раскрутку. А потом вдруг обнаруживаем, например, что наши продукты вкуснее пресных импортных. Мы, может, в некоторых вещах опередили заграницу (или никогда не уступали ей), просто не нашли возможности оповестить об этом мировую общественность.
       Жизнь прожили, но так ни разу и не увидели ни Ваню Нечипоренко, ни Сергея Кораблева. Даже не узнали, что они – наша гордость.
       А одно из самых сильных впечатлений моей лично жизни – как давным-давно показывал я своему крохе-сыну любительские волшебства. Наш взаимный восторг. Нельзя на свете без чудес.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera