Сюжеты

СТРАННЫЕ МЫСЛИ

Этот материал вышел в № 02 от 14 Января 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

23 декабря 2001 года Льву Константиновичу Дурову исполнилось 70 лет. В честь сего события в Театре на Малой Бронной поставлена пьеса Фридриха Дюрренматта «Метеор» (режиссер — Андрей Житинкин). Герой Льва Дурова, эксцентричный...


       
       23 декабря 2001 года Льву Константиновичу Дурову исполнилось 70 лет. В честь сего события в Театре на Малой Бронной поставлена пьеса Фридриха Дюрренматта «Метеор» (режиссер — Андрей Житинкин). Герой Льва Дурова, эксцентричный писатель-нобелиат, сотрясает судьбы анемичных младших современников, черным юмором многолетней выдержки, яростной энергетикой, бесцеремонным любопытством к жизни. Сам Дуров с той же энергетикой держит на себе весь спектакль. В издательстве «Алгоритм» готовится его новая книга «Странные Мы люди». Публикуем фрагменты.
       
       У странных людей и странный образ мышления. А иначе чем бы им и отличаться от людей без комплексов? Вот они и отличаются тем, что очевидное превращают в невероятное. Это нам, привыкшим к стереотипам, так кажется. А для них это означает найти в вещах и понятиях первоначальный, истинный смысл. Скромно говоря, поставить мир с головы на ноги. Я вспомнил несколько мудрых мыслей этих странных и предлагаю их вниманию читателей. Может быть, это подвигнет их на собственные странные размышления.
       
       Уважай традиции!
       Один старый актер, помыкавшись тринадцать лет по сталинским тюрьмам, лагерям и ссылкам, как-то заметил, пытаясь быть мужественным:
       — Если б я не был битым-перебитым, я бы, не задумываясь, сказал, что у нас и в правительстве, и в Думе, и на самом верху тьма долботесов. Но я не скажу этого, я слишком уважаю традиции культа личности.
       
       Не хочу на шесток!
       Поговорку «Всяк сверчок знай свой шесток» придумало начальство, чтобы при случае унизить человека, стоящего на ступеньку ниже.
       Я никогда не позволял никакому начальству говорить со мной свысока, особенно раньше, когда начальство любило разговаривать с тобой снисходительно, сверху: «Ну, Дуров, ты замечательно играешь!» — и стучали по плечу. Я разворачивался и ударял гораздо сильнее.
       Все пугались:
       — Что ты делаешь? Это же секретарь райкома!
       А мне было начхать. Я никогда не был ни в какой партии и к тому же не выношу панибратства.
       
       Человеческий фактор
       Не помню уж, кто сказал, что театр превращает толпу в народ. Не знаю, не знаю...
       Как-то после спектакля я очень спешил домой. Народ вывалился из театра и толпился (так, народ или толпа?) на стоянке такси и на автобусных остановках. Кое-как я втиснулся в автобус, и мы поехали. У меня не было автобусного талона, но я нашел в кармане пятак, поднял его над головой и спросил, нет ли у кого лишнего талона.
       Интеллигент, на которого я смотрел в упор, засуетился, вынул мятый-перемятый талон, пробитый, наверное, сто раз, и смущенно улыбнулся:
       — Последний....
       После чего потянулся к компостеру пробивать его в сто первый раз. Два парня, которые живо обсуждали спектакль, дружно отвернулись, когда я им показал пятак. И я понял, что они сами без билетов. На кого бы я ни посмотрел, все сразу отводили глаза.
       И я подумал: что же это получается? В театр пришла толпа. Театр превратил эту толпу в народ (силой искусства!), а стоило этому народу выйти на улицу, как каждый стал... Кем? Личностью? Субъектом? Человеческим фактором?
       Не знаю, не знаю...
       
       Сила необходимости
       Не секрет, что все актеры очень самолюбивы, и, когда их критикуют, а то и громят, им становится неприятно.
       Французский актер Жерар Филипп говорил: «Я никогда не читаю рецензий, так как слишком серьезно отношусь к своей профессии. Если меня ругают — меня это ранит и на какое-то время выбивает из седла. Если хвалят — мне это ничего не прибавляет».
       Как ни странно, от рецензий я никогда не страдал. Критиковали косвенно, например, что снялся в плохом фильме.
       Покойный Эфрос как-то сказал (я тогда еще молодой был):
       — Ну что ты во всяком говне снимаешься?!
       На что я ответил:
       — Анатолий Васильевич, босиком в метро не пускают.
       
       Блондинка-девочка
       Интересная история! Где-то я прочел, что Мерилин Монро спасла американцев от вырождения. До ее появления на экране героиней, покоряющей мужские сердца, была женщина-вамп. Такой образ насадил кинематограф.
       Мужья приходили домой и не находили в своих женах эту самую «вамп». Начались бракоразводные процессы, упала рождаемость.
       Страна стояла на пороге вымирания. И вдруг появилась Мерилин Монро, амплуа которой в Голливуде называлось: «блондинка-дурочка».
       Она была обольстительна: сисястая, жопастая, с обворожительной улыбкой и без царя в голове. Тут все мужья пригляделись и поняли: а моя-то жена тоже ничего — и фигуристая, и жопастая, и веселая, да и поумнее будет.
       Мужья вернулись в свои семьи. Америка была спасена.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera