Сюжеты

ГАНГСТЕРЫ И ФИЛАНТРОПЫ

Этот материал вышел в № 03 от 17 Января 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Курьер с мешком героина за спиной может получить всего три года Мы выползаем из своих нор, щуримся на солнце и вспоминаем остатки прошлой жизни, в которой мир когда-то был прекрасен. Кажется, в нем были акварельная осень, гладь летней...


Курьер с мешком героина за спиной может получить всего три года
       


       Мы выползаем из своих нор, щуримся на солнце и вспоминаем остатки прошлой жизни, в которой мир когда-то был прекрасен. Кажется, в нем были акварельная осень, гладь летней реки, новогодний снег и подарок под елкой и мир вокруг, как декорация в театре, и солнце, забавляющееся с сосульками.
       Где-то еще осталась волшебная дверь в стене; надо бы найти эту дверь и вернуться. Там все осталось по-прежнему. Но как во сне: бежишь по коридору, открываешь десятки дверей — и все впустую. А силы уже кончаются. И если упадешь, ОНО настигнет тебя окончательно.
       
       Под щитом
       Жанна — директриса туристической фирмы. Я думал, она просто хочет дать рекламу в газету. Но, когда мы встретились, она заговорила совсем о другом. Слушай, я не могу больше. Надо бить во все колокола. Какая страшная беда уже пришла и уничтожает страну. Надо спасать детей. Мои клиенты, ты знаешь, — это челноки, целый класс... И все, все происходило на моих глазах. Они ездили за товаром, у них появлялись новые мужчины и женщины... И алкоголь. Семьи распадались, и сколько разведенок с детьми осталось после великого челночного движения. Одни ездили, другие торговали; вся жизнь — добыча денег. День и ночь. Ради детей. А дети становились одиночками. Ловушка такая. Но те дети, которые даже с полными семьями, — все равно одиночки.
       Целый пласт населения вернулся из челночной эпопеи не пространством и временем полный, а — под щитом. Вот вчера пришла ко мне старая клиентка. Такая состоятельная дама. Что делать, куда бы сына отправить? Пропадет он здесь. Давай его в Эмираты отправим, пусть хоть мир посмотрит, но чтоб без искушений. Там ведь сухой закон? Ну да, сухой, однако на Ближнем Востоке, чтоб ты знала, вера не запрещает травку. Ну куда же, куда его отправить из этого мрака? В соседнем подъезде мертвую девочку нашли. Я боюсь, я не могу больше.
       Да, нужно показывать мир ребенку. Ему нужен новый интерес. И там аура достоинства намного выше. В этой ауре и ребенку российскому легче стать человеком, чем в убогих наших дворах, подвалах и интернет-салонах. А что салон? Сидят в виртуальном мире, как идиоты, целыми днями. Целевая подготовка к наркотикам.
       Необходимо все развернуть к тому, чтоб дети перестали быть одиночками. Нужны какие-то программы. Семейные, чтоб люди опять стали родными. А то сегодня что: детям бедных — черняшка и нюханье клея. Богатым — на тебе, сынок, сотню баксов и вали в свой салон, проведи культурно время. А в салонах виртуальное удовлетворение пополам с наркотическим.
       А что, Жанна, в салонах действительно дают?.. Да зайди посмотри. Какой же салон, если не дают. Неужели ты думаешь, дельцы обойдут вниманием столь благодатные места?
       Нет, нужны программы, понимаешь, все надо бросить на то, чтоб соединить семьи. У этих идиотов самих не хватит ума оторваться от добычи денег и посмотреть, чем и почему занимается дочка или сын, с кем общается, о чем общается. Уж, будь уверен, найдутся добрые дяди на их несмышленые головы, и пустоту они легко заполняют. Нужно бить в колокола, нужно открывать макаренковское движение.
       Но, Жанна, как же ты его откроешь? Нужны средства, помощь власти... Кстати, а как у самой власти с детьми?
       Да вот они, тоже мои клиенты. Уверены, что их не коснется, что они умные. Что сумеют отделить свои котлеты от общих мух. Рабочий день не нормирован. Денежки заколачивают. Дома все хорошо, холодильник полон, машина, телевизор, видюшник. А потом вдруг бац — ребенок колется, и уже поздно. У каждого второго-третьего такая беда, между прочим. Тогда они начинают с ума сходить, рвут на себе волосы. И знаешь, что они делают в ответ на беду? Еще больше уходят в «работу», чтоб добыть денег, чтоб спасти своего ребенка. Замкнутый круг! Больше денег — для учебы за рубежом, активного туризма, а ребенок при этом еще больше одинок. Все рвется к черту. А по-другому никто не умеет. Их надо учить. И детей, и родителей.
       Надо семью восстанавливать. Семью, семью, семью... Надо каждого спросить: сколько времени вы общаетесь с детьми? Кроме «жрать будешь?», «покажи дневник» или «на тебе стольник и ни в чем культурном себе не отказывай».
       Но, Жанна, в городе есть ведь какие-то программы, акции против наркотиков, комитеты молодежи там, «Идущие вместе»...
       Ага. Вот он, комитет, — после них шприцы валяются... Денег на программы у них нет, а на то, что есть, они устраивают банкеты после акций для галочки. Надо что-то делать! Давай, я готова со своей фирмой участвовать, но нельзя же просто так сидеть и смотреть...
       Нужно воспитывать в наших детях стремление к тому, чтоб добиваться в жизни успехов и не падать духом от неудач. Очень важная гуманитарная дисциплина: человеку надо дать такой психологический инструмент, чтоб он был хозяином своей жизни, а не рабом. Бороться надо с причиной, а не с ее жуткими последствиями в виде наркотиков и алкоголизма.
       У нас об этом пока и речь не заходит; пока что все наоборот, и даже сам российский рынок наркологических услуг пребывает в диком, совершенно первобытном состоянии. И нам надо самим что-то делать, не дожидаясь милостыни от государства.
       
       Мужчина! У вас закон расстегнулся...
       Государственная Дума? Законы? Вот мнение главного нарколога Воронежской области Анатолия Прудникова: «Наркотики в Россию провозят, используя дыры в законодательных актах, которые принимаются в Государственной Думе. Там основные лоббисты российской наркомафии. Я убедился в этом лично на парламентских слушаниях, почувствовал гнилой воздух».
       Вот цитаты из интервью для «Новой…» Владимира Агеева из Управления ФСБ по Воронежской области.
       «В соответствии с разъяснением прокуратуры к статье 228 УК «лицо, добровольно выдавшее наркотики... освобождается от ответственности». То есть при личном досмотре на КПП мы обязаны предоставить ему право добровольно выдать возможно имеющиеся у него наркотики... Он, понятное дело, выдаст обязательно, потому что не дурак, и полностью освобождается от ответственности. Другими словами, мы проводим свое расследование, внедряемся в нужный процесс в нужном месте, наконец, задерживаем преступника с поличным, а потом оформляем добровольную выдачу и отпускаем на все четыре стороны».
       «Прогноз неутешительный... Речь идет об угрозе национальной безопасности. И на это должна реагировать законодательная власть».
       «Масштабы распространения наркомании в Воронежской области пугают... В Тюменской, Самарской областях уже говорят о других масштабах. Там раздают красочные брошюры — инструкции по безопасному употреблению наркотиков. Там — эпидемия ВИЧ и гепатита С».
       Буклеты о безопасном употреблении наркотиков. Почти как книги о вкусной и здоровой пище. И законодательное бесстыдство просто потрясает! Может, они там надеются сбежать от эпидемий? Надеются спрятать собственных детишек в кембриджах и сорбоннах? Ну-ну.
       И Жанна о том же: Дума ведет себя, как ишак, груженный золотом. Страну не смогли уничтожить силой оружия, «горячей» и «холодной» войнами. Но груженый ишак легко берет крепость. Страшное, страшное надвигается...
       Еще раз Агеев: «Сроки, выносимые нашим судом, просто смешны. Курьер с мешком героина за спиной может получить три года. А если раньше не был судим — эти три дают условно».
       Так что суд за наркоторговлю никому здесь особенно не грозит. Даже если дело доходит до суда, он слишком земной и дает наркобаронам смешные сроки. Когда-то еще у судьи появится возможность судить наркобарона... Не так уж част счастливый случай. Поэтому, отравив сотни и тысячи людей, эти бароны спокойно вручают правосудию свою судьбу; к ним приезжают известные адвокаты из Москвы (бездетные, видимо), и прямо из-за формальной решетки один барон недавно показывал палец журналистке центрального телеканала: девочка, ну зачем же ты это делаешь? Я запомнил твое лицо!
       И по-хорошему ей бы надо бросить все и успеть добежать до канадской границы. Рассказывают, как в одном из перевалочных райцентров уже давно существует добрая традиция: цыганский наркобарон моется в бане вместе с человеками, похожими на председателя районного суда, начальника местной милиции и районного прокурора. Уж не символ ли это всей российской действительности?
       Пьяный врач мне сказал, что тебя больше нет
       Тело девочки в подъезде соседнего дома. Чья-то девочка умерла. Дорогая куртка, светлые ангельские волосы... Это не ваша?..
       И тот парень, который сам пришел в поликлинику, двигаясь, будто по канату над пропастью. Врач-психиатр принял его и через пять минут стал медленно повышать голос, потом кричать, что на самом деле он не хочет лечиться, не хочет, бестолочь...
       Но если уж он очень хочет, то можно подшить ему капсулу. Это страшная опасность: если он выпьет хотя бы каплю спиртного, алкоголь разрушит оболочку капсулы, изнутри выползут страшные бактерии. Они быстро разрушат печень в хлам, буквально в жидкое состояние, и больной умрет в страшных мучениях.
       А можно как-то по-другому вылечиться?
       Можно. Разные есть препараты. Уколы есть. Но алкоголизм неизлечим. Поэтому только страх пациента перед смертью может удержать его от спиртного.
       Звякнула посуда, дверь открылась, и парень шагнул из кабинета. Сил у него не осталось; он прислонился к стене и сполз на пол.
       Из кабинета никто не вышел. Врач-психиатр, чертыхаясь вполголоса, подметал разбившуюся склянку.
       
       P.S. Какая осень была на улице!.. Кто-то из нас наверняка видел ее краем глаза, а потом ушел в привычное и опять потерялся.
       Сентябрь все ныл и ныл, по подъездам, подвалам и улицам тянуло сыростью погреба, но это было еще лето, и деревья оставались зелеными. Просто холодный конец лета 2001-го.
       Старик с палкой бредет по палисаднику. Двор наш — обычное стойбище алкашей и наркоманов, и «грибники» собирают бутылки в несколько заходов. Использованные шприцы никому не нужны и остаются в палисадниках.
       Надо бы выйти в лес с близким человеком, брести по листве и общаться шелестом. А после такой прогулки спать ночью безмятежным детским сном. Но человек этот — там, в зоне бедствия, и, пока не найдет он волшебную дверь в стене, заснуть безмятежно не удается.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera