Сюжеты

КАКИЕ ИЗМЕНЫ РОДИНА ПРОЩАЕТ И ЗА ЧТО ЛЮБИТ НЕКОТОРЫХ ИНОСТРАНЦЕВ

Этот материал вышел в № 04 от 21 Января 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В ообразите следующую картину: представитель иностранной разведки, то есть фактически шпион, приходит на Лубянку с чистосердечным признанием: «Я — шпион, работаю на разведывательное управление минобороны США и действую в интересах фирмы...


       
       В ообразите следующую картину: представитель иностранной разведки, то есть фактически шпион, приходит на Лубянку с чистосердечным признанием: «Я — шпион, работаю на разведывательное управление минобороны США и действую в интересах фирмы «Дженерал дайнемекс лимит систем». Раскаявшийся враг дает показания, раскрывает свои связи с российским «шпионом» и благополучно убывает к себе на родину в США…
       Этот невероятный сюжет — эпизод из реального уголовного дела. В нем фигурируют два иностранных гражданина. Один из них — американский бизнесмен Ф. Рафи, дававший на Лубянке показания как свидетель по возбужденному против него самого уголовному делу. Имя второго иностранца — югославского бизнесмена Георгиевича — часто звучало во время процесса. В ходе предварительного следствия сотрудники ФСБ выезжали в командировку в город Новий Сад, где допрашивали бизнесмена, записав его рассказ на сверхчувствительной аппаратуре.
       
       Большая удача контрразведки
       Это очередное «шпионское» дело началось в декабре 1998 года и закончилось в стенах Лефортовской тюрьмы 31 октября прошлого года. То, что последние заседания суда проходили в стенах тюрьмы, а не Мособлсуда, где оно начиналось, объясняется двумя причинами. Во-первых, состоянием здоровья главного обвиняемого Виктора Калядина, перенесшего в тюрьме два инфаркта. А во-вторых, беспрецедентным характером данного дела.
       Первое обстоятельство, кстати, нисколько не помешало судье Московского областного суда Любови Брыкаловой приговорить генерального директора ЗАО «Элерс-Электрон лтд» Виктора Калядина за государственную измену в форме шпионажа к 14 годам лишения свободы с отбыванием наказания в лагере строгого режима.
       Об этом деле не писали в прессе. Только один раз в интервью «МК» начальник Управления ФСБ по Московскому военному округу Валерий Фалунин упомянул о нем как о большой удаче контрразведки и как о деле, в котором «американцы действовали очень нагло, практически в открытую». По словам генерала, контрразведке удалось пресечь деятельность устойчивой группы, которая охотилась за технической документацией к современным военным разработкам.
       В отношении обоих иностранцев, фигурировавших в деле Калядина, возбуждены уголовные дела. Почему же их не только не вызывали в суд в качестве свидетелей, но, судя по всему, в ближайшее время российские контрразведчики не планируют заниматься расследованием этих дел?
       «Обвинение, предъявленное моему подзащитному, абсолютно не доказано, — говорит адвокат Людмила Трунова. — Не доказано, что он занимался шпионажем и передал кому-то документы для проведения враждебной деятельности».
       Виктор Калядин руководил фирмой, которая занималась внешнеторговой и посреднической деятельностью, в основном поставкой электронных компонентов двойного назначения. Дела «Элерс Электрон лтд», часть акций которого принадлежала государству, по всей видимости, шли довольно успешно. Калядин хотел попробовать оказывать посреднические услуги в продаже военной техники. Его югославский партнер Георгиевич рассказал, что через родственников его жены, братьев Ивановых, можно получить техническую документацию некоторых изделий. Для начала — бумаги, связанные с «Ареной», комплексом активной защиты танка, разработанным Коломенским КБМ.
       Калядин слышал о том, что Коломенское КБМ хочет продать это изделие. Поэтому он согласился получить документы, чтобы потом, возможно, предложить КБМ свои услуги в качестве посредника и найти иностранного покупателя. И на следствии, и на суде бизнесмен подчеркивал, что всегда был уверен, что Георгиевич предлагал ему «Арену» в экспортном варианте.
       Документацию с Коломенского КБМ вынесли Сериков и Борисенко. Они-то и предложили ее братьям Ивановым за несколько тысяч долларов. Скорее всего, попытки коломенских «несунов», один из которых, кстати, был начальником сектора противодействия технической разведке КБ, не прошли незамеченными. В декабре 1998 года они были задержаны вместе с одним из братьев Ивановых, которому пытались передать копии секретных документов на другие военные изделия — «Искандер» и «Р-500».
       
       Выборочное снисхождение суда
       Кстати, каждый раз ксерокопируя листы технической документации, вынесенной с КБМ, Сериков и Борисенко снимали гриф секретности.
       Обратите внимание, что в отношении этих людей, прекрасно знавших, что за документы они выносят и по сути дела являющихся зачинщиками преступления, уголовные дела были прекращены по амнистии еще на предварительном следствии! Странное милосердие... Братья Ивановы, передавшие Георгиевичу или Калядину (не суть важно) документы по «Арене», получают незначительные сроки по статье 275 (1 год 8 месяцев и 1 год 2 месяца). Одного из них, кстати, из зала суда отпускают на похороны к родному дяде. Случай беспрецедентный в стенах Лефортовской тюрьмы!
       При этом судья не проявила никакого снисхождения к Виктору Калядину, никоим образом не учитывая перенесенные им два инфаркта и опасность третьего, о чем заявили медики.
       
       Исполнение отмененного приказа
       В судебном заседании адвокаты отметили десятки процессуальных нарушений, допущенных следствием и судом. Замечания защитников Калядина уместились на 80 страницах убористого текста.
       Не признавая себя виновным в шпионаже и отрицая передачу Рафи технической документации по «Арене», Калядин осознает, что, давая согласие на получение документов, он стал невольным пособником тех, кто вынес секретную документацию за пределы КБМ. А это привело к разглашению государственной тайны. По мнению адвокатов, подобные действия подпадают под статью 283 УК РФ — разглашение гостайны, но никак не под статью 275 УК РФ— измена родине в форме шпионажа.
       Тем более что доказательства вины Калядины, изложенные в приговоре, строятся на показаниях двух иностранных граждан, опрошенных сотрудниками ФСБ, и на заключениях экспертной комиссии при 8-м управлении Генштаба ВС РФ. При производстве экспертиз эта комиссия руководствовалась перечнем сведений, засекреченных на основании секретного приказа Минобороны за номером 055 от 10.08.96 г. Того самого, пункты которого были не так давно отменены Верховным судом РФ по жалобе Александра Никитина. Адвокаты Калядина также подали жалобу в Верховный суд. Они просят признать незаконность и отменить те пункты приказа, которые имеют отношение к делу их подзащитного.
       Сейчас Виктор Калядин лежит в одной из московских больниц. Врачи считают, что ему необходима операция аорто-коронарного шунтирования. Госпитализация Калядина — заслуга Людмилы Труновой, которой удалось убедить начальника СИЗО «Лефортово» в том, что если ее подзащитного не положить в больницу, то он умрет в тюрьме, а отвечать придется «Лефортово». Несколько дней назад у Калядина случился третий инфаркт, он находится в реанимации.
       
       Судейская графомания
       «Приговор Калядину по сути является приговором к высшей мере», — уверена Людмила Трунова. Она рассказывает, что после его оглашения судья зачитала шутливые стишки, написанные ею специально для каждого участника процесса. Что это — цинизм или неадекватное отношение к происходящему?
       Как бы то ни было, приговор по делу Калядина не поставил точку в этом запутанном деле. Остались сплошные вопросы.
       Почему из пяти арестованных членов так называемой «преступной группы» пострадал только один — Виктор Калядин? А остальные отделались легкими сроками или вышли на свободу по амнистии? Почему дела Георгиевича и Рафи, так быстро «сдавших» своего закадычного партнера по бизнесу после общения с сотрудниками ФСБ, благополучно «умерли» в сейфах Лубянки?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera