Сюжеты

БЕСПЛАТНОЕ ЗОЛОТО

Этот материал вышел в № 04 от 21 Января 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Хоккейным импотентам, критикующим молодежную сборную России, тренер команды Владимир Плющев говорит: смотрите на табло Российский хоккей растет со скоростью бамбуковых рощ. Лучшее доказательство тому — победа на прошедшем чемпионате мира...


Хоккейным импотентам, критикующим молодежную сборную России, тренер команды Владимир Плющев говорит: смотрите на табло
       

  
       Российский хоккей растет со скоростью бамбуковых рощ. Лучшее доказательство тому — победа на прошедшем чемпионате мира нашей молодежной сборной. Причем почти половина игроков этой команды чуть ранее стали сильнейшими среди юношей, а до того и в ранге юниоров некоторым из них не было равных. И это на фоне разговоров о развале молодежного хоккея и отсутствии достойной смены у регулярно переправляющихся за океан игроков. Парадокс какой-то. За разъяснениями мы обратились к главному тренеру нашей «молодежки» Владимиру ПЛЮЩЕВУ.
       
       — На разгар чемпионата мира пришлось празднование Нового года. 31 декабря для россиян, наверное, самый радостный день в году, а вот 1 января зачастую, напротив, тяжелый… Проблемы в этом плане были?
       — Никаких. Ребята ведь знали, для чего приехали. Первого у нас как раз должна была быть игра с США. Поэтому встретили Новый год в Чехии по московскому времени – в 22.00 по-местному.
       Собрались в гостинице, поздравили ребят. И отпустили. Знали, что они пойдут звонить своим родственникам, девушкам. А отбой был, как обычно, строго в 23.00.
       Только уже после игры с США немного похулиганили. У нас был выходной. Вечером сидели обсуждали возникшие проблемы, а на улице начали грохотать петарды. Подумали: наверное, наши. Вышли на улицу — точно. Только они могли ночью в спящем городе запускать ракеты, от души наслаждаясь этой процедурой. Ну что поделать…
       — Скажите, после победы над Суоми – что нам не удавалось довольно долго — «финский комплекс» у команды остался? К тому же шли разговоры о неправильном судействе, о предвзятом отношении…
       — Не было и нет у нас никаких комплексов. О судействе говорить не хотелось бы. Мы вообще старались не рассуждать об этом. Потому что знали: ребятам еще играть и играть. Забивай мы вовремя свои голы, было бы все в порядке.
        С другой стороны, ребята поняли, что на чемпионате мира легкой прогулки не будет. Хотя все равно они точно знали, что победят. Но думали, что все будет относительно просто. Соперник же нам доказал: придется играть по полной — от начала до конца. Нас поучили — и слава Богу. А мы хорошие ученики.
       — А перед финальной игрой с канадцами вы настраивали команду, как обычно?
       — Мы вспоминали первую канадскую серию 1972 года.
       Россия—Канада, 1972—2002-й. Так ведь получается…
       Ребята понимали, что этот матч, по сути, более значим, чем просто финал чемпионата мира. Это была битва двух хоккейных супердержав, битва школ.
       Потом, беседуя с Вячеславом Фетисовым, я узнал, что за океаном этот матч воспринимался именно так. Это была игра мирового значения. Там все следили за этим матчем. Наши энхаэловцы, например, записывали его на видео.
       После игры я зашел в раздевалку и сказал: мальчики, вы лучшие в мире.
       — Мы увидели блестящее выступление нашей сборной. С другой стороны, эта победа как-то не укладывается в голове. Ведь существует твердая убежденность, что детский и юношеский хоккей в России, если не умер, то весьма близок к этому.
       — Мне такая мысль в голову даже не приходила. Это противоречит всем моим внутренним установкам. Даже не знаю, откуда берутся подобные измышления.
       Детско-юношеский хоккей у нас жив. Посмотрите итоги драфтов НХЛ за последние три года. Наши ребята стоят там очень высоко, и их гораздо больше, чем финнов, чехов или тех же канадцев с американцами. Чем это не показатель того, что на наш хоккей обращают внимание и самые большие перспективы, в общем-то, у нас.
       — Даже несмотря на «блатные звенья»…
       — Об этом говорят или родители, недовольные работой тренера своего чада, или люди, которые вообще ничего не понимают в юношеском хоккее. Да, есть, к сожалению, отдельный негатив. И никуда от этого не деться.
       Но сказать, что хоккей умирает, потому что тренировки проходят с «блатными игроками», нельзя. По крайней мере, те сборные, которые я тренировал, составленные из ребят 1980 и 1983 годов рождения, плюс «молодежка» не были конъюнктурными командами. Играли те, кто достоин играть. И в России таких ребят достаточно.
       — Иногда в спортивных кулуарах говорят, что, по крайней мере, половина бед в нашем хоккее из-за некомпетентности руководства…
       — Да, согласен. Видел я многих людей при хоккее. Видел, как и что делается. Многие из них просто вредят. Они больше любят себя в хоккее, а не сам хоккей.
       У нас очень много хороших игроков. Молодых — особенно. Есть неквалифицированные тренеры. Специалистов не хватает. Ведь работать с молодежью достаточно непросто.
       И вообще уже нужно говорить о новом поколении хоккеистов. Нынешние значительно отличаются от нас, когда мы были в их возрасте. Уровень культуры, интеллекта совершенно иной. Это не значит, что мы были такими убогими, просто время тогда было другое.
       Ни компьютеров, ни интернета не было. Поездка в Белоруссию или Казахстан — почти как загранкомандировка считалась. Сейчас у ребят широчайший кругозор. Многие хорошо разговаривают на иностранных языках, пользуются компьютерами. Они вообще легко овладевают всеми появляющимися новшествами.
       А это все очень влияет на игру. Теперь фразу из двух слов игрок уже не воспринимает – надо объяснить точно, детально, что и как.
       И личные отношения уже надо строить иным образом: тренер должен создать такую атмосферу, чтобы игроки ему верили, а не просто боялись. Без такой веры крайне сложно добиться каких-то результатов.
       — Похоже, вам это удалось. По крайней мере, игроки молодежной сборной высказываются о вас весьма почтительно.
       — Мне это очень приятно. Моя задача была сплотить команду и привести ее к цели. Ребята должны высоко нести знамя отечественного хоккея. И не просто хоккея. Ведь они играли в майках цветов национального флага. А для меня это свято.
       — Цвета флага… Вам не кажется, что основной мотивацией нынешних игроков молодежной сборной на чемпионате мира было желание «засветиться» перед многочисленными скаутами из НХЛ, наблюдавшими за ними?
       — Все зависит от того, какие задачи ставить перед командой. Я считаю, что ребята играли на благо страны. Может, бывают и другие установки, цели, только о них и речи не было.
       Коллектив отличает не просто установка на игру. Здесь есть некая подкорковая установка: что ты представляешь собой на сегодняшний день, зачем ты вообще присутствуешь здесь. Ребятам просто надо напоминать, что они — частичка огромной страны с великой историей. А то, что команда приехала играть во славу страны, я не сомневаюсь.
       — В любом случае наверняка многие игроки приглянулись заокеанским клубам…
       — Тогда что же получается, тренеру надо говорить: давайте будем бороться за пятое—шестое места, и в этом случае никого не будут брать в НХЛ? Мы играем для тех болельщиков, которые ждали нас с нетерпением в аэропорту, для тех, кто своими звонками в Чехию нас всячески поддерживал. Для них мы и работали.
       Если говорить про отношение к НХЛ… Не секрет, для ребят это — голубая мечта. Кстати, их интересуют не деньги. Ведь реальное финансовое положение многих российских клубов сейчас, скажем так, стабилизировалось.
       Просто ребятам хочется попробовать себя в элитной лиге. В этом нет ничего плохого. Возьмите, например, абитуриентов. Каждый из них хочет поступить в МГУ. Это престижно. Это своего рода показатель уровня человека.
       Поэтому лучшие хоккеисты уезжают за океан. Но разве не приятно, когда известны имена соотечественников, когда их класс и школу признают во всем мире? Это наши ребята. Нас и их разделять не надо. Тот же Илья Ковальчук просто рвался играть за сборную. Хотя все прекрасно понимали, что игрока основного состава клуба НХЛ не отпустят.
       — Юниорская, юношеская, теперь вот молодежная сборная под вашим руководством становились сильнейшими в мире. Похоже, пришла очередь главной национальной команды...
       — Не хочу обсуждать этот вопрос. Во-первых, у главной сборной свой чемпионат мира, есть свои действующие тренеры. Во-вторых, мое появление в национальной команде зависит от ряда обстоятельств, от людей, которые за наш хоккей отвечают. Не надо бежать впереди паровоза.
       К тому же я еще не знаю, как сложится моя работа в своей сборной. Никакого договора или контракта у меня нет. Я руководил командой, потому что ее взял. На общественных началах. Денег не получил никаких. По крайней мере, за ту работу, которую я в сборной осуществлял.
       Но никому не делал никаких одолжений: ребята были мои, и бросать их на полпути нельзя. Тем более стояли достаточно серьезные задачи. Мне было интересно работать, добиваться результатов. Нельзя сказать, что я работал за какие-то материальные блага.
       Вполне возможно, что теперь сочтут нужным привлечь другого тренера, со стороны. Поскольку комментарии по прошедшему чемпионату мира были очень разные. Я слышал высказывания резко негативные. Кого-то, может, жаба душит…
       Для меня важнее мнение тех ребят, с которыми я работаю и работал. Когда они звонят даже из Америки и поздравляют, интересуются: что, как. Значит, в их жизни что-то я сделал.
       — Все-таки бывает обидно?
       — Это жизнь. Мне-то в таких ситуациях очень просто. Я всегда говорю: посмотрите на табло. А люди, которые подобные инсинуации допускают… Может, они просто сами — хоккейные импотенты. Ни один уважающий себя человек не будет высказываться публично в адрес коллеги: дескать, я знаю, чего-то у него нет. Пусть это остается на совести тех, кто просто сотрясает воздух. Я еще раз говорю: «Смотрите на табло».
       А если намекают, что просто повезло, то везет тому, кто везет.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera