Сюжеты

МОТОЦИКЛИСТ САВРАНСКИЙ В ДЕТАЛЯХ

Этот материал вышел в № 04 от 21 Января 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Юрий Сафроновсобкор в Париже

Юбилею «Покровских ворот» посвящается... Савранский живет в Малаховке. Он не седлал мотоцикл лет десять. У него теперь немножко другая жизнь — три месяца до пенсии, кролики, две собаки и ремонт в двухэтажном домике, что достался жене по...


Юбилею «Покровских ворот» посвящается...
       

   
       Савранский живет в Малаховке. Он не седлал мотоцикл лет десять. У него теперь немножко другая жизнь — три месяца до пенсии, кролики, две собаки и ремонт в двухэтажном домике, что достался жене по наследству... «Неутомимый Савранский» — человек спокойный и немногословный. К «Покровским воротам» пришел просто. На «Мосфильме» был трюковый отдел, его пригласили, он прочел сценарий, поговорил с Козаковым, понял, что справится, — и все. Получил свои десять эпизодов (и тот самый, финальный — знаменитый полет в московском времени и пространстве) и 218 секунд экранного времени...
       
       Савранского никто на улицах и на дорогах не узнает. Весь фильм он в шлеме, и если повезет, на стоп-кадре в одном из эпизодов можно разглядеть лицо.
       Его вплетали в повествование как ниточку, связующую эпизоды. Наконец, он — символ, пролетевший сквозь действие на мотоцикле.
       В 80-м, когда запускали «Покровские ворота», он был уже известным мотоциклетным каскадером и постановщиком трюков. Другу студента Костика тогда было тридцать восемь. А в 1956-м — четырнадцать. Как ни крути, не вышел годами. Еще одно доказательство, что Савранский для фильма — персонаж мифологический...
       Савранский родился в Москве на 3-й Мещанской улице (ныне Щепкина). Жил в одноэтажном деревянном домике. Помнит, как в центре пасли коров. В школе посещал кружок «Фото и авто». В Нефтяном институте увлекся мотоспортом. Занимался кроссом, позже гонками на льду (вы же видели, как лихо он разрезает вместе с Костиком заснеженные московские дороги и дорожки), в университете создал мотобольную команду. И если дворник в «Покровских…» кричит: «Савранский, «3:2!», девушки, «3:2!», то, может, он вовсе и не о футболе кричит...
       Савранский не помнит, в каком году пришел в кино. Еще когда учился в институте, кто-то из приятелей затащил на массовые съемки. А потом были малюсенькие роли в театре им. Моссовета. В одном из эпизодов партнером Савранского был Плятт. Савранский стоял на сцене с мечом, со щитом и в колготках. Он изображал римского воина, а Ростислав Янович — еще кого-то там...
       Позже Савранский окончательно перешел из актера в киношные технари. У него было 90 «участий» в картинах. Не ролей, а именно участий. Он почти всегда оставался за кадром. Гонял на автомобилях и мотоциклах. Для фильма «Москва слезам не верит» обучал Алентову вождению. В «Ошибке резидента» Жженов ездил на его «Хонде», купленной в комиссионке. Там же (в комиссионке) Савранский помогал Ефремову (для себя) выбрать подержанную «Вольво»…
       
       Он очень правильно отображен в «Покровских воротах». Он действительно не вылезал из седла.
       Работал тренером сборной команды Москвы по мотоболу.
       Его команда завоевала последнее звание чемпиона СССР по триалу, он — последний чемпион Москвы по фигурному вождению, неоднократный призер чемпионата СССР по мотоболу.
       У Савранского никогда не было личного мотоцикла (а зачем?) и сейчас нет.
       Недавно купил себе подержанный микроавтобус, чтобы ездить за геркулесом для кроликов.
       
       В перестройку японцы снимали свою японскую картину. Может, даже Куросава снимал, Савранский не помнит. Им нужны были волки в натуре. Дело было под Анадырем. Отслеживали волков с вертолета, садились, Савранский с оператором прыгали на снегоход, догоняли серых и снимали, снимали. Савранскому еще дали ножик. Говорят: «Если волк нападет».
       А потом японцам зачем-то понадобилось усыпить волка. Видят – бежит здоровый такой, фактурный. Всадили ампулу, а он дальше несется. Вторую всадили. Еще долго бежал волк. А когда упал, в нем оказалось семьдесят пять кило…
       Савранский достал тогда свой ножик, повертел в руках, ухмыльнулся и выбросил...
       
       На студии Горького снимали фильм «Несовершеннолетние». Сюжет такой.
       Парень приходит из армии, а тут как раз его маме, которая работала директором школы, подростки бандитской направленности разгромили оранжерею. Дембель идет мстить. Не знаю, кто дрался за дембеля, но Савранский мчался вместо него на мотоцикле к месту сбора хулиганов, чтоб кто-то еще набил им лицо. И в спешке, значит, должен был перелететь через овраг и через пути перед движущимся трамваем...
       За время этого короткого путешествия мы могли дважды потерять Савранского. Это было до «Покровских…», в 76-м…
       — Чтобы перепрыгнуть через овраг, нужно было делать небольшой разгончик. Я стою, жду очередного дубля между картофельными грядками. Смотрю, сзади несется хороший такой мужичонка с оглоблей наперевес. Видно, хозяин грядок. И уже замахивается. Хорошо как раз дали команду «Мотор»...
       
       Укоряя Велюрова в том, что тот напился в день свадьбы Маргариты Палны и Саввы Игнатьича, Костик говорит: «Мой друг Савранский чуть не врезался в самосвал, когда узнал об этой истории».
       На «Несовершеннолетних» Савранский едва не врезался в трамвай...
       — Отмашку давал осветитель из группы. Я не видел, что происходит, не видел трамвая, а видел только осветителя. Чтобы перепрыгнуть пути, которые на полметра возвышались над дорогой, скорость у меня должна быть километров пятьдесят. Прыгнул разок. Трамвай от меня где-то метров сорок пять, все прекрасно. Режиссер: «Давай еще дубль, чтоб трамвай был поближе». Отмашка, разгоняюсь. Когда подлетаю к трамвайным путям, вижу всего пять метров до трамвая. Если нажму на тормоз, прямехонько пробиваю трамвай по центру. Выжал все, что мог. Мотоцикл на уровне головы водителя. Лечу... Чувствую, удар трамвая придется по заднему колесу мотоцикла. Но буквально какой-то сантиметр меня спас.
       После этого режиссер сказал: «Съемка на сегодня закончена. Будем отдыхать». Потому что все операторы были бледные, а осветитель чуть-чуть синий...
       ...На экране от мотоцикла Савранского остались одни штрихи перед трамваем. Операторы установили неправильный режим съемки.
       Неблагодарная судьба героя из массовки. Вот и я называю Леонида Машкова (в титрах «Покровских ворот» — Л. Машков) Савранским.
       И чтобы как-то загладить нашу общую перед ним вину, впишу его имя в историю крупными буквами:
       ЛЕОНИД ВЯЧЕСЛАВОВИЧ МАШКОВ
       Съемки сцены в больнице проходили в 1-м физкультурном диспансере на Чкалова.
       Машкова там здорово принимали. Узнавали, подходили за автографом…
       Ему там за год до этого делали операцию на мениске...
       Больше всего он жалеет, что в картину не попал его многоминутный «полет» на мотоцикле над Москвой. Хронометраж ленты не соответствовал ТВ-стандартам.
       — Там были комбинированные съемки. На столе, напротив экрана три на десять, стоял мотоцикл, пускали картинку, я заводил мотор, заднее колесо вращалось, а переднее крутил ассистент...
       
       Машкову здорово досталось за этот фильм.
       После съемок вызвал его самый главный досаафовский начальник по Москве, генерал-майор, и говорит:
       — А что это ты, Савранский, ДОСААФ позоришь?
       — Я не Савранский, я Машков…
       — Что это ты, Савранский, в таком затрапезном шлеме снимался?
       — Я не Савранский…
       — Мы что, тебе нормальный шлем не могли дать?
       — Я не Савранский...
       
       От редакции: О других блестящих авторах фильма — в ближайших номерах. И о загадочном художнике...
       

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera