Сюжеты

ПО ЧИНОВНИЧЬЕМУ ХОТЕНИЮ, ПО ГОСУДАРЕВУ ВЕЛЕНИЮ?

Этот материал вышел в № 05 от 24 Января 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Государство все чаще руководствуется принципом: если нельзя по закону, но очень хочется, то можно В средствах массовой информации, в том числе и в «Новой газете», не раз предпринимались попытки разобраться в весьма запутанной ситуации с...


Государство все чаще руководствуется принципом: если нельзя по закону, но очень хочется, то можно
       
       В средствах массовой информации, в том числе и в «Новой газете», не раз предпринимались попытки разобраться в весьма запутанной ситуации с известнейшими российскими водочными брендами: «Столичная», «Русская», «Московская», «Пшеничная» и другими.
       Нередко эти публикации не учитывали аргументов всех заинтересованных сторон, а сама история обрастала слухами и неподтвержденными сообщениями, что нынешний владелец водочных марок ЗАО «Союзплодимпорт» приобрел их с нарушением законодательства.
       Редакция решила еще раз вернуться к этой теме.
       
       Весь 2001 год прошел в России под флагом очередного передела собственности. Многочисленные «маски-шоу», скоропалительные суды, мелькание чиновничьих фамилий, группировок, кланов. Не обошел этот процесс и алкогольную отрасль. Наиболее шумной оказалась борьба за всемирно известные водочные марки «Столичная», «Московская», «Русская» и др., всего 43, владельцем которых является частная компания «Союзплодимпорт» (S.P.I.). Собственность на эти знаки пытались оспорить Генпрокуратура и Министерство сельского хозяйства.
       Немного истории, ведь именно в ней корни этого далеко не частного конфликта.
       В 1966 году было создано Всесоюзное внешнеэкономическое объединение (ВВО) «Союзплодоимпорт» (с буквой «о»). В его функции входил экспорт алкогольной продукции. Для того чтобы этим заниматься, были зарегистрированы товарные знаки русских водок, таких, как «Столичная», «Московская», «Русская» и т.д. Советское предприятие умудрилось разбазарить собственность на товарные знаки наших водок за границей, так что к 90-м годам они в основном стали принадлежать иностранцам.
       Наступило время перемен, и в начале 90-х было принято решение Государственной комиссии при Совете Министров СССР по продовольствию и закупкам о преобразовании ВВО в акционерное общество. В то время такого понятия, как «приватизация», не существовало, была другая форма — акционирование, когда в состав акционерного общества вводился ряд других акционеров, тоже государственных предприятий. Его акции уже можно было продавать, что впоследствии и стало происходить на рынке.
       Преобразование ВВО проходило в соответствии с действующим на тот момент еще союзным законодательством. Все органы, курировавшие деятельность предприятия, — МВС, Роспатент, Минсельхоз — в письменном виде подтвердили законность преобразования.
       В дальнейшем компания несколько раз преобразовывалась, меняла акционеров и к 2000 году называлась «Плодовая компания».
       Кстати, легенды о тех, кто якобы стоял за «Союзплодоимпортом», во множестве кочуют из издания в издание. Например, писали, что некогда всесильный Березовский помог бывшему председателю совета директоров ВЗАО «Союзплодоимпорт» Юрию Шефлеру, якобы человеку без образования и с криминальным прошлым, получить контроль над марками. На самом деле Березовский никогда не имел отношения к «Союзплодоимпорту», но его фамилию выгодно было использовать для дискредитации компании. Что касается Юрия Шефлера, то это известный предприниматель, имеющий отличное бизнес-образование – Плехановскую академию. Он действительно известный эксперт и специалист по алкогольному рынку, опытный кризис-менеджер. Именно ему, кстати, в свое время удалось вывести «из штопора» компанию «Внуковские авиалинии», председателем совета директоров которой он был и вел борьбу с тем же Березовским, который уже тогда хотел войти в авиационный бизнес. По данным правоохранительных органов, Юрий Шефлер никогда не привлекался к уголовной ответственности и не состоял в организованных преступных группировках.
       В 1997 году, обремененная еще советскими долгами, компания вынуждена была продать товарные знаки вновь образованной структуре – ЗАО «Союзплодимпорт» (без буквы «о») за 300 тыс. долларов в рублевом эквиваленте. В различных публикациях эта сумма уменьшается до 10 тысяч и даже до тысячи долларов. А по прошествии десятилетия некоторые чиновники заявляют, что те марки стоили 400 миллионов.
       На самом деле парадокс в том, что они не стоили ничего. Рынок в 90-х годах был хаотичным, заполненным левой продукцией. Ведь с 1991 по 1996 год у нас в стране право производства напитков под этими марками принадлежало всем. К концу этого периода «Столичную» перестали потреблять как в России, так и за рубежом. Ведь та самая некачественная водка, которая производилась в России, хлынула и на Запад. И поток этот остановить было практически невозможно.
       Так вот, в разные времена «Союзплодимпорту» приходилось тратить до 5 миллионов долларов в год на борьбу с контрафактными производителями. Приходилось уничтожать левую водку не только в Восточной Европе, но и на других континентах, в том числе и в Латинской Америке.
       В России эта борьба была особенно тяжелой. Только к 2000 году «Союзплодимпорту» совместно с МВД удалось практически очистить рынок от левой продукции под торговыми марками S.P.I. и организовать производство водки по лицензионным договорам. Как раз после этого, когда стабилизировался рынок, вернулось доверие потребителя и восстановилось качество напитка, у некоторых чиновников возникло желание вернуть марки под крыло государства. Однако в судебном порядке сделать это не удалось. «Маски-шоу» не подействовали, уголовные дела лопались одно за другим.
       Однако осенью 2001 года, воспользовавшись спорным решением Президиума Высшего арбитражного суда РФ о правопреемстве советского «Союзплодоимпорта» и «Плодовой компании», чиновники Генпрокуратуры и Минсельхоза вынудили Роспатент переписать часть товарных знаков водок на Минсельхоз. Впервые в России частная собственность была отчуждена без решения суда в нарушение Конституции и всего лишь по просьбе чиновника – заместителя министра сельского хозяйства Владимира Логинова.
       Абсурдность ситуации в том, что вплоть до 2000 года суды различных уровней – от районных до Верховного суда РФ — всегда признавали правопреемственность, как только заходила речь о выплате долгов бывшего советского предприятия, заставляли «Плодовую компанию» вплоть до 2000 года выплачивать миллионы долларов за своего незадачливого предшественника. И вдруг Президиум Высшего арбитражного суда выносит совершенно противоположное решение, не согласующееся с практикой Верховного суда, по сути являющееся решением о деприватизации.
       Абсурдность еще и в том, что в тексте постановления нет ни слова о собственности на товарные знаки, но в 2001 году в России уже никто не обращает внимания на точное следование букве закона, была бы некая политическая воля.
       Чью политическую волю выражают Логинов и сотрудники Генпрокуратуры? Во-первых, они прикрываются неким поручением президента. Во-вторых, много говорят о восстановлении некоей справедливости. Будто бы водочные марки должны принадлежать народу.
       Неужели в интересах народа вновь сделать марки ничьими, чтобы у них не было конкретного хозяина, не с кого было спросить за качество? Разве кому-нибудь в нашей стране удавалось когда-нибудь спросить с государства? Так вот, когда речь идет о народе, ищи конкретный частный интерес.
       Это еще и опасный прецедент. Это, по сути, национализация. То есть то, что было продано в частную собственность десять лет назад, сейчас решили отобрать и вернуть государству. И если сегодня это случилось, то завтра дело может дойти до скромной булочной или парикмахерской в любой части России, было бы желание чиновника.
       
       P. S. То, что за желанием отнять марки стоят интересы не государства, а конкретных чиновников, говорит и такой факт: полтора года назад на совещании у бывшего вице-премьера Щербака с участием МНС, Генпрокуратуры, Минэкономики «Союзплодимпорт» предложил дать право всем заводам, которые этого хотят, производить «Столичную» в России и отправлять на экспорт. Компания отказывалась от роялти, но ставила одно условие: водка должна быть высококачественная, с единой этикеткой, чтобы не разрушать этот бренд. Отказали. Тем самым подтвердив опасения — речь идет о переделе собственности. При этом чиновники почему-то считают, что собственность может быть дарована или отобрана ими.
       А пока они так считают, о какой стабильности и законности, о каком росте экономики и промышленности можно говорить? Разве что в победных рапортах этих самых чиновников.

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera