Сюжеты

ГРИПП У ВОРОТ

Этот материал вышел в № 05 от 24 Января 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Минздрав предупреждает: не успел сделать прививку — надевай маску Эпидемии гриппа посещают нас каждый год с неумолимостью явлений природы и смены времен года. Но и зима, положим, случается разная — и лютая, и оттепельная. Каким будет для...


Минздрав предупреждает: не успел сделать прививку — надевай маску
       
       Эпидемии гриппа посещают нас каждый год с неумолимостью явлений природы и смены времен года. Но и зима, положим, случается разная — и лютая, и оттепельная. Каким будет для городов и весей России нынешняя волна опасного инфекционного заболевания? За информацией из первых рук отправляюсь в Вадковский переулок, в Минздрав РФ.
       Мой собеседник — Тамара ФРОЛОЧКИНА, главный специалист Госсанэпиднадзора Министерства здравоохранения России.
       
       — Тамара Ивановна! В прошлом веке периодически, примерно через каждые 20 лет, повторялись «ненормальные», очень сильные эпидемии гриппа, уносившие гораздо больше человеческих жизней, чем ежегодный обычный грипп. Очередного удара ожидали в 2000 году. К счастью, пока такая беда нас миновала. Но ведь ее прихода можно ждать в любом следующем году, и в этом тоже?
       — Уникальность этого заболевания в том, что, хотя оно повторяется ежегодно, каждая новая эпидемия имеет свои отличия, особенности, свою степень интенсивности. И когда по человеческим популяциям наносят удары самые сильные эпидемии (на языке медиков — «пандемии»), это настоящее бедствие буквально для всех стран мира. Пандемия 1918 года, например, унесла 30 миллионов жизней. Вероятность таких ударов болезни по всему населению Земли остается и сегодня. Этому способствуют высокая скорость миграции, перемешивания населения, создание новых скоростных средств передвижения, урбанизация, гигантские мегаполисы.
       Правда, в последние годы мы имели дело с эпидемиями средней интенсивности, когда заболевали не более десяти процентов населения. Дело в том, что где-то с 1977 года в циркуляции находятся два типа вируса А (Н3N2 и Н1N1). Вначале они вызывали очень тяжелые эпидемии. Но теперь эти вирусы достаточно известны, и против них созданы противоядия — вакцины. И еще вирус В. Он вызывает грипп, который появляется обычно в конце эпидемии и циркулирует только в человеческой популяции.
       Так что и вирусы знакомые, и в мире сейчас работает целая система по отслеживанию, откуда и как распространяется грипп. Есть для этого центры в США, Англии, Юго-Восточной Азии. Есть Федеральный центр по гриппу и в России. Он базируется в Санкт-Петербургском институте гриппа. И стекающиеся туда данные говорят о том, что в этом году надо ждать эпидемию средней тяжести. Сроки исполнения прогноза, правда, сдвинулись на полтора-два месяца, к концу января.
       Словом, пандемии в этом году не будет. Если уж и бить в колокола, то лишь в профилактических целях на будущее. Ибо в ближайшей перспективе человечество от смертоносных пандемий не застраховано.
       — Ежегодно 10—12 миллиардов рублей Россия тратит непосредственно на лечение гриппа (не говоря уж о сопутствующих последствиях, например послегриппозных сердечных заболеваниях). На все остальные эпидемии приходится всего три миллиарда рублей. Откуда берут деньги при нынешнем нищенском состоянии нашей государственной медицины? И главное — откуда их брать в перспективе, завтра?
       — Деньги не только на вакцинацию, но и на весь комплекс защиты населения от гриппа берут в основном из федерального и местных бюджетов. И будут брать в перспективе. Их, конечно, нам не хватает. От мировых стандартов бюджетного финансирования медицины мы пока еще очень далеки. Но когда речь идет о защите населения от эпидемий в общенациональном масштабе, рассчитывать только на «точечную» помощь отдельных состоятельных граждан было бы неосмотрительно. Государство должно быть настолько богатым, чтобы обеспечить защиту здоровья нации. Иначе какое оно государство?
       Идеология и наша, и Всемирной организации здравоохранения — прежде всего защитить в предэпидемический период группы риска. Это пожилые люди, дети. Но это и все те, кто профессионально сталкивается с интенсивными людскими потоками: медики, военные, работники общественного питания и торговли, журналисты.
       — А если я, положим, не отношусь к группе риска, но хочу сделать прививку?
       — Вам ее сделают.
       — Бесплатно?
       — Бесплатно. Для вас, но не для государства, естественно. Если в 1994—1995 годах в стране вакцинировалось три-четыре миллиона человек, то сейчас уже десять миллионов. Люди начинают осознавать, что болеть сегодня — очень дорогое удовольствие.
       — Слова главного санитарного врача России Г. Г. Онищенко: «Если вся Москва наденет марлевые маски, эпидемия остановится». Согласны ли вы с таким утверждением? Заслоном против гриппа называют то эти самые маски, то прививки, то витамины, то дибазол, то обыкновенный чеснок. Но есть ли на самом деле какая-нибудь панацея от этого заболевания? Почему и сегодня, уже в двадцать первом веке, оно по-прежнему остается непобежденным?
       — Все, что вы назвали, — действительно проверенная профилактическая защита от гриппа. И в первую очередь вакцинация. Но если не успел сделать прививку, а эпидемия уже на дворе, — надевай маску. Купи в аптеке или сам сделай из трехслойной марли. Для медицинских и торговых учреждений, для дома, где есть больные, — это обязательное требование. Для всего остального населения — добрый совет.
       Но единственной панацеи против гриппа ни у науки, ни у лечащих врачей пока нет. Дело в том, что это наиболее изменчивые вирусы, которые чрезвычайно быстро приспосабливаются и к окружающим условиям, и к нашим противоядиям — вакцинам. У возбудителей гриппа могут быть «точечные», но могут быть и очень серьезные изменения в структуре, приводящие к появлению новых вирусов, против которых у нас нет иммунитета. И тогда наступает время пандемии. Такие вирусы мы называем пандемическими.
       — Но можно ли встретить пандемические вирусы на подходе, спрогнозировать и создать вакцину против них еще до их появления?
       —Сегодня эта задача — на острие мировой науки. Для этого в лучших медицинских центрах разрабатываются предпандемические программы.
       — И у нас?
       — И у нас. В современных вакцинах, которые являются основным и специфическим антигриппозным средством, используются только актуальные вирусы очередных эпидемий. Прогнозируется, какие вирусы будет основными. И именно против них приготовляются вакцинные штаммы. То есть каждый раз готовится полноценный иммунный ответ на предстоящий инфекционный удар. И мы этот ответ угадываем, хотя циркулирующий с 1977 года вирус А (Н1N1) уже сильно изменился «точечными» мутациями. Мы пока за этими изменениями в основном поспеваем.
       А грядущая пандемия — это очень тяжелая вещь, возможная гибель многих миллионов людей. Вот почему международная система мониторинга внимательно отслеживает возможность появления нового пандемического вируса. И если его «рождение» где-либо отметят (скорее всего, это будет традиционный очаг эпидемий — Юго-Восточная Азия), действительно можно спрогнозировать и создать вакцину против него. Сегодняшние «высокие технологии» и информационные системы позволяют сделать это ускоренными темпами. Во всяком случае, попытаться стоит. Я думаю, получится.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera