Сюжеты

ОПЕРАЦИЯ «ЧИСТЫЕ ПАМПЕРСЫ»

Этот материал вышел в № 06 от 28 Января 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В «Детском мире» помощник главы администрации президента Вячеслав Аминов передал $50 000 генералу ФСБ? Несколько недель назад был арестован, а затем выпущен под подписку о невыезде помощник главы администрации президента Вячеслав Аминов....


В «Детском мире» помощник главы администрации президента Вячеслав Аминов передал $50 000 генералу ФСБ?
       

  
       Несколько недель назад был арестован, а затем выпущен под подписку о невыезде помощник главы администрации президента Вячеслав Аминов. Провинился он тем, что якобы организовал конспиративную встречу в «Детском мире» с генералом ФСБ Выборновым и передал ему некий конверт без опознавательных знаков. Вскрытие показало: в конверте лежали 50 тысяч долларов.
       Серьезной эту интригу сделала не только сама возможность передачи валюты генералу ФСБ, но и личность «взяткодателя», фамилия которого нам до сей поры мало что говорила. Лишь незадолго до инцидента г-н Аминов «всплыл» в СМИ в качестве правой руки Березовского в деле дискредитации российских спецслужб.
       Постараемся разобраться, как такому второстепенному персонажу удалось встретиться со значительным лицом, а главное, кто стоял за этой акцией. Ведь самому Аминову вряд ли могла прийти в голову счастливая мысль прокатиться с деньгами к незнакомому генералу ФСБ.
       
       НАША СПРАВКА:
       АМИНОВ Вячеслав Маркович, в недавнем прошлом советник исполнительного секретаря СНГ Бориса Березовского. В эпоху расцвета Березовского фактически был «менеджером» ельцинской «семьи» по кадровым вопросам. По некоторым данным, помогал небезызвестной фирме Березовского «Атолл-С» возвращать спецсредства и компрометирующие материалы на ведущих политиков, чиновников и бизнесменов, изъятые в ходе обыска сотрудниками МВД. Учредитель многих фирм.
       
       Это – история одной несостоявшейся взятки. Или состоявшейся провокации. По крайней мере, шумная пиар-кампания в ближайшее время развернется вокруг заурядного по российским меркам уголовного дела. Но заинтересованность лиц первой величины заставляет нас повнимательнее отнестись к конверту ценой в 50 тысяч долларов. Ведь грядущий скандал очень удачно вписывается в ту борьбу, которая развернулась сейчас в окружении президента.
       Не секрет, что самой влиятельной группой, стремящейся разыграть карту «своего президента», в последнее время стали чекисты: действующие и бывшие сотрудники ФСБ. Остальные пытаются бороться с ними изо всех сил.
       Мы уже пытались ответить на вопрос: кому выгодна антифээсбэшная кампания («Новая газета», № 65, 2001 г.). Это не только либеральные экономисты из Питера, которым генералы тормозят весьма выгодные для самих либералов реформы, но и ряд олигархов, чьих лоббистов теснят из президентского окружения. И люди бывшего министра внутренних дел Рушайло, которых ФСБ оттеснила от кормушек (вспомните последние таможенные скандалы — см. стр. 6).
       Разумеется, среди чекистских оппонентов мы упоминали и главу президентской администрации Александра Волошина.
       Новый виток противостояния начался с неожиданного заявления генерального прокурора Устинова о том, что Волошина в ближайшее время могут потревожить. На фоне «дела Аксененко» заявление выглядело зловеще.
       Генпрокурор – фигура тяжелая. Ему несвойственно говорить, не подумав о последствиях. Судя по всему, делая Волошину подобный намек, Устинов рассчитывал на чью-то серьезную поддержку. Соответственно, история эта должна была получить логическое продолжение.
       И тут на сцене со скандалом появилась фигура помощника Александра Волошина – Вячеслава Аминова, которого уж совершенно неожиданно поймали якобы за передачу взятки заму руководителя аппарата директора ФСБ…
       
       Пятого декабря прошлого года в торговом зале «Детского мира» Вячеслав Аминов встретился с генералом Михаилом Выборновым – одним из замов руководителя аппарата директора ФСБ РФ. Обязанности помощника главы президентской администрации это предполагали. А в таком странном месте, как детский магазин, оказались случайно: на улице было холодно, в машине – неудобно. В кабинете главного здания ФСБ, видимо, еще неудобнее, поскольку Аминов подобный вариант отверг.
       Генерал не протестовал. Вячеслав Аминов звонил ему уже несколько дней, говорил, что нужна личная тайная встреча и намекал на очень важные сведения, которые может предоставить.
       Разговор получился туманный. Аминов стал просить о встрече с директором ФСБ Патрушевым, а объяснить свое стремление затруднялся. Но после множества темных слов все разрешилось на удивление легко. Вячеслав Аминов просто передал плотный конверт, сказал, что в нем важные бумаги, рекомендовал просмотреть их в кабинете и откланялся.
       Бумаги оказались действительно важными. Когда генерал Выборнов вскрыл конверт, в нем, как утверждают наши источники в прокуратуре, оказались хорошо упакованные купюры — 50 тыс. долларов. Генерал написал рапорт. Аминова арестовали, но он все отрицал.
       После ареста у него состоялся обыск. Нашли ценности, в том числе Тору, похищенную в большой хоральной синагоге, и два совершенно пустых сейфа, как будто Аминов знал об обыске заранее.
       Примечательно, что после задержания Аминова 20 декабря по телевидению показывали, как Путин поздравлял сотрудников ФСБ с Днем чекиста. В кадре был также премьер-министр, а вот Волошина не было. Не поздравил. По меркам бюрократического протокола это о многом говорит.
       Кроме того, арест Аминова вызвал переполох в окружении бывшего президента Ельцина. Информация обеспокоила самого Бориса Николаевича и Татьяну Борисовну. Наши источники в прокуратуре также сообщили, что за Аминова уже ходатайствовали бизнесмен и политик Роман Абрамович и глава «Сибнефти» Швидлер.
       Так почему же Аминов, опытный царедворец, который не раз имел, мягко говоря, неформальные контакты с самыми значительными чиновниками, попался на такой мелочи, как 50 тысяч? Ведь обычно такие люди не ходят по тонкому льду. Вопросов в этой загадочной истории больше, чем ответов, а потому мы можем выдвинуть несколько версий.
       Генерала и Аминова поймали с поличным. Аминов шел по давно протоптанному пути и был вполне уверен в себе. Но возникла политическая необходимость. Так все и открылось.
       Обычно в таких случаях проводится внутреннее расследование, и виновный тихо уходит в отставку. Но получилась громкая пиар-акция. Известно, что подобные акции тщательно планируют, а спланировать можно только то, о чем знаешь.
       Размен Аминова. Не исключено, впрочем, что Аминова без предупреждения послали на верный провал. А затем легко отказались от него, как от разменной фигуры. Теперь ему уготована роль Козленка (дело «Голден Ада» о хищении ценностей из Гохрана), на которого, помимо его собственных, свалили массу чужих грехов, что позволило основным фигурантам уйти от ответственности.
       Провокация против ФСБ. Бывшим членам «семьи» была необходима акция, которая бы показала президенту, что те, на кого он пытается опереться, продаются за сущие «копейки». У основного оппонента спецслужб Александра Волошина слишком много грехов, о которых докладывают президенту. Опровергнуть эти факты трудно, значит, необходимо выставить дураками тех, кто их предоставляет. Удачная акция позволила бы прийти к президенту и покачать головой: кому вы верите, Владимир Владимирович...
       Эта версия выглядит наиболее вероятной, поскольку акция по почерку и слабой результативности напоминает и другие публичные «мероприятия», приписываемые главе администрации президента.
       К примеру, все то же заявление генпрокурора Устинова относительно Волошина имело свои последствия. Был нанесен контрудар: в печать попал проект письма президенту, составленный комиссией Госдумы по борьбе с коррупцией, в котором депутаты просят отправить Устинова в отставку. Документ был обнародован как не вызывающий сомнений, хотя это был сырой черновик, и комиссия даже не собиралась его никуда рассылать.
       Точно такая же по смысловой нагрузке акция прошла и в «семейном» клубе «Четыре стороны»: не так давно перед журналистами выступил фальшивый замдиректора ФСБ и рассказал о готовящемся перевороте. А вскоре сам признался, что его подговорили и даже обещали дать денег.
       Но если все это так, непонятно, почему Вячеслава Аминова не взяли в оперативную разработку? Допустим, он принес деньги. Ясно, что действует несамостоятельно. Казалось бы, руководителям ФСБ для уничтожения одного из своих оппонентов – Александра Волошина — нечего больше и желать. Тогда генерала могли снабдить микрофоном и организовать новую встречу со взяткодателем, где Аминова можно было бы поблагодарить за услугу, выяснить, чем обязаны таким вниманием… А в нынешней ситуации сотрудники спецслужб пойдут в суд ни с чем.
       Впрочем, наши эксперты — отставные офицеры ФСБ — прокомментировали это следующим образом: «В ситуации жесткого противостояния не исключено, что чиновники спецслужб просто не стали подвергать себя излишнему риску. Подготовка оперативного мероприятия требует времени. А лишний контакт с Аминовым мог быть зафиксирован оппонентами и использован для дискредитации спецслужб перед президентом. Оправдаться было бы сложно. Надежнее и проще передать дело другому ведомству. Кроме того, Генпрокуратура настроена серьезно и хочет довести это дело до конца».
       
       После рассмотрения всех этих версий напрашиваются два вывода:
       1. Вынужденный компромисс между враждующими кланами. Если присмотреться к истории повнимательнее, становится ясно, что в безвыходной ситуации оказались не только пойманный Аминов, но и ФСБ.
       Дело о взятке действительно «мертвое». А если улики не собраны, складывается ощущение, что генералы спецслужб и бывшие «семейные» лоббисты действуют крайне обходительно, всегда оставляя друг другу какую-нибудь лазейку.
       За этими играми прослеживается сложная, скрытая от общества битва за выживание, которая идет по своим внутренним законам, но не по законам РФ.
       Оппоненты ненавидят друг друга, но всегда замирают, когда скандал становится взаимно опасным. Вот этот компромисс и означает наличие неких общих грехов в биографиях. Они нависают, как лавина. Если бы ее не было, враги перестреляли бы друг друга. Но стрелять нельзя. Придавит всех. Вот и приходится ограничиваться легкими пинками.
       Если все сказанное справедливо, то главная беда в том, что в этой системе нет места провозглашенной диктатуре закона, но есть диктатура компромисса между отдельными, глубоко личными интересами.
       Столь осторожные с Аминовым, отдельные представители спецслужб выглядят просто «орлами» в других делах, к примеру в деле журналистов НТВ. Но, видимо, это несравнимые величины. Оппоненты менее опасны.
       2. Политическое решение принято. Ситуацию можно оценить и по-иному. И тогда пакет с 50 тыс. долларов становится своего рода «коробкой из-под ксерокса», которая резко изменит расстановку сил. Если помните, в июне 96-го после этого скандала силовое лобби – Коржаков и Барсуков — были изгнаны из Кремля, тогда как олигархи – Березовский и Гусинский — получили неограниченный доступ к президенту.
       В случае с конвертом ФСБ впервые открыто встала на тропу войны и, не скрываясь, предприняла прямые и жесткие действия против «семейной» команды. Этого бы не произошло, если бы на самом верху не было принято политическое решение о разрушении системы взаимных обязательств предыдущей и нынешней власти.
       
       ВМЕСТО КОММЕНТАРИЯ
       Александр ГОФШТЕЙН, адвокат Вячеслава Аминова, адвокатское бюро «Падва и партнеры»:
       — Мы категорически не признаем обвинения, поскольку никакой взятки не было. В связи с отсутствием доказательств этого обвинения дело расширяют до немыслимых масштабов, стараясь найти хоть что-нибудь — уклонение от уплаты налогов, украденные ценности, хотя этот поиск незаконен, как не имеющий отношения к предъявленному обвинению. К тому же за налоговые нарушения давно был заплачен штраф, а ценности, обнаруженные у Аминова, ранее проходили экспертизу в Третьяковской галерее, что предполагало проверку их происхождения.
       Все это наводит на мысль о существовании мощного генератора идеи посадить Аминова, что косвенно подтверждает и численный состав следственной группы. Бесперспективным делом моего подзащитного занимаются восемь (!) следователей по особо важным делам Генпрокуратуры, почти весь личный состав целого следственного отдела. Хотя, к примеру, в делах Гусинского и «Аэрофлота» «важняков» было значительно меньше.
       Неоднократно поражало и поведение сотрудников ФСБ. В частности, во время обыска на квартире Аминова они «не хотели терять время» и рвались в другие комнаты без понятых. Следователям Генпрокуратуры не всегда удавалось их сдерживать, и они предупреждали оперативников ФСБ, что будут докладывать об этом своему руководству.
       Вообще роль ФСБ в этом деле, видимо, особая. Даже экспертизу отпечатков пальцев на купюрах, при всем многообразии экспертных организаций системы Минюста и МВД, поручили именно НИИ ФСБ. А после этого отказали обвиняемому в его законном праве присутствовать на экспертизе, поскольку НИИ является режимным объектом.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera