Сюжеты

ДЕВАЛЬВАЦИЯ КОМПРОМАТА

Этот материал вышел в № 06 от 28 Января 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ФСБ утверждает, что Борис Березовский финансировал чеченских боевиков, а Борис Абрамович, в свою очередь, заявляет, что у него есть доказательства причастности ФСБ к организации взрывов в Москве. Представим себе, что где-нибудь в США...


       
       ФСБ утверждает, что Борис Березовский финансировал чеченских боевиков, а Борис Абрамович, в свою очередь, заявляет, что у него есть доказательства причастности ФСБ к организации взрывов в Москве.
       Представим себе, что где-нибудь в США демократическая оппозиция обвинила бы ФБР в том, что взрывы 11 сентября были устроены не без помощи власти. Или, наоборот, ФБР обвинило в том же демократов.
       Скандал! Кризис! А у нас что? Полная апатия.
       А ведь еще в 1997 году скандал из-за книжки о приватизации отправил в отставку правительство реформаторов. Министр юстиции, помывшись в бане с девицами, вынужден был подать в отставку. «Нехорошо уходить в отставку из-за какой-то статьи», — смутно решило общество. Теперь выясняется, что не уходить – еще хуже.
       В России — полная девальвация компромата. Генпрокурор, чьи гениталии были продемонстрированы по государственному телеканалу, выставляет свою кандидатуру в президенты и пишет книгу о том, как он боролся с коррупцией. Человек, его снимавший, становится депутатом Госдумы.
       В феврале состоится суд над бывшим хозяином КрАЗа Анатолием Быковым: он обвиняется в том, что заказал убийство своего бывшего соратника Струганова. Есть пленка, на которой записан разговор Быкова и предполагаемого исполнителя – Александра Василенко, есть показания самого Василенко, и есть еще одна пленка с Василенко, которая была записана на Кипре в присутствии близких друзей Быкова, — там Василенко берет свои слова назад.
       Неужели в этом деле кого-то интересуют факты: заказывал или не заказывал? Интересует всех совсем другое – судьба компании «Русский алюминий», отнявшей у Быкова КрАЗ: потому что Быков на свободе означает грандиозные проблемы для «Русала» вообще и для своего давнего врага Олега Дерипаски в частности.
       Рассказывают, что пять лет назад Анатолий Быков, тогда председатель совета директоров КрАЗа, имел прекрасную возможность разобраться с Олегом Дерипаской, тогда – гендиректором Саянского алюминиевого завода.
       Это произошло вскоре после ссоры Дерипаски и саянского авторитета Владимира Татаренкова. Татаренков якобы помогал Trans WorldGroup скупать акции СаАЗа. За это будто бы были обещаны два миллиона дол-
       ларов, но когда акции были скуплены, TWG пожадничала и денег не заплатила, а вместо этого ее менеджер Олег Дерипаска пришел в местный РУОП и сказал: «Я тут с преступностью решил бороться».
       Дело это привело к некоторому недопониманию между Дерипаской и Татарином, и в результате киллеры последнего засели с гранатометом в скалах на узкой горной дороге, мимо которой Олег Дерипаска возвращался из Ачинска в Саяногорск. Карьера Олега Владимировича могла оборваться в самом начале, однако Татарину будто бы пришла в голову довольно глупая мысль: попросить у Быкова денег за это мероприятие. Быков денег не дал, посчитав, что Татаренков вполне способен решать собственные проблемы за свой счет. В результате гранатометчики просидели в горах зазря, и Дерипаска остался жив.
       Говорят, что когда осенью прошлого года Анатолий Быков вышел на свободу, его выпустили не без участия новопитерских друзей президента. Предполагалось, что Быков начнет разбираться с Дерипаской. Вместо этого Анатолий Петрович решил чистить Красноярск не с головы, а с хвоста и — угодил за решетку.
       Никого не волнует: заказывал или нет Толя Бык Пашу Цветомузыку. Посадят Быкова – значит, «Русал» и «семья» еще сильны. Выпустят – значит, новопитерские стали сильнее.
       Избиратели, почти единодушно проголосовавшие за Быкова на декабрьских выборах в Красноярский ЗАКС, молчаливо признали за ним право на насилие — право, которое в цивилизованных государствах предоставляется только власти. Высокопоставленные чиновники, лоббирующие освобождение Быкова, в сущности, тоже признают за ним это право.
       И вот это, пожалуй, самое важное.
       Компромат не действует на общество, потому что компромат не действует на власть. Чекисты, изъявшие у советника Волошина Вячеслава Аминова целую видеотеку, на которой лицо, похожее на главу администрации, развлекается с несовершеннолетними девочками, могли бы с тем же успехом конфисковать коллекцию мультфильмов «Ну, погоди!». Если Волошина снимут – то не из-за видеотеки. Скорее, наоборот – чем большее давление оказывают на президента, чтобы он кого-то снял, тем более этот человек представляется важным и необходимым.
       Факты в России окончательно вымерли вслед за законами. Остались только понятия. А компромат на понятия не действует.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera