Сюжеты

НАС УНИЖАЮЩИЙ ОБМАН

Этот материал вышел в № 06 от 28 Января 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Какова природа высокомерия? В точности не отвечу, но что его нередко подпитывает невежество, это уж без сомнения. Пример: в газете «Вечерний клуб» постоянный (!) обозреватель толстых журналов Сергей Синяков полупрезрительно отзывается о...


       
       Какова природа высокомерия? В точности не отвечу, но что его нередко подпитывает невежество, это уж без сомнения.
       Пример: в газете «Вечерний клуб» постоянный (!) обозреватель толстых журналов Сергей Синяков полупрезрительно отзывается о творчестве Юлия Кима, сообщив: «Конкретно мне не нравится ни то, ни другое…» Причем «то» — это Кимовы песни, популярные (оценим иронию) «в среде интеллигентных геологов и просто интеллигентов». А «другое» — «несколько романов».
       Стоп. Ким — романист? Почему бы и нет — с оговоркой, что романы-то пишет никак не Юлий, а спутанный с ним Анатолий, однофамилец. Что, конечно, смешно, зато любопытно: на том уровне невежества, для которого что тот Ким, что этот в газете все-таки считают необходимым давать обозрения «толстяков». Значит, уж как умеют, но соблюдают хороший тон.
       Обнадеживает? Пожалуй.
       …Аксиома: литература — лучшее, что Россия дала миру. Но мало того. Она, литература, и есть Россия, то есть и внутрироссийское, и мировое представление о ней. О нас. Да, не боясь повторить за капитаном Лебядкиным: «Россия есть игра ума, не более», — можем сказать о некоем самообмане, повторяя уже за Пушкиным, «нас возвышающем». При российских просторах, при разнообразии типов поведения и сознания — на основании чего судим о едином национальном характере? Конечно, на основании отечественной литературы с ее Карамазовыми—Каратаевыми, Обломовыми—Расплюевыми, с европейцем Чацким и сиднем Левшой.
       Литература была — да покуда и есть, как бы мы ее ни унижали, — нашим образом, пусть, повторю, во многом придуманным, с которым, однако, сверяли себя. Поистине возвышаясь над собою же. Но она была и нашей национальной крепежной силой. В Петербурге, Ростове, Сибири читали одного и того же Толстого, одного и того же Чехова, как впоследствии те же толстые журналы. Голубоватая книжка «Нового мира» с «Иваном Денисовичем» передавалась из рук в руки, являясь паролем русской интеллигентности и российской интеллигенции, объединяя ее, традиционно разрозненную.
       А нынче — что и кто собирает вокруг себя всю оставшуюся Россию? Странный вопрос. Ясно: ТВ. Телекумиры. Наш Толстой — это, ну допустим, Евгений Киселев, и как взоры былых россиян устремлялись в сторону бунтующей Ясной Поляны, так мы впивались в телеэкраны, занятые баталией «Газпром» — НТВ. Наш Герцен — Жванецкий, а Познер или Сорокина… Да что скромничать? «Наше всё».
       Не ерничаю, разве самую чуточку, ведь не зря именую лучших. Дело серьезное и, как ни ворчи, неизбежное: ТВ так ТВ. Так тому и быть. Чингисхан с телеграфом, мерещившийся Толстому, не мог не явиться в виде не менее мощного завоевателя, но с телеэкраном. И если что еще в наших силах, так это сознавать ряд особенностей и опасностей ситуации телевладычества. А в силах самих телевладык — эти опасности по возможности нейтрализовать.
       Говоря «опасность», что имею в виду? Не то, что чересчур очевидно: не пресловутую ангажированность, как и не заметную разницу уровней, скажем, графа Льва Николаевича с его, говорят, потомком (графом?) из «Скандалов недели». Вот действительная закавыка: телекумиры сменяемы. Заменяемы. Сколько раз было: привыкнешь к кому-то из телеведущих, начнешь даже воспринимать как часть своей жизни, ан он исчезает, и малое время спустя: батюшки! а где этот? ну этот самый! как, бишь, его звали? Смыло.
       Не оттого ли люди ТВ так жадно стремятся запечатлеть свою личность, доказать свою личностность? Вы пробегите еженедельную телепрограмму: «Пять минут с Новоженовым», «Шоу Елены Степаненко», «Хорошо, БЫков!»… Вслед за «Просто Мариной» явился просто «Гордон», а уж в пику недавнему оппоненту «Завтрак с Соловьевым» плюс «Соловьиная ночь». И если Вишневская заслужила право назвать книгу «Галина», то почему, объясните мне, жена знаменитого музыканта и прелестная женщина, рассуждающая, к примеру, сколь наивен и мудр Илья Глазунов, называет свою передачу «Сати»?
       Как бы то ни было, личностность телевидения сомнительна, а крепежность, с личностью-то и связанная, увы, фиктивна. Словно правит нами уэллсовский Невидимка, которому, вспомним Уэллса, по причине невидимости оказалось так просто освободиться от норм морали. В то время как книга — уже тем, что книга, а не виртуальная тень, тем, что хотя бы претендует на долговечность, — в принципе берет на себя ответственность за тех, кого приручила.
       Что из этого следует?
       Оптимистически полагаю: страна, которая стала сама собою, нашла свое лицо, определила свой характер (см. выше) благодаря литературоцентричности, вряд ли сумеет вовсе расстаться с книгой и в эпоху тотального торжества ТВ. Но оптимизм оптимизмом, однако ведь многое зависит от субъективнейшей воли делателей телевидения. Потому тошно слушать или читать, как телебосс или телекумир из разряда как будто высоколобых сообщает: сам ТВ не смотрю и вообще не занятие это для интеллигентных людей. То есть вручает себе индульгенцию Невидимки, неуловимого и свободного от морали.
       Это с одной стороны. С другой же — вот мне принялись внушать, что памятное «застеколье» вдруг дало принципиально новый отсчет правды на телевидении. А может, и правды вообще? Правды как таковой, рядом с которой Толстой или Пушкин с их обманом, «нас возвышающим», должны спасовать перед Дэном и Максом, явленными во плоти? С их, как оказалось, стереотипами поведения и сознания, ученически заимствованными, подсмотренными на тех же телеэкранах и в американо-новорусском кино.
       Снова иллюзия, снова обман, только теперь унижающий нас. Опускающий… Куда? В то место, которое мы заслужили? Не знаю. Возможно. Хотя все же не хочется в это верить.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera