Сюжеты

ЦЕНИТЕЛЬ ИГРЫ СВЕТА И ТЕНИ

Этот материал вышел в № 06 от 28 Января 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Он знал цену иллюзиям и умел платить ее сполна Лев Толстой говорил, что писатели делятся на две категории: одни больше своих книг, другие меньше. Юрий Владимирович Давыдов обладал счастливым даром: как личность он был равен себе как...


Он знал цену иллюзиям и умел платить ее сполна
       
       Лев Толстой говорил, что писатели делятся на две категории: одни больше своих книг, другие меньше. Юрий Владимирович Давыдов обладал счастливым даром: как личность он был равен себе как писателю.
       В такой же гармонии пребывали его талант историка и писателя. В отличие от других исторических романистов, он был признан и ценим в академических кругах, профессиональные историки ссылались на его книги в своих сугубо научных публикациях – случай уникальный.
       При этом многое из написанного им о веке девятнадцатом можно рассматривать как исторический источник по изучению века двадцатого. Его «Глухая пора листопада», роман об агонии народовольчества, теперь воспринимается как эпизод конца 60-х – начала 70-х годов прошлого столетия. Все мы, жившие в то время, помним его как веху собственного пути.
       В то же время Юрий Владимирович шире того явления, которое получило название «шестидесятничество». Многие литераторы его поколения потеряли своих читателей, поскольку их читатели привыкли не читать, а вычитывать содержащийся в тексте политический намек. Их тексты устарели вместе с намеками, а тексты Юрия Владимировича живы. Напряжение мысли и музыка строки оказались в них важнее скрытого между строк.
       Его книги оказались востребованными и в постперестроечные годы, когда он написал самые дерзкие и новаторские свои вещи, прежде всего роман «Бестселлер».
       Он знал цену иллюзиям и умел платить ее сполна. Он чувствовал пошлость не только воспевания власти, но и ее обличения. Политический писатель, он был выше политики сиюминутной. Бывший флотский офицер, сталинский зэк, он любил ту Россию, которая существовала и существует «поверх барьеров», и всеобщее уважение, которое окружало его имя, свидетельствует: он был честен во всех своих ипостасях, что в современной России, увы, тоже редкость.
       Давным-давно он писал: «Волны современности омывают скалы исторических сюжетов, придавая им блеск, игру света и теней». Этот блеск, эту игру Давыдов ценил и умел передать на бумаге, как никто другой.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera