Сюжеты

МИНИСТР ПО ДЕЛАМ ХОББИТАНИИ УЖЕ НАЗНАЧЕН

Этот материал вышел в № 07 от 31 Января 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Прошел пресс-показ долгожданного фильма «Братство Кольца», первой части киноэпопеи по романам Дж. Толкиена Еще в середине 1950-х, сразу после выхода в свет первого тома Книги столетия, мир разделился на две части: вступивших в «братство» и...


Прошел пресс-показ долгожданного фильма «Братство Кольца», первой части киноэпопеи по романам Дж. Толкиена
       


       Еще в середине 1950-х, сразу после выхода в свет первого тома Книги столетия, мир разделился на две части: вступивших в «братство» и не ведающих о его существовании. Тех несчастиков, которые влачили свою жизнь, не замечая соседства с хоббитами, эльфами, гномами, даже не опасаясь мерзких орков, просто жалели. Для вставших под знамена «братства» это была не просто книга, а Библия.
       С тех самых пор ряды толкиенистов не оскудевают. Стоит лишь заглянуть на портал «толкнутых», и вы попались. Начнете изучать каталог продолжений и подражаний сэру Джону Рональду Руэлу Толкиену. Затем посетите один из бурных форумов о «Свете и Тьме», «О третьем Пути». Застрянете в таверне «Семь кубков». А то гляди, того хуже, увлечетесь глюколовами…
       Но пришел долгожданный час. Взволнованная «паства» внимает экранному «евангелию» от режиссера Питера Джексона. Этот новозеландский мастер ужастиков и создатель артхаузных «Небесных созданий» привлек Голливуд своей… скромностью.
       Тогда как опытные продюсеры понимали, что подобное киночудо обойдется чуть ли не в миллиард, Джексон предложил уложиться в 130 миллионов. От таких предложений не отказываются (потом на спецэффекты потребовалось еще столько же). Холодные головы заранее предупреждали режиссера, что подделки, чрезмерной вольности «фэндом» не простит, и ярость его будет равна силе чар черного злодея Саурона. Но как соответствовать этому вселенскому экстазу, в котором миллионы навечно слились с книгой?
       Как вместить эпос, прописанный с дотошностью микробиолога и фантазией сумасшедшего алхимика в три часа экранного времени?
       Первая реакция на фильм – парадоксальная. Ощущение некоторой спешки в трехчасовом фильме! Толкиенистам легче, чем широкому зрителю. В отличие от «чайников» им-то незачем вслушиваться в сумбурно и торопливо пересказанную за кадром историю возникновения Кольца всевластия – главной причины всех бед и злоключений девяти героев.
       Правда, фанам явно будет недоставать атмосферы милых сердцу мелочей, переполняющих Шир, необыкновенного быта эльфов. Жаль потери Тома Бомбадила, исчезновения Могильников, битвы пяти армий… Нам очень не хватало идиллии хоббитского бытия. Авторов больше привлекают салюты и сказочные фейерверки, расстреливающие весь небосвод и многократно увеличенные в цифре тучи смертоносных птичьих стай, устрашающие камнепады и буквально сногсшибательные лавины. Но именно «тихие» кадры становятся лучшими в фильме. Как, например, милый диалог старого хоббита Бильбо с магом Гэндальфом. Горячие любители трубок и ширского табака, они сладко затягиваются. Бильбо пускает в небо легкое колечко дыма, а маг точнехонько отправляет сквозь это колечко нежный воздушный парусник.
       Питер Джексон к «священному фэнтези» относится с глубочайшим почтением. Несколько лет в суровом отшельничестве он посвятил «переводу» «слова» на язык кинообразов и созданию сценариев к трем фильмам. Наверное, в какой-то момент режиссер должен был почувствовать себя если не демиургом, создателем Вселенной, равным самому Толкиену, то Бонапартом, решившим эту Вселенную подчинить своей власти. А иначе — не создать мира, населенного необыкновенными расами: хоббитами, эльфами, гномами, магами, троллями, гоблинами, орками и людьми. И не придумать, как задействовать в батальных сценах до 70 000 тысяч персонажей одновременно.
       Вступить в круг Книги Утраченных Сказаний режиссеру позволил союз с ведущими специалистами компьютерных программ, совершившими здесь настоящий революционный технологический прорыв. Запредельные эффекты, новые специальные программы разрабатывались на собственной фабрике спецэффектов Джексона. Ведь без цифровых ухищрений многоэтажный многоцветный эпос на экране выглядел бы убого. Да и сам Толкиен не очень-то верил в возможность экранизации.
       Потрясает воистину оперная монументальность картины: и в музыке Говарда Шора, и в торжественных хорах-тутти, и в неподражаемой мега-декорации. Впечатляют просторы Средиземья, скалы с заснеженными вершинами, долины элегически светлой страны эльфов, таинственность Хельмова ущелья, Подземное царство и Пещеры гномов…
       К тому же, что ускользающая метафоричность, целые философские пласты книги в экранном Лазорье заметно уплощены, стоит отнестись снисходительно. Джексон своим фильмом пытался проложить невидимый мост между литературными «странниками» и миллионной зрительской аудиторией.
       Получилось достаточно правдоподобное и беспрецедентно яркое фэнтези. Пересказывать подробно сюжет эпопеи – глупо и невозможно. Авторы изо всех сил старались бережно перенести главные событийные векторы книги на экран. Центром интриги становится путешествие юного хоббита Фродо и его друзей – «братства», состоящего из хоббитов, людей, эльфов, и гнома, — в черное царство Мордор с целью уничтожить главную злую реликвию королевства — кольцо Всевластия, способное сковать «черной волею» все живое. Как и в книге, вопросы о природе Власти, которая растлевает, порабощает, губит, мерцают смыслом на красочном «заднике» картины.
       Однако режиссер сознательно заметно смещает некоторые акценты в экранизации. К примеру, он сделал главного героя зрелого хоббита Фродо почти мальчишкой. Актер Элайджа Вуд, с глазами-блюдцами и кукольным лицом, вызывает серьезные опасения в том, что порученная ему миссия Хранителя Кольца и освободителя страны может быть выполнена. В отличие от книжного героя его роль в фильме – полностью страдательная. И здесь опека «братства» выглядит просто жизненно необходимой. Но в картине обретает особый смысл подспудная идея книги о том, что и слабейший из смертных может изменить будущее.
       Тут самое время сказать о хоббитах. Как в самой настоящей религии, и в «писании» Толкиена «сначала было Слово». И слово это было «хоббит». Известно, что именно с этих остроухих волшебных существ, в чем-то напоминающих людей, но с некоторым подмесом «кроликов», завязался священный эпос. В фильме они именно что «полурослики». Просто уменьшенные компьютером в размере люди. Привет Джонатану Свифту. На мой взгляд, художники, гримеры и компьютерщики, как ни старались, не сумели найти секрета обаяния волшебства, точного баланса между вымыслом и дотошно воссозданным «хоббитским» обликом.
       И все же не будем судить строго, на фабрике спецэффектов WETA почти удалось невозможное: сотворить отражение «вторичной реальности».
       Думаю, сегодня можно смело предсказать революцию в развлекательном шоу-бизнесе — возникновение по всему миру новых парков: на место архаичных Диснейлендов придет поколение новых компьютерно-продвинутых «Толкиенлендов». Один из них уже почти готов — в Новой Зеландии. Там всерьез ожидают нескончаемого потока фанатов и «новобранцев». Все уже почти готово к их приему. В правительстве страны даже назначен министр… Средиземья.
       Но зачем нам ходить так далеко? Как писал Рассел, добрый позитивист, во многом вдохновивший сэра Толкиена на многотомный труд: «Почем мы знаем, вдруг и за нашей спиной столы превращаются в кенгуру?»
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera