Сюжеты

МОЙ КНИЖНЫЙ ШКАФ — МОЯ КРЕПОСТЬ

Этот материал вышел в № 07 от 31 Января 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Лучше пошлемно, чем поротно Моей знакомой довелось за одну весну пережить сразу две несчастных любви. Увидев, что и второй ее друг существует не столько в ее реальной жизни, сколько в выдуманной кем-то игре, она пошла в ближайшую...


Лучше пошлемно, чем поротно
       
       Моей знакомой довелось за одну весну пережить сразу две несчастных любви. Увидев, что и второй ее друг существует не столько в ее реальной жизни, сколько в выдуманной кем-то игре, она пошла в ближайшую библиотеку, отыскала книгу Толкиена «Властелин Колец», принесла домой и сожгла во дворе. Когда от объемного тома осталась только разлетающаяся на ветру зола, она позвонила мне и сказала: «Все тиражи, конечно, не уничтожишь, но хотя бы этот экземпляр уже никому судьбу не поломает».
       Натворил дядюшка Толкиен дел на свете… Кто бы мог подумать, что этот серьезный джентльмен, профессор Оксфордского университета, глава семейства, однажды настолько сбрендит, что будет просиживать ночи над составлением карты несуществующей страны. И мог ли подумать сам Толкиен, что на земном шаре найдется такое множество еще более сумасшедших, чем он, людей, которые уверуют в эту его страну, как в землю обетованную, и захотят переселиться в мир, помещающийся на маленьком пространстве книжной полки? Но факт есть факт: во многих странах подростки играют — нет, ЖИВУТ в мире Толкиена, одеваясь по последней моде вымышленной страны и предпочитая привычной еде пищу хобитов — грибы и сидр.
       Быть психом, наверное, предосудительно. Но достаточно посмотреть информационные выпуски на ТВ, чтобы понять: помешательство на фэнтези — не самое страшное помешательство из всех существующих.
       Кроме своей «свихнутости», толкиенисты все поголовно (пошлемно!) обладают таким общественно порицаемым недостатком, как «затянувшееся детство». Ровесники косятся: как можно в возрасте девятнадцати лет носиться по полю с воображаемыми арбалетами? Но в игры играют не только дети. Политики, например, тоже любители поиграть. Разве что последствия игр немного отличаются: в одном случае эльфы гибнут, в другом — люди; там крепости рушатся, здесь — небоскребы.
       Нет, конечно, было бы правильнее заменить деревянный щит на портрет Путина на майке и вступить в ряды «Идущих вместе», или идущих в стаде, или еще в чем хорошем, — только что-то не хочется. Мы (которые не вместе) уж как-нибудь так пойдем, сами по себе...
       Или стоило бы заняться бизнесом, вкладывать деньги в какое-нибудь выгодное дело, а в деньги вкладывать смысл жизни. Тоже неплохой вариант, если учесть, что мы живем в обществе, где дети в недалеком будущем начнут рождаться с заложенной в подсознание программой «делай деньги», и лишь немногие — уродцы — будут содержать в себе — «делай добро».
       Кажется, среди всех прелестей сегодняшнего общества нет чего-то самого главного, мимо чего цивилизованный мир прошел в своем триумфальном шествии по пути прогресса, — чего-то Человеческого. Толкиенистов часто обвиняют в бегстве от реальности, но именно там, за этой чертой, в книгах Толкиена, в кэрролловской «Алисе», в «Маленьком принце», среди вымышленных существ только и можно еще найти это потерянное Человеческое.
       Толкиеновский герой Фродо отказывается от власти и совершает путь на край смерти, чтобы предотвратить воцарение тирана в мире. Семнадцатилетний пацан, взявший себе его имя, дерется с врагом за свою крепость. В следующем году он пойдет в армию, а оттуда, возможно, в Чечню. Там он тоже будет воевать. С единственной разницей — не зная, ВО ИМЯ ЧЕГО и ЗАЧЕМ в его руке уже не меч в знакомых зазубринах, а такой непривычный, убивающий не «как будто», а всерьез автомат.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera