Сюжеты

В / Ч «РОДИНА» - 3

Этот материал вышел в № 09 от 01 Июля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Новая газета» продолжает акцию против уличных облав на призывников Помните, как радовались милицейские начальники неожиданной моде на службу в российских «органах»? Секрет популярности был прост, как резиновая дубинка. Оказывается,...


«Новая газета» продолжает акцию против уличных облав на призывников
       
       Помните, как радовались милицейские начальники неожиданной моде на службу в российских «органах»? Секрет популярности был прост, как резиновая дубинка. Оказывается, начальник ГУВД Москвы, не дожидаясь медлительных думских законодателей, своим решением приравнял работу в своем ведомстве к гарантированной Конституцией альтернативной гражданской службе. Листовки, рекламирующие новый способ «закосить» от армии, были расклеены во всех московских жилконторах.
       Радость поверившей генеральскому слову молодежи продолжалась недолго – аккурат до осеннего призыва 2001 года. К изумлению свежеиспеченных патрульных, выяснилось, что военкомов милицейские погоны и грозные краснокожие «ксивы» совершенно не впечатляют. Юных милиционеров забривали в армию так же беспардонно, как и прочих «уклонистов» из числа студенческой молодежи. Участие в прежних военкоматских облавах новобранцам не засчитали. А заодно под горячую руку прихватили пару-тройку пожарных. Им вообще-то идти служить в армию не положено по закону, но про это в запарке как-то позабыли…
       С точки зрения армейского руководства, все правильно. Патриотизм – вещь для молодежи обязательная. Здесь исключений быть не может. Даже если ты уже носишь погоны милиционера или пожарного. А служебное удостоверение и верная резиновая дубинка подождут вчерашнего патрульного в каптерке. Или того хуже. Армейский язык иногда бывает излишне метафоричен. Милиционеру Алексею Петрову, например, сотрудники военкомата посоветовали засунуть его милицейские «корочки», мягко говоря, подальше.
       
       Камера хранения дубинок
       Были у Алексея форма с погонами и удостоверение. Вот только работал он не с людьми, а с собаками – кинологом. Все, как в старом фильме «Ко мне, Мухтар»: долгие месяцы дрессировки, выезды на места преступлений, беззаветная преданность четвероногого «сыщика». В свободное от службы время кинолог Петров, как и положено образцовому милиционеру, повышал уровень собственного образования. Говоря проще, учился в Государственной академии управления. На математика.
       С участковым у Алексея сложились прямо-таки идиллические отношения. Как-никак, коллеги. Местный Анискин даже в гости иногда заглядывал: посмотреть, как растет милицейская смена. Чай пил, хвалил выбор жизненного пути. Делился жизненным милицейским опытом. А к зиме прошлого года зачастил в квартиру Петровых по делам служебным. Нужно, дескать, сходить к военкому. Очень тот просил сняться с армейского учета и встать на учет по месту службы — в милицию.
       В военкомат Алексей отправился субботним утром
       8 декабря. Добряк-участковый предложил подбросить коллегу на машине. Вышел Алексей налегке – чего собираться, минутное дело. И пропал.
       Родители спохватились через несколько часов. Позвонили в милицию. Дежурный посмеялся: «Нечего беспокоиться, ваш сын – сам милиционер». А после обеда позвонил Алексей и сказал, что его забирают в армию.
       В субботу районный военкомат не работает. Во всяком случае, за справкой в этот день туда обращаться бесполезно: неприемный день. Для Алексея сделали исключение. Забрали удостоверение, посадили в автобус и отправили на сборный пункт. А оттуда – в часть.
       Служба в армии отчасти похожа на службу в милиции. Строевая подготовка, форма… Вот только патриотизма у Петрова поубавилось. Особенно по отношению к различного вида государственной символике. Помнится, когда Алексея принимали на работу в милицию, его прежние командиры много говорили о той власти и той ответственности, которую дает человеку удостоверение сотрудника Министерства внутренних дел. Примеры приводили – все больше из жизни Глеба Жеглова и Володи Шарапова. Романтику развеяла призывная комиссия. Военкоматские работники придерживались на сей предмет несколько иной точки зрения. На вопрос Алексея, что ему делать с подписанным контрактом на службу в органах внутренних дел и милицейским удостоверением, военком ответил по-армейски кратко и образно: «А засунь ты их…».
       
       Охота на огнеборца
       Если московский пожарный Алексей Балашев все-таки попадет в армию, рядовым ему не быть. Дело в том, что в своей пожарной части он уже успел дослужиться до лычек старшего сержанта. «Заработать» их, борясь с огнем, – это вам не армейскую «учебку» закончить. Вот, наверное, работники военкомата и решили пристроить столь ценный кадр к настоящему, по их мнению, делу – армейской службе.
       Процедура призыва старшего сержанта Балашева напоминала настоящую боевую операцию. Ранним утром
       6 декабря, когда Алексей только собирался отправиться на службу, его квартира была взята штурмом превосходящими силами работников военкомата в количестве четырех человек. Захватив Балашева, боевой отряд тыловых службистов отконвоировал его в подвал местного военного комиссариата, где Алексея продержали несколько часов – для острастки. После отсидки Балашев повторил путь, пройденный сотнями жертв предыдущих облав, – призывная комиссия, сборный пункт «Угрешка», воинская часть.
       В армии пожарный Балашев служил хорошо, но недолго. Старшего сержанта, к конфузу военкоматчиков, пришлось вернуть домой. Внезапно проснувшаяся законопослушность военкома тут ни при чем. Все гораздо проще: родные Алексея сумели обжаловать действия армейцев в суде. Сегодня старший сержант Балашев находится дома – ждет решения по своему делу. А заодно в силу служебных обязанностей тушит московские пожары…
       
       ОТ РЕДАКЦИИ. У нас очень удобное законодательство — для государства. Объем несостыковок, дыр и прорех в нем таков, что туда весьма успешно провалились все права человека. Конечно, не дело граждан переписывать законы. Но обязаны ли они страдать от их несовершенства?
       
       КОММЕНТАРИИ СПЕЦИАЛИСТОВ
       Анна БЕЛЯКОВА, юрист Союза комитетов солдатских матерей России:
       — Ситуация с призывом работников органов внутренних дел, которые не имеют высшего образования и работают, к примеру, в отделениях милиции, довольно сложная. Всем известно, что в свое время начальник ГУВД Москвы сказал, что служба в милиции может засчитываться как альтернативная гражданская служба. На самом деле фактически он всех обманул. Работники милиции призываются. Отсрочку получают только те, кто имеет высшее образование и работает в органах внутренних дел и прокуратуры.
       И, тем не менее, это не значит, что лица, работающие в милиции, были призваны в ходе этих облав законно. Законность призыва предполагает не только соблюдение материальных норм, то есть оснований для предоставления отсрочки, но и соблюдение процедуры призыва, что не менее важно. Нельзя взять человека на улице и направить его в воинскую часть. Он должен пройти всю цепочку — получение повестки, медицинская комиссия, проведенная в полном объеме, вынесение решения призывной комиссией, получение повестки о явке на сборный пункт и, соответственно, возможность обжалования решения призывной комиссии в судебном порядке. И только после этого человек может быть призван.
       
       Павел УСПЕНСКИЙ, начальник отдела кадров Управления пожарной охраны по городу Москва:
       — Граждане призывного возраста, которые служат в подразделениях пожарной охраны Москвы, не могут быть призваны в армию. Это я могу сказать абсолютно точно. Есть закон, в котором черным по белому написано, что пожарных в армию призывать нельзя. Его нельзя так просто обойти.
       
       Саттар ДАДАШЕВ, начальник отдела по надзору за исполнением законов органами военного управления и воинскими должностными лицами Московской городской военной прокуратуры:
       — Согласно закону РФ о воинской обязанности и военной службе отсрочка предоставляется лишь тем сотрудникам милиции, которые окончили специальные учебные заведения или обучаются в них и имеют специальные звания. По закону о милиции другим работникам милиции такая отсрочка не предоставляется, они лишь снимаются с учета и состоят на учете в МВД.
       Законом о пожарной безопасности предусмотрено, что личный состав этой службы не подлежит призыву в армию, поэтому есть некоторые несоответствия между этим законом и основополагающим законом, регламентирующим призыв. По закону о воинской обязанности этой категории граждан отсрочка не предоставляется. Думаю, мы не вправе комментировать законы. Есть специально уполномоченные судебные органы, которые вправе разрешать данные споры.
       
       Сотрудник пресс-службы ГУВД Москвы:
       — Есть законы о милиции и о пожарной безопасности. А есть закон о воинской обязанности, который является основным в том, что касается призыва, и, безусловно, в этой части с ним должны были согласовывать все прочие законы. В законе о милиции подразумевали, что от армии освобождаются только имеющие звания и курсанты, но, к сожалению, получилось все не так однозначно, поэтому появилась совместная директива министра обороны и министра внутренних дел о том, что сотрудников милиции призывного возраста все-таки берут в армию, но комплектуют ими внутренние войска.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera