Сюжеты

У СТРЕКОЗ ЭТО НАМНОГО КРАСИВЕЕ

Этот материал вышел в № 09 от 01 Июля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

О любви дети узнают рано, потому что в русских и нерусских сказках рассказывается только о ней. И только в сказках любимую завоевывают, совершают ради нее немыслимые подвиги, преодолевая тысячи препятствий. О том, что первичные половые...


       
       О любви дети узнают рано, потому что в русских и нерусских сказках рассказывается только о ней. И только в сказках любимую завоевывают, совершают ради нее немыслимые подвиги, преодолевая тысячи препятствий.
       
       О том, что первичные половые признаки мужчин отличаются от женских, открылось нашему ребенку в пять лет. Детсадовские дети, конечно, узнают об этом раньше.
       Света прибежала с улицы и с порога радостно сообщила:
       — А вы знаете, что у некоторых мальчиков пипка вот такая?! — И она загнула пальчик.
       — Не у некоторых, а у всех, — спокойно поправил ее папа, укладывая в чемодан вещи, — на следующий день он с дочкой уезжал на юг.
       Света на мгновение задумалась, а потом выдала результат своих размышлений.
       — Ты неправду говоришь, — сказала она отцу. — У маленьких она маленькая, а у больших — большая.
       — Правильно, — подтвердил папа и объяснил: — Все растет — нос, ногти, волосы, а значит, и пипка тоже.
       И тут дочка неожиданно потребовала предъявить доказательство своей и папиной правоты.
       — А покажи, — сказала она.
       Папа замер с какой-то вещью в руке — к такому повороту разговора он не был готов, но попытался вывернуться:
       — Разве ты не видишь, что я занят, мне некогда…
       — Что «некогда»! — возмутилась дочка, вертя ладошкой. — Это же всего одна минутка!
       Логика была железная, и папе ничего не оставалось, как пообещать:
       — Я тебе обязательно покажу, но не сейчас.
       Но Свету это не устраивало, и она, припирая отца к стене, спросила:
       — Ты, что ли, стесняешься? Тогда пошли в туалет…
       Папа все же заверил дочь, что он ее просьбу обязательно выполнит, но не сегодня. И Света смирилась.
       Двумя годами позже, живя с дочкой летом в эстонской семье, я узнала и увидела, как родители со своими детьми — от пяти до восьми лет — ходят вместе в баню, зазывая туда и своих гостей. «Это наша традиция, — объяснили они мне. — Мы ходим в баню не мыться, а беседовать — это, во-первых. А во-вторых, когда дети вырастут, они не будут заглядывать в щелку или под юбку, чтобы увидеть, как устроены мужчина и женщина».
       Это очень правильная традиция — дети в естественной обстановке, без натуги познают то, что должны познать.
       Но о любви дети узнают рано, потому что в русских и нерусских сказках рассказывается только о ней. И только в сказках любимую завоевывают, совершают ради нее немыслимые подвиги, преодолевая тысячи препятствий на пути к любимой. Полушарие девочек, заведующее эмоциями, усваивает это намного раньше, чем то же самое мальчиковое полушарие, поэтому готовность девочек к любви опережает готовность мальчиков.
       Когда дочке было пять лет, ей признался в любви замечательный мальчик Ваня (последний мальчик из многодетной семьи Никитиных) — ему было тогда семь лет. Света очень серьезно отнеслась к его признанию, и года три мы всерьез обсуждали, в каком платье — белом или розовом — идти под венец, где праздновать свадьбу и т.д.
       Потом мне это здорово надоело, и однажды, провожая Свету в школу, я начала ей — первокласснице — популярно объяснять, что ранняя любовь редко кончается браком. Хотелось немножко сбить с нее романтический флер, заземлить проблему. Я говорила, что со временем вкусы и пристрастия меняются, появляются новые знакомые и часто оказывается так, что они интереснее, чем тот, кого ты любишь с детства. В результате начинаются ссоры …
       На этом месте дочка меня перебила и сказала:
       — С Ваней невозможно поссориться.
       — Возможно, — уверенно сказала я. — Ты же не знаешь, какой у него будет характер, когда он вырастет. И он не знает, какой будет у тебя.
       — Нет, невозможно! — упорствовала Света. — У них в семье вообще не ссорятся.
       — Ссорятся, и еще как! — пыталась переубедить я дочку. — Ведь они все такие разные…
       — Ты не понимаешь! — возмутилась Света и выдала четкую формулировку: — У них бывают ссоры, но они никогда не доводят их до конфликта.
       Мне нечего было ей возразить — уста младенца глаголили истину. Осталось только донести ее до мужа, что я и сделала, добавив, что начинается обратный процесс: ребенок воспитывает нас.
       Но романтизма в дочке не убавилось и тогда, когда любовь пошла на убыль, и даже тогда, когда, спросив нас, откуда берутся дети, получила об этом процессе скучную информацию. Не убавилось и тогда, когда, поделившись своими знаниями с другими детьми, узнала от них — не в лучших словах и выражениях — то, что мы ей недосказали.
       Романтика, как и надежда, должна умирать последней. Это я поняла, когда летом на даче моя десятилетняя, уже посвященная во взаимоотношения полов дочь, увидев стрекозу на стрекозе, с тоской в голосе спросила меня:
       — Мам, что, и у людей так же?
       — Ну что ты, Светик! — всполошилась я. — У людей же это бывает только по любви!
       И я увидела, как, просветлев лицом, дочка с облегчением вздохнула.
       Но если бы Света задала мне этот вопрос сегодня, когда изыски сексуальной революции, став доступными даже детям, опустили любовь на много градусов, я бы, наверное, ответила ей:
       — Ну что ты, Светик! У стрекоз это намного красивее!
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera