Сюжеты

ДВОЙНОЙ АВТОПОРТРЕТ «БУБНОВЫХ ВАЛЕТОВ»

Этот материал вышел в № 10 от 11 Февраля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В Москве открылись сразу две выставки знаменитого художественного объединения В истории искусства прошлого века не было другого содружества, оказавшего столь же грандиозное влияние на творчество десятков, а то и сотен российских, советских...


В Москве открылись сразу две выставки знаменитого художественного объединения
       

  
       В истории искусства прошлого века не было другого содружества, оказавшего столь же грандиозное влияние на творчество десятков, а то и сотен российских, советских и снова российских живописцев.
       Установки «валетов», позволившие ужиться кубистической пластике Поля Сезанна и Жоржа Брака с российскими лубком и примитивом, проступают то в работах участников послеоктябрьских объединений — тех, что стремились «наполнить новым содержанием меха старого искусства», то в живописи оттепельного «сурового стиля». И чуть тронутые кистью холсты советского академика Евсея Моисеенко, и угрюмые пастозные нонконформистские опусы Оскара Рабина объединяет прочувствованное знакомство авторов с поисками «бубновых валетов».
       …Начиналось все шумно и весело, первая выставка «Бубновый валет» открылась в столице в декабре 1910 года. Броское словосочетание было вызовом наивно-романтичной публике, воспитанной возвышенными и нездешними наименованиями вроде «Голубой Розы» или «Золотого Руна». Название экспозиции происходило как из увлечения лубочными «народными картинками» (в частности, игральными картами), так и из желания эпатировать явным образом каторжника с «бубновым тузом» — нашивкой на спине.
       Созданный Ильей Машковым специально к вернисажу «Автопортрет и портрет Петра Кончаловского» вызвал оторопь даже у многих участников той экспозиции, в том числе и у Михаила Ларионова, одного из главных ее инициаторов. «Когда полотно поставили на место, — вспоминал Аристарх Лентулов, — то зрителям представилось зрелище настолько неожиданное, что первое время трудно было сообразить, что сие произведение означало: изображены были два голых человека, исполняющих романс, одетые в трусы смугло-черного цвета, с мышцами, как у борцов, с выпученными глазами, посаженные на длинный диван. На полу лежали гантели и гири».
       На нынешней выставке в Московском центре искусств не найти многих хрестоматийных работ «валетов»: их сегодня цементирует постоянные экспозиции множества музеев, начиная с Третьяковки и Русского. Выставка и задумана была пару лет назад в недрах Ярославского художественного музея не только как парадный отчет к 90-летию творческого сообщества, но и как показ не вполне известных холстов его участников. Рядом с привычными южными пейзажами Петра Кончаловского, «Двойным автопортретом» Виктора Барта, «Искусственными цветами» Александра Куприна открытиями выглядят зимний пейзаж Льва Бруни из Ивановского музея или кировский «Белый флигель» кисти Сергея Лобанова.
       Выставка уже побывала в пяти городах России. Гриф Министерства культуры появился только в Москве. Говорят, в самое ближайшее время обмен экспонатами даже между государственными музеями будет возможен только за значительную плату — тогда подобным «инициативам снизу» придет конец. Но с «валетами» российские музейщики все же успели.
       
       P.S. Выставка «Бубновый валет». Путь на Запад? Путь к себе?». Московский центр искусств (ул. Неглинная, 14) — до 5 марта, галерея «Элизиум» (ЦДХ) — до 28 февраля.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera