Сюжеты

АВТОМОБИЛЬ КАК СИМВОЛ ЭКОНОМИИ

Этот материал вышел в № 11 от 14 Февраля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Мой приятель-журналист, проживающий ныне в Швейцарии, раз в три-четыре месяца приезжает в Россию. Не по бизнесу приезжает — только за «ощущением жизни», как он сам выражается. «Понимаешь, — говорит, — символ Швейцарии для меня — холеная...


       


       Мой приятель-журналист, проживающий ныне в Швейцарии, раз в три-четыре месяца приезжает в Россию. Не по бизнесу приезжает — только за «ощущением жизни», как он сам выражается. «Понимаешь, — говорит, — символ Швейцарии для меня — холеная корова, пасущаяся на зеленом лугу.
       Она пасется сегодня, завтра, год, пять, десять лет пасется, жрет, зараза, траву, и ничего вокруг не происходит! Сытое, размеренное и дико скучное бытие! А вы за месяц, да даже за неделю проживаете столько, сколько «цивильные нации» за годы!»
       С ним трудно не согласиться. Когда я окидываю взором изменения, если так можно выразиться, автомобильного менталитета россиян всего лишь за мою пятидесятилетнюю жизнь, я поражаюсь, какой гигантский скачок здесь произошел. Судите сами.
       Во времена моей юности иметь собственный автомобиль было все равно, что сегодня иметь собственный самолет. В нашем военном городке на окраине Пскова всего на двух человек — владельцев «Победы» и «Волги» с оленем на капоте — смотрели так, как сегодня смотрят на долларовых миллионеров — с восторгом и неприязнью одновременно. Это были годы пятидесятые.
       В шестидесятые и даже в семидесятые, когда в СССР «Фиат» впрыснул 660 тысяч автомобилей в год, ситуация мало изменилась, разве что «Победа» исчезла, а «Жигулей», «Москвичей», «Волг» и «горбатых запоров» стали выпускать побольше, но все равно на них были очереди, но все равно «Москвич-412», например, стоил 4900 рублей, «Жигули» — 5500 рублей при средней зарплате того времени 120 рублей — более 40—50 зарплат за автомобиль!! И тем не менее на черном рынке машины стоили вдвое дороже магазинной цены — мы были единственной страной в мире, где старая машина стоила дороже новой. На машину семья копила полжизни для того, чтобы остальные полжизни на ней ездить, а потом еще и передать ее потомкам.
       Прошло всего каких-то тридцать лет, и сегодня Россия со страшной силой автомобилизуется — при средней зарплате по стране 90—100 долларов семья может приобрести машину «секонд-хенд» за 300—500 долларов — всего полгода накоплений!
       Но наш «мидл-класс» отечественный «секонд-хенд» не берет — либо новые «Жигули» и «Лады», либо за те же 4—7 тысяч долларов — подержанные иномарки.
       Для того чтобы понять, что хочет взять на авторынке наш потребитель, надо сначала определить понятие «мидл-класса». Оно чрезвычайно размытое — от доходов семьи из трех—четырех человек в 700 долларов в месяц до 5000 долларов. Далее идет «новая русскость».
       В первой половине девяностых, когда «свободным предпринимателям» шла шальная деньга за любое их телодвижение в бизнесе, «мидл-класса» еще не было. Были только новые русские и мы, служивые, на зарплате, то есть почти нищие. Наши новые богатеи отличались от западных тем, что, имея, скажем, 200 тысяч долларов «за пазухой», они брали тачки за 80—100 тысяч. В то время как западные бюргеры и коммерсанты, имея, допустим, те же самые 200 тысяч на счету, никак не могли себе позволить взять машину дороже 17—20 тысяч, да и то в кредит. Они всегда и считали, и придерживали каждый пфенниг, цент. Теперь «мидл-класс» в России есть. И он выбирает машины. Какие? Самые экономные и практичные берут все-таки машины новые отечественные — простой пример: на стоянке в одну ночь отморозки разбили боковые стекла «десятки» и «Шкоды-фелиции», сперли магнитолы. Так вот, без учета стоимости магнитол восстановление боковых стекол владельцу «десятки» обошлось в двести рублей, а владельцу «Фелиции» — в 120 долларов. Далее — за два года эксплуатации у «десятки» было около двух десятков отказов и дефектов, на устранение которых (без гарантии) было потрачено около семи тысяч рублей (230 долларов). За то же время на «Шкоде-фелиции» было всего три отказа, устраненных по гарантии, но договор об этой самой гарантии плюс плановые ТО-1, -2, -3, -4 вылились в общей сложности в 800 долларов — разница есть? Я уж не говорю об авариях — «элемент» крыла, или капота, или дверцы, подвергающийся рихтовке, шпаклевке с последующей окраской, на отечественной машине стоит максимум полторы тысячи рублей (50 долларов), а на средней иномарке — 150—300 долларов. Из этого следует: те, кто деньги считает и не мечтает пускать пыль в глаза, покупают скромные отечественные автомобили.
       Скажу больше: среди богатых людей, дорожащих своей жизнью, наметилась в последний год мода ездить незаметно, не бить в глаза «шестисотыми», которые они легко могут приобрести. «Девяносто девятая» — вот их излюбленный автомобиль. На «пати», на прием, к нужному клиенту, на подписание важного договора они могут приехать и на «Феррари», но на работу и с работы предпочитают передвигаться без ажиотажа.
       У нашего «мидл-класса» нет патриотизма в выборе машины, как у французов, выбирающих «Рено», «Пежо» или «Ситроен»; как у немцев, выбирающих «Мерседес», «Ауди», «Фольксваген» или «БМВ» — у них все эти модели примерно одинаковы по цене и качеству, а сервис есть на каждом километре, и сами они под капотом не копаются. У наших же «бюргеров» выбор один — «ВАЗ», на худой конец «Волга», а уж какая модель — зависит от условий их жизни. Если человек живет в небольшом городке, в сельской местности, то он выбирает карбюраторные «шестерки», «семерки», «четверки» и «Лады», поскольку может их починить в любом сельском гараже. Инжекторное обслуживание — только в областном центре, до которого еще надо доехать.
       Но за последние десять лет в головах наших соотечественников произошел грандиозный сдвиг — мы узнали иномарки. Пусть старые, десятилетние, но «БМВ» и «мерсы» за те же пять—семь тысяч «зеленых», и когда в них садишься, когда тебя обнимает полная тишина, а дверцы захлопываются не со звуком консервной банки, а глухо, солидно, когда нажимаешь на педаль и улетаешь, а «торпеда» под дерево подмигивает тебе совсем не российской роскошью, как тут не послать весь российский автопром на любые буквы!
       
       P.S. Юрий Гейко является приверженцем автомобилей российского производства не только на бумаге, но и в жизни. Бывший водитель-испытатель АЗЛК сейчас ездит на «Ладе»-21103 цвета «мурена». Жена Юрия, актриса Марина Дюжева, разделяет пристрастия мужа: она ездит на «десятке» цвета «темно-синий металлик».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera