Сюжеты

УСПОКОИТЕЛЬНОЕ ДЛЯ СОВЕСТИ

Этот материал вышел в № 12 от 18 Февраля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Зачем была нужна конференция «Власть прессы или пресс власти» Мой школьный учитель географии любил рассказывать, как в молодости работал на Чукотке. По его словам, самым ходовым выражением среди местных жителей было «колек аминкри» —...


Зачем была нужна конференция «Власть прессы или пресс власти»
       

  
       Мой школьный учитель географии любил рассказывать, как в молодости работал на Чукотке. По его словам, самым ходовым выражением среди местных жителей было «колек аминкри» — «ничего не поделаешь». Это был стандартный комментарий ко всему — неудачной охоте, сильному бурану, произволу начальства. Вот эти-то уроки географии мне и напомнила конференция, посвященная свободе слова в России, — «Власть прессы или пресс власти».
       
       Ирина Хакамада сравнила прессу с силовой структурой, действующей так же бесцеремонно, как настоящие силовики. Ее превзошел Олег Добродеев, раскритиковав журфак МГУ за то, что тот готовит журналистов сообщать не новости, а свою позицию.
       Не скажу, что журналисты без греха. Дело в другом. Теоретическое обсуждение состояния российской журналистики и оценка ситуации вокруг НТВ, ТВ-6, «Эха Москвы» — это совсем разные вещи.
       Разгром НТВ, ТВ-6, газеты «Сегодня», форменное издевательство над «Эхом Москвы» можно называть либо преследованием независимых от государства СМИ, либо следствием «разборок» олигархов с властью и ошибок самих журналистов, которых, конечно, жалко. И то и другое будет политической позицией. Нейтралитет здесь просто невозможен, особенно для политика. Кивки на борьбу олигархов с властью и нечистоплотность журналистов – это не что иное, как оправдание и поддержка действий власти, потому что речь идет не о теории, а о самой практической практике.
       Когда эта практика вторгается в течение научной конференции, возникает странная ситуация. Так было с выступлениями Алексея Венедиктова и Сергея Пархоменко. Первого ровно в день открытия конференции в очередной раз «кинули» газ-промовские. Второй рассказал, что хозяева киосков, через которые распространяется его «Еженедельный журнал», предложили доплачивать «по полтинничку зеленых с киоска» за риск иметь дело с опальной структурой. Это ведь крик отчаяния: «Ребята, нас обманывают, грабят и душат!», — а в ответ согласно регламенту: «Спасибо за интересное выступление, слово предоставляется...»
       Более того, Борис Немцов с гордостью говорил, что наконец-то былые противники Венедиктов и «Газ-пром-медиа», представленный на этот раз Борисом Йорданом, начали диалог.
       Диалог был следующий: Венедиктов говорит, что не может добиться встречи с Йорданом, а Йордан — что его о встрече никто и не просил, Венедиктов — о нарушении «Газпром-медиа» договоренности по поводу состава совета директоров, а Йордан — о том, что «на должности» всего лишь с ноября и ни о какой договоренности не знает. Как можно назвать это диалогом, тем более политику, который несколько месяцев назад гордился организацией до сих пор не выполненной договоренности о передаче части газпромовских акций «Эха...» Евгению Ясину?
       Еще одна черта, характерная для многих выступлений на конференции, – попытка объяснить происходящее пассивностью общества и неразвитостью в стране демократических традиций. Это очень удобно – посетовать на то, что страна не готова к демократии, за демократов не голосует, в связи с чем надо подождать лет 20. «Колек аминкри».
       Только как же быть с тысячами людей, которые выходили в Москве и в Питере, стояли в пикетах и подписывались под обращениями в защиту НТВ в апреле прошлого года? Тогда политики, которые теперь сетуют на неготовность страны к демократии, говорили о священном праве собственности, об опасности раскачивания ситуации и вовлечения журналистов и зрителей в олигархические разборки, о том, что «митинговщина – это не метод»…
       Именно тогда и произошел перелом. Людям объяснили, что их слова и подписи ничего не значат, что год у нас не 2001-й, а 81-й, когда ходить на митинги протеста против действий собственной, а не чилийской, скажем, власти было как-то не принято. Кстати, думаю, что, если бы не поняли тогда и снова повалили на митинги, им объяснили бы еще раз.
       Лить крокодиловы слезы по поводу отсутствия в стране настоящих демократических институтов, развитого гражданского общества, сильной оппозиции и делать все, чтобы уничтожить все это на практике, – одна из характерных черт действий сегодняшнего политического бомонда. Далее работает эффект снежного кома – стереотипы мышления и поведения возвращаются очень быстро, а среди них и двоемыслие, и опасение сболтнуть лишнее, и нежелание высовываться, но главное – уверенность, что от тебя ничего не зависит.
       Чем дальше этот ком катится, тем труднее его остановить, и само по себе ничего не изменится. Ком катится в очень конкретную и определенную сторону. В сфере СМИ арифметика простая: было два негосударственных телеканала, теперь – ни одного. В политике примерно то же самое – достаточно посмотреть на новый состав Совета Федерации, на изменения в стиле работы Думы, на то, как проводятся региональные выборы.
       Хорошее успокоительное для совести: разговоры и имитация бурной деятельности, не просто не способной что-либо изменить, но даже не предназначенной для этого. Первое заседание общественной комиссии по проблеме свободы слова, созданной на конференции, пройдет 28 марта. То есть комиссия заведомо отказывается влиять на ситуацию, с которой «колек аминкри». Она собирается заседать после (понимаете, после!) конкурса на частоту ТВ-6. Интересно, с какой целью? В интересах науки или для очередной констатации того, что со свободой слова у нас не очень, но есть надежда, что через …дцать лет?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera