Сюжеты

Я ЗНАЮ ТРИ СЛОВА…

Этот материал вышел в № 12 от 18 Февраля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Могучий русский мат, не всегда бессмысленный, но всегда беспощадный». Это определение поэта Владимира Вишневского стало затравкой для спора в выпуске ток-шоу «Культурная революция» в прошлый четверг. А если до русского...


       
       «Могучий русский мат, не всегда бессмысленный, но всегда беспощадный». Это определение поэта Владимира Вишневского стало затравкой для спора в выпуске ток-шоу «Культурная революция» в прошлый четверг. А если до русского неотредактированного дошла трижды культурная программа (название — раз, канал-вещатель «Культура» — два и ведущий министр культуры собственной персоной — три), то, считай, тема назрела!
       Зрела тема исподволь. Генерал Лебедь, помнится, заметил, что мы, русские, «матом не ругаемся, мы матом говорим». Телевидение, в иных своих образцах успешно дошедшее до уровня соседней подворотни, мимо этой стороны нашего бытия пройти не могло. Неприкрытая матерщинка давно уже проскакивала в мыльных сагах из современной бандитско-ментовской жизни, а в иной рекламе («Евросеть, Евросеть, цены просто о...еть!») и стыдливый зуммер не мог скрыть истинного содержания.
       В последние предновогодние дни, ставшие совсем последними для ТВ-6, программа Василия Уткина «Земля—Воздух» явила миру группу «Ленинград», вызвав недоумение у знатоков: как будут выдавать в эфир песни, где текстов без мата раз, два и обчелся. «Ленинград» героически продержался почти час, заиграв родное матерное только под титры.
       В предпоследней «Свободе слова» писатель Виктор Ерофеев вкупе с главным вместеидущим Игорем Якеменко так «подставили» Савика Шустера, что и программой позже опытный ведущий опасливо интересовался у Говорухина, что именно депутат-режиссер намеревается цитировать, не мат ли снова?! Лидер движения «Идущие вместе», меняющий труды Пелевина, Ерофеева и иже с ними на произведения классиков, спровоцировал одного из обмениваемых авторов на чтение в прямом эфире фрагмента собственного матосодержащего творения. Автор спровоцировался. И все остались довольны. Якеменко — удавшейся провокацией, Ерофеев — собственной смелостью, Шустер — легким скандалом, который всегда положительно сказывается на рейтинге.
       Вряд ли это стало поводом для очередного выпуска «Культурной революции», ибо тема «Без мата нет русского языка» была заявлена заранее. Тем интереснее было наблюдать, как министр культуры будет пытаться и невинность соблюсти, и тему раскрыть. Но опыт руководства Гостелевидением и самым культурным из всех министерств сказался. И Михаил Швыдкой выдавал один за другим лихие словесные эквилибры, сообщая, что «знаменитое слово женского рода на букву «б» было запрещено всего лишь Екатериной II», а подхватив тезис Вишневского о слове, «которое мы заменяем вкусным словом «блин!» — просто Масленица какая-то!», раз и навсегда определял место этого слова в нашей жизни — «Масленица, которая всегда с тобой!».
       Но, свято соблюдая свой чиновничий ранг (как министр кинулся защищать своего премьера, когда тот же поэт Вишневский констатировал наличие в современном русском партхозмата как отдельной языковой категории, без которой чиновники начинают запинаться, — «Касьянов не запинается, честное слово!!!») и посему лично не произнося в эфире ни одного из обозначенных темой дискуссии слова, ведущий Швыдкой всячески подталкивал к этому певицу Бабкину. «Это есть в подтексте любой народной песни, — уверяла Бабкина, — вопрос — как преподнести». «Преподнесите!» — настаивал Швыдкой.
       Не настоял. Дальше открытия, что строчка из казачьей «Пчелочки» «Любить ее можно, целовать нельзя» и есть мат, только иначе поданный, дело у министра не пошло. «Спасибо, что перевели!» — съязвила Бабкина.
       При всей скользкости темы «Культурной революции» удалось не только повеселить собравшуюся публику, но и определить два ключевых контрапункта. Первый прозвучал в итоговом слове ведущего: «Дело не в том, знаем мы эти слова или не знаем, а в том, какова жизнь, которая заставляет нас вспоминать их так часто». Второй обнаружился в выступлении ученой гостьи: «Без мата русского языка, конечно, не существует, как тело человека не существует без отдельных частей, но не обязательно показывать их публично.» Тем более, телепублично.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera