Сюжеты

КАКАЯ ДЕЗА БЕЗ ЧЕКИСТА

Этот материал вышел в № 15 от 04 Марта 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Клонирование Здановича удалось Страна стоя приветствовала клонирование Здановича. По законам разведки новорожденной особи мужского пола дали имя Илья Шабалкин. Чтобы слишком не светился... Недавно поднялся шум: представитель ФСБ по фамилии...


Клонирование Здановича удалось
       

   
       Страна стоя приветствовала клонирование Здановича. По законам разведки новорожденной особи мужского пола дали имя Илья Шабалкин. Чтобы слишком не светился...
       
       Недавно поднялся шум: представитель ФСБ по фамилии Шабалкин официально заявил, что наша газета в целом и ее спецкор Политковская в частности, пытаясь выпутаться из финансового скандала с Фондом Сороса, используют командировки вышеуказанного спецкора в Чечню и сопровождающий их «нездоровый ажиотаж» для разрешения финансовых проблем газеты «с некоторыми фондами».
       В № 14 редколлегия «Новой газеты» так же официально дала необходимые разъяснения читателям по этому поводу. Что никаких «финансовых проблем», собственно, не было, что командировки в Чечню у Политковской действительно были — в количестве 39 штук за два с половиной года войны, а вот «нездорового ажиотажа» вокруг них силами редакции не организовывалось, а если ЧТО и было, так перлюстрация редакционной почты да тупые провокации офицеров ФСБ, а вот КОГО совсем не было, так это Хаттаба с Басаевым, не пойманных за два с половиной года силами офицеров ФСБ, назначенных, как известно, главными ответственными за проведение «антитеррористической операции».
       Что же дальше?
       Сначала главный редактор захотел, чтобы я, спецкор Политковская, написала гневное открытое письмо прямо г-ну Шабалкину. Я подумала и отказалась – неинтересно. Потом главный редактор сказал, что тогда надо написать открытое гневное письмо начальнику Шабалкина – г-ну Патрушеву, возглавляющему ФСБ. Подумала-подумала и тоже отказалась – человек, который неспособен поймать Басаева с Хаттабом силами многотысячного коллектива, не представляет для меня никакого интереса, хотя гнева тоже не вызывает.
       — Тогда пиши Путину.
       И я написала…
       
       ПИСЬМО В ШАТОЙ
       МАЙОРУ НЕВМЕРЖИЦКОМУ, командиру разведки Шатойской районной военной комендатуры
       
       Тому самому офицеру, который оказался свидетелем шатойской трагедии (убийство и сожжение шести мирных жителей военнослужащими Главного разведывательного управления, произошедшее 11 января 2002 года и официально объявленное Ханкалой «операцией по пленению раненого Хаттаба»), расследованием которой я как раз и занималась во время февральской командировки в Чечню. Что и послужило причиной столь сильного раздражения ФСБ, которое, в свою очередь, и сподвигло эту службу на вышеописанные провокации. Почему письмо именно ему? Потому что именно ему хочется.
       
       «Дорогой Виталий!
       Вот ведь как все обернулось... Пока мы мерили шатойские дороги...
       Стали говорить, что это мы за деньги, Ханкала подала такой голос, и даже неважно, чьей полостью рта: что ты прыгаешь по горам, с ужасом поглядывая с обрыва — не свалиться бы, обсуждаешь целыми днями, как кого убивали да жгли, смотришь в глаза 28 сиротам... И подобное стоит, согласно офицеру Шабалкину, в «у.е.»...
       Конечно, нам ничего не надо друг другу доказывать, нам вообще теперь можно молчать – ведь вы, Виталий, и так все видели и знаете, что там почем: у Дая, у Нохчи-Келоя, по дороге на Барзой, где третий месяц в реке лежат не нужные никакому Шабалкину два солдатских трупа и один офицерский... Что никакие «у.е.»...
       Сначала я очень обижалась: ему бы, Шабалкину, туда, где были мы, вот бы охолонился... А потом успокоилась, сочувствуя. «Им», в Ханкале, туго приходится: крутиться надо, как денщикам при обозленных по утрам начальниках, заметивших плохо начищенные сапоги. Поди попробуй рассказывать о том, где ты не был, чего никогда не видел, но обязан делать «лицо», что был, знаешь и осведомлен. Мы бы с вами от такой работы пустили себе пулю в лоб. А Шабалкин держится, бедолага. Так что мы счастливее, мы смотрели на все своими глазами, и нам не надо крутиться. Хоть мы и стали несчастными, переварив то, что увидели.
       Как там, в Шатое, сейчас? Больше никто не летает из Ханкалы ловить раненого Хаттаба? Как поживает Виктор Иванович Мальчуков, шатойский военный комендант, давным-давно все понявший про жизнь вокруг, человек с измученными глазами? Как вам трудно... Мне-то куда легче: отражать атаки идиотов в Москве – ерунда, это тебе не горы».
       
       …Вокруг отчужденные лица семьи – опять улетаю в Чечню. Только вот свидеться не придется: другие планы.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera