Сюжеты

ЦАРСКОЕ СЕЛО ОКТЯБРЬСКОЕ

Этот материал вышел в № 15 от 04 Марта 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Здесь Пушкин нашел у чувашей поэтическое убежище Не надо удивляться, если в чувашском селе Октябрьское кто-нибудь с вдохновением напишет: Ты помнишь чудное мгновенье – Перед тобой явился я… В сентябре 1833 года в данном населенном пункте...


Здесь Пушкин нашел у чувашей поэтическое убежище
       

  
       Не надо удивляться, если в чувашском селе Октябрьское кто-нибудь с вдохновением напишет: Ты помнишь чудное мгновенье – Перед тобой явился я… В сентябре 1833 года в данном населенном пункте переночевал путешествовавший по пугачевским местам Александр Сергеевич Пушкин. Официально считается, что поэт провел здесь одну ночь. Но молва гласит, что очарованный некоей чувашской красавицей, он задержался тут аж на три ночи. Говорят, именно с той поры повелись в селе люди смуглые да кудрявые...
       
       Хмельная слава
       Первым делом мне посоветовали взглянуть на местного кочегара Володю. Показали фотокарточку с его личного дела – ну вылитый Пушкин, с кудрями и бакенбардами! Жаль, он не любит фотографироваться и, говорят, пресекает все разговоры о его сходстве с Пушкиным. Возможно, опасается, что интересующиеся являются потомками Дантеса…
       Да, я еще не сказал, где находится село Октябрьское. Нет, не между Сентябрьским и Ноябрьским, как можно было бы предположить, а между селом Шоршелы и Волгой – это если смотреть из космоса. (Из космоса на эту местность первым заинтересованно взглянул 40 лет назад космонавт номер три Андриян Николаев, в Шоршелах родившийся.) Ну а если ехать по трассе из Чебоксар, то километров через 50 будет указатель «Октябрьский поворот». Коль не сбавишь скорость, и октябрьский переворот может случиться.
       Понятно, что Октябрьским село стало называться после переворота, а до того оно носило красивое чувашское название языческого происхождения – Исмели. За год до рождения Пушкина здесь переночевал еще и Павел I, но похожих на императора сельчан что-то не видно. Царь, судя по всему, был не бабником, а гурманом. Сохранился перечень яств, поданных ему к обеду: телятина, мясо поросят, цыплят, тетеревов полевых, куропаток серых, масло сливочное, сливки густые, лимон, рыба, салаты, огурцы свежие, сморчки, шампиньоны, петрушка, сельдерей, лук зеленый, морковь, репа, хрен, шпинат, щавель, картофель.
       Недавно приезжал в Октябрьское президент Чувашии Николай Федоров. Посмотрел недостроенную школу, посетил хмелефабрику. Высказал мнение, что хмелеводство в республике должно возродиться. Никто не возражал. Чувашия всегда славилась своим хмелем, а Мариинско-Посадский район, в котором находится село Октябрьское, давал 45 процентов российского хмеля. Сейчас здешняя хмелефабрика простаивает, поля истощились и заросли сорняками. Из-за снизившейся культуры земледелия и износившейся техники в местном хмеле много сора и мало альфа-кислоты. Никакой пивовар Иван Таранов брать этот хмель не хочет, предпочитает слетать на самолете за импортным.
       Ну и кто же будет восстанавливать былую хмельную славу? Пушкин?
       
       Розы – хламидозы
       Пушкина здесь невольно вспоминаешь на каждом шагу. Вот бегает дворовый мальчик, вот крестьянин торжествует, на дровнях обновляя путь. А вот сохранившийся с пушкинских времен родник. Подходят девушки с ведрами, и, глядя на них, хочется продлить срок командировки. Не пугает даже санитарно-гигиеническая статья в районной газете под заголовком «Целуясь в беседке среди роз, вспомни про хламидоз». Ничего не скажешь, рифма свежая.
       Надо заметить, к поэзии здесь неравнодушны.
       Именами местных поэтов в Октябрьском называют улицы. Глава сельской администрации Виталий Тарасов провел меня по улице Альберта Канаша и показал дом, где жил поэт, стихи которого вошли в учебники чувашской литературы. Есть в селе и улица Пушкина. Как ни странно, появилась она лишь в прошлом году. Александру Сергеевичу в очереди на увековечение пришлось пропустить вперед не только собратьев по перу, но и покойного директора хмелеводческой конторы. Понятно, что славы у Пушкина от этого не убыло, но удивительно, что даже к 200-летию поэта улицы его имени в селе еще не было.
       
       Я здесь остался б…
       Похоже, в ходе той поездки Александру Сергеевичу пришлось в творческих муках кое-что сочинять. В частности, оправдания перед своей Натальей Николаевной. Вот как начинается его письмо, помеченное «8 сентября, Казань»: «Мой ангел, здравствуй. Я в Казани с пятого и до сих пор не имел время тебе написать слова…»
       Между нами, путешественниками, тут что-то не то. Как это он «в Казани с пятого» и пишет жене восьмого, если седьмого сентября он еще находился в чувашском селе в ста пятидесяти верстах от Казани, на другом берегу Волги? Может, надо верить не письмам, а более искренним сочинениям? Читаем:
       Когда б не смутное влеченье
       Чего-то жаждущей души,
       Я здесь остался б — наслажденье
       Вкушать в неведомой тиши…
       Эти строки имели пометку: «1883, дорога, сентябрь».
       Наверное, правильно сделал Александр Сергеевич, что не остался насовсем в полюбившемся ему чувашском селе. Это сейчас в Октябрьском дискотека, вечернее кафе. Детишек можно отдать на музыку и рисование в школу искусств, самому записаться в народный хор при Доме культуры… А тогда что тут было хорошего? Почтовая станция да базар. Никакой перспективы.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera