Сюжеты

ХОЗЯИСТВУЮЩИЙ СУБЪЕКТ С ПОВАДКАМИ ШКОЛЬНОГО УЧИТЕЛЯ

Этот материал вышел в № 16 от 07 Марта 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Уход команды «Эха Москвы» в семь раз обрушивает стоимость радиостанции Чуть больше недели прошло с того дня, как команда журналистов «Эха Москвы», представившая концепцию нового радио «Арсенал», выиграла конкурс за право вещания на новой...


Уход команды «Эха Москвы» в семь раз обрушивает стоимость радиостанции
       


       Чуть больше недели прошло с того дня, как команда журналистов «Эха Москвы», представившая концепцию нового радио «Арсенал», выиграла конкурс за право вещания на новой частоте в FM-диапазоне. Накануне конкурса Алексей Венедиктов, нынешний главный редактор «Эха…» и потенциальный главный редактор «Арсенала», по поводу «Эха Москвы» заявил, что «на этой национализированной радиостанции» больше не работает.
       
       — Что это было – эмоциональный порыв?
       — Мое заявление было воспринято как пиаровский ход, но сделано оно было своевременно: конкуренты стали распускать среди членов комиссии слухи, что Венедиктов просто хочет вторую радиостанцию. Еще в феврале прошлого года я заявил, что не буду работать на национализированной радиостанции. В 1997 году мне предлагали возглавить «Маяк», я же не пошел! Ни «Маяк», ни национализированную радиостанцию я не хочу. Я «Эхо» хочу!
       — Значит, в случае продажи контрольного пакета «Эха Москвы» журналистскому коллективу Алексей Венедиктов останется главным редактором?
       — Разве что назначить Алексея Алексеевича Венедиктова-младшего (сын Венедиктова-ст., от роду 1 год 3 мес. — Ред.), а при нем – опекунский совет. А если серьезно, то даже если представить невозможное – продажу пакета акций нам или людям, с нашей точки зрения, репутационным, — я не останусь. Готов обсуждать роль политического обозревателя или ведущего на «Эхе Москвы», но главным редактором буду на «Арсенале». Мне интереснее делать новое радио с нуля вместе с испытанной командой. Я принял «Эхо…», когда его рейтинг в Москве был 3%. Сейчас – 7,5 %. Радиостанция была убыточной, стала прибыльной. Я сдаю радиостанцию своему преемнику в полном порядке. Конечно, хотелось бы, чтобы преемником стал кто-то из наших журналистов, но мы же не знаем, какой формат захочет новый собственник, — вдруг музыкальный?
       — У тебя есть информация, что решение принято и собственность будет продана репутационным людям?
       — Вопрос несколько шире, чем просто продажа. Столкнулись два «хозяйствующих субъекта» — «Эхо Москвы» и Российское государство. Надо признать, мы сами хотели рынка, понимали, что любое СМИ будет иметь владельца или владельцев, но право журналистов — выбирать себе оных. Одно дело, когда собственностью владеют журналисты или люди репутационные, – я готов работать с такими собственниками. Другое дело, когда владеют нерепутационные люди, структуры. Или государство. В этом варианте я работать не готов. Собственно, вот и все мои ограничения. И с новыми собственниками веду разговор с позиции силы — вы у меня отобрали собственность, с моей точки зрения, незаконно, с вами я работать не буду! Давайте найдем человека, который репутационен в моих и ваших глазах, тогда мы готовы обсуждать неуход нашей команды!
       — Даже получив запасной аэродром в виде новой частоты, ты продолжаешь биться за «Эхо…»?
       — Я – акционер «Эха», у меня лично 18 процентов акций. И я понимаю, что уход нашей команды в семь раз обрушивает стоимость акций, в том числе и моих. Поэтому предлагаю: давайте сделаем такую структуру собственности, чтобы наши слушатели понимали, что нет никакого политического нажима на редакционную политику. Когда на комиссии по лицензированию министр Лесин спросил меня: «Алексей, радио «Арсенал» — это для вас бизнес или борьба за свободу слова?», я ответил, что бизнес, и был абсолютно честен. Мой бизнес состоит в том, чтобы обеспечивать свободу слова! Этому нас учит великий Альфред Рейнгольдович Кох, ныне сенатор от Ленинградской области. За «Эхо Москвы» мы еще поборемся. Как когда-то я спросил Гейдара Алиева, будет ли он выставляться на новый президентский срок, и он ответил: «Этим оставлять, что ли?!». Так и мне этим оставлять не хочется.
       — Но пока ты заявил, что уходишь. И это подтверждение правоты тех, кто считал, что переговоры с противником ничего не дадут.
       — Я сохранил «Эхо», только оно называется «Арсенал». Если бы мы не выиграли конкурс, я был бы заложником на переговорах о судьбе «Эха…» — куда он денется с подводной лодки?! Решение комиссии заставило «Газпром-Медиа» вступить в переговоры. Теперь я буду выставлять условия.
       — То, что частота досталась «Арсеналу», — закономерность?
       — Нет, я знаю, какая кровавая война велась, знаю, что Лесину дважды звонили из Кремля и трижды из «Газпрома». Но по протоколу голосования мы получили восемь голосов из восьми.
       — Ваша победа 27 февраля означает ли определенные надежды для команды Киселева на конкурсе 27 марта?
       — Не думаю, что наша победа напрямую связана с конкурсом за шестую кнопку. 27 марта будет конкурс концепций телевидения — раз, политических концепций – два, конкурс инвесторов — три. Возможно, на первое место выйдет конкурс инвесторов или политических концепций. Боюсь, последние события – вступление в пул инвесторов ООО «ТВ-6» Примакова и Вольского – ломают предыдущие договоренности. При всей нежной любви к Примакову я не разделяю его понятий о журналистике. Мне трудно представить, как журналисты-либералы будут договариваться о концепции канала с человеком консервативного мышления.
       — За последние годы, участвуя в этих делах, ты как историк и журналист много потерял?
       — Ой, сколько я приобрел! Теперь знаю, как составлены все нынешние крупные состояния — отращиваются во-от такие зубы и когти. А затем выигрывается «Арсенал»…
       — А-а, Венедиктов теперь сам олигарх!
       — Только будучи олигархом, я могу прикрыть своих журналистов. Если верить оценивавшему «Эхо…» господину Коху, моя личная собственность в виде 18% акций сегодня достигает полутора миллионов долларов. Правда, после моего заявления об отставке акции упали в семь раз. Так я сам превратил свое состояние в пыль. Но пыль золотую. Я сказал этим ребятам: хотите сохранить свою и мою собственность – договаривайтесь со мной! Вы сами превратили меня из романтически настроенного журналиста в хозяйствующий субъект. А представляете, что это такое —хозяйствующий субъект с повадками школьного учителя истории советских времен?!
       — Кто придумал название «Арсенал»?
       — Николай Грахов, партнер «Эха…» в Екатеринбурге и соучредитель «Арсенала». Это вообще его идея, нам в голову не приходило, что мы можем участвовать в конкурсе за новую частоту. Когда в августе стало ясно, что переговоры захлебываются, Коля спросил: «Почему вы не идете на конкурс?! Ну-ка, быстро заявку!» Он перевел нам 300 тысяч долларов. Теперь мы получили кредит от Доверительного Инвестиционного Банка, подчеркиваю – кредит. Это стартовые деньги, из которых надо будет платить за аренду помещения, покупать оборудование и улучшать качество звучания. Самое дорогое – связь. Мы понимаем, что у нас пока аудитории – ноль, рекламы – ноль и зарплаты тех, кто перейдет на «Арсенал», упадут на треть.
       — Когда «Арсенал» можно будет услышать в эфире?
       — Первого июня. На апрель планируем технические эфиры.
       — Какова концепция нового радио?
       — Если посмотреть на сегодняшний рынок немузыкального радио, то, с одной стороны, — это государственные информационные радиостанции: «Маяк» и «Радио России», а с другой стороны – зарубежные: «Свобода», «Голос Америки», Би-би-си. Ни те ни другие не работают на рекламном рынке, первых содержит государство, последних – иностранные налогоплательщики. «Эхо…» – единственная негосударственная информационно-разговорная радиостанция, существующая на рекламном рынке. Почему мы и стали прибыльными. Если нам не удается «отбить» «Эхо…», будем делать «Арсенал» как исключительно информационную радиостанцию. Если удается отбить «Эхо...», «Арсенал» станет разговорным радио, где главными героями будут люди, готовые общаться со слушателями. Уже родился первый лозунг. Света Сорокина придумала: «Арсенал» — радиоАктивное». Это и есть наша концепция.
       — У «Эха…» всегда были блистательные слоганы – «Свободное радио для свободных людей», «Слушайте радио. Остальное — видимость».
       — Да, а Сорокина недавно, заканчивая новости, сказала: «Слушайте «Эхо Москвы», оно почти уже видимость! И не забудьте выключить телевизор!» Только вчера придумывали слоганы для «Арсенала»: «Включите «Арсенал» — услышите «Эхо»; или Ашот Насибов придумал: «Вся обойма в «Арсенале»!» А Сема Левин (дизайнер, автор логотипов «Эха Москвы», НТВ, ТВ-6. — Ред.) предложил замечательный логотип по аналогии с мишенью «Эха…» – пробитая мишень.
       — Чувствуется, что команда ТВ-6 полностью влилась в ваши ряды.
       — Одна из составляющих концепции «Арсенала» – приглашение в эфир телезвезд. Я получил согласие Владимира Познера вести вечерний эфир, правда, предложение ему я сделал, конечно, уже после конкурса (Познер – член конкурсной комиссии. — Ред.). Давно, еще до событий на ТВ-6, мы звали к нам Светлану Сорокину. В ток-шоу должны быть звезды. Ошибка Савика Шустера, по-моему, в том, что он ведет себя политкорректно, пытается быть незаметным. А у нас надо быть отдельной стороной разговора, чуть ли не ярче остальных. Это принцип российской журналистики еще со времен Белинского. А телевизионщики отлично вписались в нашу команду. Осокин – гениальный ведущий. В свою свободную неделю он читает газеты, выписывает новости и потом специально заказывает сюжеты у корреспондентов – никогда прежде не видел подобного подхода у ведущих!
       — Но ваша дружба с ТВ-6 – остатки внутримостовской корпоративности. После недавней конференции, посвященной свободе прессы, лишний раз стало понятно, что внутри всей журналистской корпорации существуют глобальные противоречия.
       — Не надо во вселенском масштабе говорить о свободе слова. У меня 558 тысяч радиослушателей, и обязательства только перед ними, а не перед зрителями, скажем, ОРТ. Всегда считал, что СМИ – сфера обслуживания. Я – прачечная. Ко мне приходят люди моего квартала стирать белье, и я не буду думать о тех, кто ходит в прачечную через улицу.
       — А как же понятие «корпорация»?
       — Журналистской корпорации никогда и не было, это мифы. И ожесточение будет длиться долго, и не зависит от владельцев СМИ. Дело исключительно в этических правилах. Вот Березовский уволил Третьякова. Я во многом не согласен с Третьяковым, но пригласил его делать еженедельную рубрику на «Эхо…», поскольку считаю, что Виталий Третьяков был уволен по политическим причинам. Хотя понимаю, что Березовский как хозяин имел полное право это сделать. Третьяков неоднократно критиковал нас и наших друзей в тяжелые моменты, но я счел возможным подобную демонстрацию и не вижу разницы сейчас между Третьяковым и Киселевым, с тем лишь исключением, что Евгения Алексеевича долбит не олигарх, а государство. Я не чувствую ответственности за корпорацию. Не показывать конфликт вокруг «Эха…» по ОРТ и РТР – это административное решение. Не считают это важным — пожалуйста. Но когда на ОРТ проводили обыск, мы поставили туда корреспондента с микрофоном. Это был наш выбор, который ни к чему Костю Эрнста не обязывает. И если снова придут за Эрнстом или за Лесиным, там снова будет стоять мой корреспондент. И если за Волошиным придут – тоже.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera