Сюжеты

СУД С ПРИСТРАСТИЕМ

Этот материал вышел в № 16 от 07 Марта 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Он гуманен к преступникам и строг к потерпевшим К каким только ухищрениям не прибегают иные злостные мошенницы и нечистоплотные журналисты, чтобы опорочить в глазах законопослушных граждан кристальную репутацию судейского сообщества вообще...


Он гуманен к преступникам и строг к потерпевшим
       
       К каким только ухищрениям не прибегают иные злостные мошенницы и нечистоплотные журналисты, чтобы опорочить в глазах законопослушных граждан кристальную репутацию судейского сообщества вообще и его отдельных скромных представителей в частности. Именно о журналистах очень много и очень строго говорилось на недавнем совещании служителей Фемиды Краснодарского края.
       После руководящей рекомендации «жестче и принципиальнее принимать меры правового реагирования против СМИ, оказывающих давление на суд» неприкосновенные и неподкупные подчиненные Александра Чернова на выходе выстроились в очередь для подписания челобитной в адрес президента, в которой просили Владимира Путина заступиться за председателя Краснодарского краевого суда, так незаслуженно обиженного прессой.
       Но, как известно, Владимира Владимировича опередил Басманный суд г. Москвы. Не высказав претензии к опубликованному мною скорбному рассказу о мытарствах матери-одиночки, ставшей жертвой квартирного мошенничества и судейской волокиты, суд под председательством судьи Е.А. Птанской (и.о. председателя Басманного суда) «жестко и принципиально» прореагировал на краткое послесловие отдела расследований «Новой газеты», в котором высказывался ряд предположений о личном благосостоянии высокого судейского чина, оценив моральный ущерб краснодарского коллеги в 30 миллионов (!) рублей.
       
       Неназванные мошенники
       Похвальная скорость и безграничный масштаб, с какими были удовлетворены требования обиженного председателя Краснодарского крайсуда, повергли в шок героиню моего журналистского расследования. Как раз в это время Аня Багдасарян, та самая мать-одиночка, в который раз уже за последние шесть лет пыталась добиться ясности в одном из судов города-курорта Сочи. Там наконец-то появилось предписание по вселению потерпевшей в ее собственную квартиру. Однако в судебном решении не упомянута такая «мелочь», как выписка и принудительное выселение незаконно проживающих в квартире Ани граждан.
       А тут еще г-н Чернов по странному совпадению поведал в одной из центральных газет о двух мошенницах, которые именно в Краснодарском крае «по сговору продали квартиру, принадлежащую одной из них, а та, якобы обманутая, обращается в суд с иском, чтобы возвратить квартиру, но деньги за нее возвращать не хочет. Прокуратура возбудила уголовное дело, одна мошенница в бегах, в отношении другой доказательства очень слабые: уголовного дела пока не получается, а корреспондент в благородном порыве встает на ее защиту, забывая, что страдает добросовестный покупатель, которого просто кинули».
       Конечно же, заслуженный юрист республики, публично называя кого-то преступником до обвинительного приговора, ну никак не имел в виду Аню Багдасарян. Ему ли не знать, что она давно и официально признана потерпевшей по уголовному делу о злостном мошенничестве и ни дня в подозреваемых не ходила. В отличие от некоторых других фигурантов Краснодарского краевого суда, изумляющего странной снисходительностью иных своих вердиктов.
       
       Отпущенные воры
       Антону Ильину и Михаилу Рябичу удалось то, что никак не получалось у остальных оперативников угрозыска Центрального РУВД Сочи. Сыщики «сели на хвост» опытнейшим автомобильным ворам.
       Курорт как раз накрыла волна краж. Компьютерные охранные системы новейших джипов и «мерсов» отключались с легкостью и быстротой необыкновенной. Машина исчезала со стоянки и появлялась в обговоренном с потерпевшим месте только после передачи десятитысячного долларового выкупа.
       Угрозыск по своим каналам вышел на братьев Халайджян. У сыщиков были все основания подозревать их в организации самого настоящего криминального конвейера. По авторитетным данным, на счету этих «умельцев» могло быть около трех десятков нераскрытых преступлений.
       Светлую «семерку» Халайджянов приметили, когда она пристроилась за темным «БМВ-735». На улице Донской из иномарки вышла женщина. Один из братьев, Папкен, вскрыл машину. Сыщики ликовали: наконец-то неуловимый вор попался! Но как быть с другим братом — Рубеном Халайджяном, который оставался в стороне, на «атасе»?
       Для обвинения в сговоре нужны были куда более веские доказательства. И тогда Рябич с Ильиным решили рискнуть. Рванувшая с места иномарка могла легко оторваться от старенького «жигуленка» оперативников. Однако наружное наблюдение силами всего одного оперативного экипажа было проведено с таким профессионализмом, что воры ничего не заподозрили. Они загнали добычу в свой гараж на улице Армянской и только после этого увидели направленные на них стволы...
       В Сочинском райсуде ушедших в глухую «несознанку» воров признали виновными и влепили каждому по шесть лет лишения свободы.
       Остается только догадываться, какие именно весомые аргументы побудили краевой суд признать наказание недопустимо жестоким. Но уже через полторы недели после приговора сострадательная краснодарская Фемида сочла пребывание Рубена в следственном изоляторе достаточным. И... выпустила его на свободу! Папкену Халайджяну сердобольные подчиненные г-на Чернова скостили срок сразу в три раза, и он тоже вскоре освободился.
       
       Гуманные судьи
       Еще более дикой кажется судебная история бандита по фамилии Дудко. К своим 25 годам он уже трижды получал сроки за совершение особо тяжких преступлений. Очередные 13 лет лишения свободы этот боксер и спец по восточным единоборствам заработал после зверского избиения в казино тюменского нефтяного магната. Отобрав у северянина доллары, разбойник силой заставил охрану и сотрудников заведения отмывать забрызганные кровью стены.
       Обвинение поддерживал будущий генеральный прокурор страны Владимир Устинов. (Он тогда возглавлял Сочинскую городскую прокуратуру.) Если верить очевидцам и документам, в обход Устинова один из его подчиненных подготовил и внес протест в президиум Краснодарского крайсуда, возглавляемого Александром Черновым. А там быстренько и без внятного объяснения отменили уже вступивший в законную силу вердикт первой инстанции.
       Дело Дудко направили было на новое рассмотрение в суд Центрального района Сочи. Но тут же президиум крайсуда затребовал его назад. Непонятно почему была изменена подсудность, и самого дерзкого преступника курорта повезли к служителям Фемиды глухой кубанской станицы...
       Уже через три года кое-кто из жителей Сочи видел разбойника Дудко разгуливающим по старому Арбату.
       Нечто не менее странное происходило и с делом банды Устяна—Ашаляна. Эти двое нарезали ремни из кожи потерпевших, душили их телефонным кабелем, прижигали утюгом. Следствие и суд первой инстанции разбирались с разбойниками целых три года. Именно такой чисто символический срок в апреле 1998 года Владимир Ашалян и получил. У подельника Навасарда Устяна вышло вдвое больше. Но для милосердных судей и такая малость показалась недопустимой. Сначала кассационная инстанция изменила приговор в отношении Ашаляна, применив к нему… условное осуждение. Затем президиум крайсуда посчитал, что приговор районного суда Сочи основан на «сомнениях». И сократил срок наказания сразу в три раза.
       На бурные возмущения в местной прессе ни краевой суд, ни г-н председатель лично тогда никоим образом не отреагировали. Быть может, потому, что в критических публикациях не обсуждалось, в какой именно одежде и на какой именно машине г-н Чернов отправляется в храм Фемиды.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera