Сюжеты

СДВИГ ПО ФАЗЕ. СДВИГ ВО ВРЕМЕНИ

Этот материал вышел в № 16 от 07 Марта 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Традиционно в начале весны на экраны России выходят фильмы, вошедшие в касту избранных: лауреаты «Глобуса», номинанты на «Оскара». Публика спешит раньше заокеанских академиков вынести свой вердикт. «Айрис» — биографическая, несколько...


       


       Традиционно в начале весны на экраны России выходят фильмы, вошедшие в касту избранных: лауреаты «Глобуса», номинанты на «Оскара». Публика спешит раньше заокеанских академиков вынести свой вердикт.
       
       «Айрис» — биографическая, несколько аморфная сага о писательнице Айрис Мердок – настоящей иконе британцев. Сравнивая двух актрис, претендующих на «Оскара», заметим, что Джуди Дэнч (писательница в преклонные годы) с чисто английской последовательностью подтверждает звание национальной гордости нации. Хотя задача перед ней стоит почти невыполнимая – сыграть потухший в болезни Альцгеймера талант. Кейт Уинслет трудновато конкурировать с живым символом традиционной актерской школы. В эти же дни на экранах в «Корабельных новостях» – холодной североканадской поэме Лассе Холлстрема — Джуди Денч с мастерским аскетизмом играет даму, нянчащую в своем сердце с далекой юности глубокую, незаживающую драму.
       Отметим оригинальную сценарную идею фильма «Кейт и Лео». В фильме Джеймса Мэнголда любовная история проникает не через широты и меридианы, а через невидимые временные пласты. Мэг Райан играет акулу рекламного бизнеса, прагматичную бизнес-вумен начала ХХI века, Хью Джэкмен довольно убедителен в качестве представителя викторианской эпохи, романтического аристократа, чудом залетевшего в наше время тостеров и всевластия лживой рекламы. Режиссеру удалось написать стереоскопический портрет Нью-Йорка: сквозь его нынешний скребущий небо облик проглядывает теплый, но уже устремленный омнибусами в будущее город конца XIХ века. Правда, сама история решена в ключе стандартной американской комедии, видимо, вызывающей гомерический хохот… но лишь далеко за океаном.
       Самый яркий фильм предоскаровской гонки (о мегапроекте «Властелин колец» мы уже рассказывали), вне сомнений, «Игры разума»: восемь номинаций, включая лучший фильм и лучшую режиссуру. В основе его — реальная жизнь нобелевского лауреата Джона Нэша, победившего практически неизлечимую шизофрению. Но не волнуйтесь, это не биографический фильм. Авторы ведут свое повествование на зыбкой грани реальности и иллюзий больного ума Нэша. Самый прагматичный, здравый зритель не будет чувствовать себя во время просмотра в полной безопасности. Напротив, авторы сделают все, чтобы не только герой, но и зритель перепутал опознаваемые флажки реального и воображаемого миров. В конце концов, где те буйки, что четко разделят нормальность от ненормальности? И кто видел нормальных гениев?
       Джон Нэш — выдающийся ученый, загадочный гений современности с двойной порцией мозгов. Из тех чудиков, что присягают на верность единственной богине красоты и разума – Математике. Фанатик науки, даже предложение своей избраннице формулирующий с точностью параноика: «Я жду подтверждения достоверных эмпирических данных». Путь за пределы возможностей и знаний не есть ли прямая дорога без возврата в мучительный кошмар? Если спустя десятилетия выясняется, что твой любимый друг юности и его прехорошенькая маленькая племянница – всего лишь продукты твоего же больного воображения. Если твоя секретная работа на Пентагон по предотвращению атомной войны оказывается подробным параноидальным затмением, манией спасителя мира, и стены твоего кабинеты пестрят бессмысленно исчерканными вырезками из журналов? Если не человек, а твоя иллюзия с мольбой убеждает тебя, что реальна: «Разве я похож на иллюзию?». Тут уж впору не только герою, но и зрителю сдвинуться.
       Но не был бы гением Нэш, если бы не нашел выхода из кошмарного тупика. А что если отнестись к шизофрении как задаче? Ведь нет в мире такой задачи, которую бы не рискнул решить создатель теории равновесия, маг теории игр. Рассел Кроу – самый реальный претендент на «Оскара» (академики вообще любят вручать пальму первенства за исполнение ролей с элементом разных психических аномалий). Весь облик, неловкие повадки, насупленный вид и устремленный куда-то вбок взгляд провоцируют вполне нормальных окружающих на снисходительное отношение к этому косолапому посмешищу. Кроу точно балансирует между светом и тьмой разума, не сбиваясь и не унижаясь до клише изображения психически больного.
       Нэш ни за что бы не выбрался из пропасти безумия без стоической помощи жены (Дженнифер Коннели). Нужна же человеку хоть какая-то опора в мире иллюзий. Нужна точка отсчета, от которой хороший математик всегда вычислит: мусорщик – реален, а секретный агент – нет. И прихрамывая, косолапое посмешище отказывается от амнезина, инсулиновых блокад и карабкается вверх, к свету. Там, наверху, торжественный стокгольмский зал для нобелевских церемоний. 1994 год. Джон Нэш произносит речь лауреата. Чисто голливудский финал для рыдающих от счастья дам. Нэш, продолжая верить в могущество цифр, задает себе вопрос: что же такое здравая логика? И признается, что главным для него стало открытие таинственных уравнений любви. Но пока Нэш в финале говорил своей жене проникновенные, но, как все публичные речи, банальные слова благодарности, я думала, что реальный Джон Нэш охотно бы перефразировал Декарта: «Я люблю и любим – следовательно, я существую». А потом блистательно бы доказал верность изречения с помощью формул.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera