Сюжеты

ЛОЖЬ ЗПТ ВРАНЬЕ ТЧК

Этот материал вышел в № 17 от 11 Марта 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Зачем судья обманул мать погибшего матроса с «Курска» На прошлой неделе информационные агентства сообщили, что Главная военная прокуратура России признала всех близких родственников погибших подводников «Курска» потерпевшими по уголовному...


Зачем судья обманул мать погибшего матроса с «Курска»
       
       На прошлой неделе информационные агентства сообщили, что Главная военная прокуратура России признала всех близких родственников погибших подводников «Курска» потерпевшими по уголовному делу. На самом деле это не так. ГВП пока только НАМЕРЕНА признать семьи подводников потерпевшими. И, скорее всего, сделает это 22 марта на повторном слушании дела по иску Валентины Козыревой к ГВП.
       
       История вопроса такова. Через несколько дней после катастрофы юристы фонда «Право матери» переслали всем 118 «курским» семьям пакет документов. Около 40 человек заполнили заявление в ГВП о признании их потерпевшими.
       Прокуратура нарушила закон и отказала всем этим людям в праве участвовать в следственном процессе. Отказ подписал А.А. Майоров, начальник главного следственного управления ГВП. Родственникам погибших в присутствии юристов из фонда «Право матери» А.А. Майоров сказал: мы никогда не признаем вас потерпевшими. Потому что если есть потерпевшие, значит, должны быть и обвиняемые. А гибель «Курска» – элементарный несчастный случай.
       Тогда А.А. Майоров еще не предполагал, с какими выводами следствия ознакомится Путин и что главные виновники трагедии Попов и Моцак вынуждены будут подать в отставку.
       А родственники тем временем подали жалобу и протест в суд Московского военного гарнизона. Суд принял к рассмотрению только одну жалобу – Валентины Козыревой, матери погибшего на «Курске» матроса Константина Козырева.
       4 марта должно было состояться первое заседание, но 2 марта Валентина Козырева (она до сих пор живет в Видяево) получила телеграмму от судьи Ряузова. В телеграмме сообщалось, что ГВП просит отложить слушание и о дате следующего заседания ей сообщат позже.
       Однако в два часа 4 марта судебное заседание началось. Началось — со слов судьи Реузова. Он выразительно пожал плечами и сказал, что, мол, ему лично непонятно отсутствие истца.
       Зато в суде были бравые представители ГВП, которые перед телекамерами демонстрировали поддельное недоумение: нет мамаши…
       В это время юристы фонда «Право матери» дозванивались до соседей Валентины Козыревой. Соседи нашли ее на работе (а работает она в 10 километрах от Видяево) и срочно повезли на телеграф. Валентина в спешке сумела передать по телефону: «Вашу телеграмму 2 марта получила. Крайне удивлена, что вы намерены рассматривать это дело без меня».
       Циничный трюк прокуратуры не удался, и в прессу пошла информация о том, что все 118 родственников признаны потерпевшими. Но никто из родственников пока никаких официальных бумаг не получил.
       В чем суть происходящего? Почему так долго прокуроры нарушали закон? А вот почему: если допустить родственников и их представителей до таинственных томов уголовного дела – обеспечен скандальный, позорный судебный процесс. Пока следствие не закончено, родственники имеют право лишь знакомиться с материалами дела, писать ходатайства, рекомендовать вызвать на допросы любых причастных к трагедии граждан, свидетельствовать.
       Но ведь за родственниками стоят масса общественных организаций и журналисты. За ними – общественное мнение, которое не удалось купить щедрой платой, квартирами, льготами и прочим.
       Есть закон, есть уголовное дело, есть погибшие, есть потерпевшие. И главное, есть виновники, они известны, их не нужно искать. Доказательства их вины – в уголовном деле, которое теперь прочтут все.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera