Сюжеты

КАК МЕНЯ СНЯЛИ В ФИЛЬМЕ БЕРЕЗОВСКОГО

Этот материал вышел в № 17 от 11 Марта 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Исповедь «наймита капитала» Каюсь. Это я все начал. Получил задание, взял командировку, сел в электричку и поехал — посмотреть, что за странные учения проводят чекисты в тихой Рязани. А угодил прямиком в записные «враги Отечества». Потом...


Исповедь «наймита капитала»
       
       Каюсь. Это я все начал. Получил задание, взял командировку, сел в электричку и поехал — посмотреть, что за странные учения проводят чекисты в тихой Рязани. А угодил прямиком в записные «враги Отечества». Потом было пакостное леонтьевское «Однако», определившее меня в разряд «авторов гнусной предвыборной провокации», и хмурое «ты «попал...» генерала Здановича в полутемном коридоре Останкинского телецентра.
       А теперь вот фильм Березовского и его пресс-конференция, где он объявил тотальную войну президенту страны, в которой я проживаю...
       
       Самый громкий политический скандал прошедшей недели — далеко не младенец. Материалам, на основе которых Березовский и его авторы поставили под сомнение официальную версию рязанских «учений» ФСБ, уже два года от роду. Если не верите, посмотрите подшивку «Новой газеты».
       Там есть все, что увидели первые зрители кинодебюта беглого олигарха: фото боевого детонатора, свидетельства очевидцев, неуклюжие оправдания спецслужб. И бывший директор «Росконверсвзрывцентра», торговавшего списанными взрывчатыми веществами в центре Москвы, под носом у ФСБ, Никита Чекулин впервые рассказал о тайных операциях этого хитрого учреждения на наших страницах.
       Нашему корреспонденту дал свое первое интервью и оставшийся в тени нынешнего скандала солдат Пиняев, охранявший осенью 1999 на полигоне под Рязанью складик с подозрительным белым порошком, расфасованным в мешки из-под сахара.
       Книга Литвиненко «ФСБ взрывает Россию» вышла позднее. Журналистское расследование «Новой газеты» отмечено в ней пунктиром подстрочных ссылок.
       Правда, выводы журналистского расследования «Новой газеты» не столь безапелляционны. Нет в них особого надрыва. Два года назад мы просто делали свою работу. А большая политика — не наша специальность.
       План той давней командировки менялся после каждого интервью. Странная даже на первый, «московский», взгляд официальная версия «учений» в самой Рязани выглядела совершеннейшей чушью. Все участники событий, с кем мне удалось переговорить, всерьез ее не воспринимали, а потому всячески старались помочь. Подарили кадры оперативной съемки обезвреженного детонатора. Объяснили, почему его нельзя считать учебным. Потом их доводы слово в слово повторили западные эксперты, консультировавшие создателей фильма Березовского.
       А еще непосредственные участники рязанских событий рассказали о методах обнаружения взрывчатки и о работе современной уникальной аппаратуры, которую начальство ФСБ назвало «непромытой» (хотя мыть ее вообще не рекомендуется. Даже водкой). И поделились своими сомнениями касательно организации «сахарной провокации».
       Видите ли, проведение подобной операции не предусмотрено ни в одном из многочисленных российских законов. Да и с этической точки зрения тренировки на живых людях недопустимы. А тут еще очевидное неведение руководителя антитеррористического штаба страны Рушайло, поспешившего отрапортовать о срыве теракта. И свидетельства в пользу того, что «учебный» заряд содержал боевую взрывчатку. Так что вопросов к авторам «учений» оставалось предостаточно. Их-то мы в своих материалах и задали.
       Вместо ответа первый общероссийский телеканал развернул агитационную кампанию. Тогдашнему владельцу ОРТ Березовскому было не до разоблачений — он выстраивал «властную вертикаль». А потому нас безжалостно «мочили». Леонтьевское «Однако», к примеру, умудрилось последовательно отрицать существование автора газетного материала, реальность охранявшего контейнер с гексогеном солдата Пиняева и, наконец, наличие самого склада и полигона. Потом, правда, солдата, склад и полигон показали в одном из гневных леонтьевских сюжетов, но здесь речь шла уже о подкупе и «наймитстве».
       Доренко высказался еще категоричнее. Оказывается, мы работали по заказу неких «антироссийских сил»: устроили «гнусную провокацию» и «обо...лись».
       Журналисты других телеканалов к расследованию отнеслись сочувственно. Прежнее НТВ даже сделало его темой «Независимого расследования». Ничего, что интервью с автором публикаций из отснятого материала все-таки вырезали. Зато приглашенные телеканалом эксперты подтвердили резонность наших выводов.
       Присутствовавшие на программе руководители Следственного управления и ЦОС ФСБ выглядели довольно бледно. А потом начальник ЦОС ФСБ генерал Зданович отловил автора в коридоре телецентра и пообещал лично заняться полномасштабным расследованием его подрывной деятельности. Солдата Пиняева, по словам Здановича, я «подставил»...
       А вскоре — сразу после президентских выборов — странная история рязанских «учений» благополучно забылась.
       Второй раз тема незаконного использования гексогена прозвучала в начале прошлой осени. К нам обратился бывший руководитель научно-исследовательского института Министерства образования Никита Чекулин. Оказывается, стараниями прежнего руководства института и высших чинов МВД «Росконверсвзрывцентр» вместо утилизации взрывчатки наладил ее широкомасштабную и плохо контролируемую продажу. В ассортименте «утилизаторов», кроме банального пороха и тротила, числился и гексоген. А география продаж вызывала вполне понятные ассоциации...
       Историей оптовой торговли гексогеном заинтересовалась съемочная группа французского TF-3. Во всяком случае, именно так они представились автору публикации. Кроме того, французы горели желанием узнать подробности расследования обстоятельств рязанских «учений», а потому попросили найти им местного сопровождающего. Мы посоветовали обратиться к одному из наших рязанских коллег.
       С сопровождающим вышла накладка. На выходе из злополучного «заминированного» дома его отловили двое в штатском и сформулировали: «Заканчивай ты этой темой заниматься».
       Ехать с французами в Рязань пришлось мне. (Кто же знал, кто стоит за трогательной парой пожилых иностранцев в потрепанных кроличьих шапках? И о том, что вместо ролика, предназначенного для кабельного парижского канала, мы снимали фильм Березовского, я узнал от журналистов Би-би-си за несколько дней до его премьеры.)
       Нас «взяли» возле кабинета федерального инспектора Сергеева. Женщина в форме капитана Российской армии и молодой человек были суровы: «У вас нет аккредитации, и где рязанская регистрация? И вообще, у нас жуткая уличная преступность».
       Французы намек поняли. И мы спешно отправились в Москву. А на вокзале нас встретили несколько неприметных фигур в темных кожаных куртках. «Мой» топтун дошел до двери подъезда. «Французские» решили подежурить на лестничной площадке.
       А утром пожилых иностранцев прямо из квартиры загребли в «обезьянник». Дескать, регистрация у французов гостиничная, а живут они в «сталинке». Так что в Белокаменной французы не задержались. Съемки они продолжали дистанционно, руководя ими из Парижа.
       На премьеру фильма я не попал. Накладно, знаете ли... Зато перед демонстрацией фильма выступил герой наших публикаций Никита Чекулин. Да и ссылок на «Новую газету» авторы не пожалели.
       Хотя я не вижу особой беды в том, что основой фильма Березовского стала тема наших журналистских расследований. Истина тем и хороша, что не имеет торговой марки и не зависит от политических интриг. Она не хуже тефлона обладает свойством отталкивать грязь. Все остальное — на совести Березовского.
       Придет время — и кто-нибудь компетентный все-таки расставит все на свои места. Заниматься этим — не журналистское дело.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera