Сюжеты

НОВЫЙ ЗАВЕТ ДЛЯ МЕЛКОГО ХУЛИГАНА

Этот материал вышел в № 17 от 11 Марта 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Откровенных уголовников, несмотря на разгул преступности, в российском обществе не так уж и много. Зато каждый из нас может в любой момент стать правонарушителем. Для этого достаточно бросить окурок мимо урны. А количество пойманных...


       
       Откровенных уголовников, несмотря на разгул преступности, в российском обществе не так уж и много. Зато каждый из нас может в любой момент стать правонарушителем. Для этого достаточно бросить окурок мимо урны. А количество пойманных нарушителей, как известно, напрямую влияет на премиальные сотрудников правоохранительных органов. И права граждан в связи с этим нарушаются все чаще и чаще. Зачем, мол, адвокат или, скажем, копия протокола, если назначен небольшой штраф? Оградить россиян от подобного правового нигилизма и должен Кодекс административных правонарушений (КоАП).
       
       За несколько часов до Нового года Владимир Путин подписал новый Кодекс об административных правонарушениях, закончив тем самым многолетнюю эпопею его доработки.
       Работа над многострадальным кодексом началась еще в бывшем Верховном совете РСФСР лет десять назад. Потом проект перекочевал в кабинеты Министерства юстиции. А до Государственной Думы он дошел только в 1997 году.
       Год назад на принятый в третьем чтении вариант последовательно наложили вето верхняя палата российского парламента и президент. Претензии формулировались одинаково: в случае принятия новый кодекс нарушит сразу несколько общепризнанных норм международного права. Замечания президента авторы законопроекта проигнорировать не смогли, поэтому часть репрессивных мер из кодекса была изъята. К сожалению, оставшихся «мин» вполне достаточно, чтобы отравить жизнь не только злостным хулиганам, но и вполне законопослушным гражданам.
       
       Ельцин в свое время поручил подготовить два кодекса: Административный и Административно-процессуальный. В одном предполагалось сосредоточить материальные нормы, то есть наказания, в другом — процессуальные (порядок производства, роль суда и так далее). В этом была своя логика: ведь есть же Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы…
       Но Минюст президентский указ проигнорировал, передав в Думу один кодекс, по сути, состоящий из четырех: кроме материальных и процессуальных норм, в него запихали разделы про исполнительное производство и разграничение полномочий между Центром и субъектами Федерации. А подобная теснота, как нетрудно догадаться, сказалась на качестве.
       В первоначальном варианте кодекса мэрам и губернаторам были даны безбрежные полномочия. В зависимости от фантазии и воспитания они могли сочинять любые правила и наказания. В одном городе, например, уже лежал готовый проект постановления мэра о суровом наказании за остекление лоджий без разрешения ЖЭКа.
       По мере укрепления «властной вертикали» полномочия регионов начали усыхать. Теперь, к примеру, городские или областные Думы могут решить только, на бумаге какого цвета будет составлен протокол и на каком складе будет храниться изъятое имущество. А местная исполнительная власть лишена даже этих, по сути смешных, полномочий. Отныне любое ограничение прав граждан возможно только по федеральному закону — то есть по кодексу.
       Это раньше задержанным на улице подвыпившим гражданам и водителям приходилось самим доказывать свою правоту. Теперь презумпция невиновности в административном процессе закреплена законодательно — так же, как и в уголовном. Любую вину и в совершении убийства, и в проезде на запрещающий сигнал светофора милиционеры обязаны доказать сами, полно и всесторонне, а любое сомнение непременно должно толковаться в пользу обвиняемого. Так что оправдываться перед задержавшим вас милиционером теперь не обязательно.
       Конституционный суд неоднократно напоминал: в любом — уголовном, административном или гражданском процессе дело должен рассматривать сначала суд первой инстанции, а затем — кассационный, в котором заседает не один, а трое профессиональных судей.
       Так и появилось в новом кодексе право россиян на кассационную жалобу. Но в другой главе того же кодекса гарантированное Конституцией право на судебную защиту не просто сужено, а напрочь ликвидировано. Еще вчера жалоба на постановление инспектора ГИБДД подавалась в суд по месту жительства. Теперь такие челобитные надо подавать по месту рассмотрения дела. Оштрафовали вас, к примеру, во время отпуска в Сочи, вот и летайте туда жаловаться из своего родного Сургута.
       С другой стороны, лишение специального права — на управление автотранспортом или на охоту, конфискация ружья и так далее — отнесено к исключительной компетенции суда. То есть автоинспектор оштрафовать вас может, а вот насчет лишения прав должен обязательно подавать бумаги в суд.
       Адвокат теперь положен не с момента рассмотрения дела, а с момента составления протокола. Если нет адвоката с ордером из юридической консультации, можно дать доверенность любому лицу. Правда, это хорошо, например, в городе. А вот где взять адвоката на пустынной трассе или в лесу?
       
       А вот штрафы по новому кодексу назначаются нешуточные: до 25 минимальных размеров оплаты труда для простых граждан и тысячи МРОТ — для юридических лиц. Зато из кодекса изъяты любые упоминания о штрафных баллах и талонах предупреждений. Кроме того, теперь запрещены инструментальный контроль и повторная проверка любых технических параметров на дороге, требование экологических талонов и диагностических карт. Прошел обычный техосмотр — и катайся, пока его срок не кончится.
       Отменены печально известные блокираторы и эвакуаторы. Теперь нельзя снимать с машины нарушителя номерные знаки. А еще законодатели запретили задерживать в качестве залога до уплаты штрафа водительское удостоверение. Ну а если права все-таки изъяли в соответствии со статьей КоАПа, то временное разрешение на срок рассмотрения дела вам выдаст автоинспектор.
       
       Положение об административном аресте на 15 суток за то, что вы не услышали свисток автоинспектора, в новом кодексе отменено. Зато вы можете попасть в камеру к уголовникам за то, что оставили место ДТП, даже в том случае, если после незначительной аварии вы полюбовно договоритесь с водителем пострадавшей машины...
       Так уж устроен кодекс — как только депутаты вымарают репрессии из одной главы, их моментально вставляют в другую лоббисты из силовых ведомств. Взять, к примеру, протащенный в кодекс «личный досмотр» и «досмотр вещей, находящихся при физическом лице». Он, по идее, проводится в присутствии двух понятых. Зато если милиционер подозревает, что вы — наркобарон, то обыск будет проведен без посторонних. А потом доказывайте, что героин и пару патронов вам подсунули.
       Что касается обыска помещений, то теперь врываться в министерства, банки и торговые палатки можно без всяких там постановлений прокурора и решений суда. Постановление о производстве «осмотра принадлежащих юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю помещений и находящихся там вещей и документов» выпишет любой милиционер, таможенник, пограничник, рыбинспектор или санитарный врач. Всего в кодексе упомянуто около 80 (!) представителей различных административных органов, которые имеют право безнаказанно рыться в вашем офисе или магазине.
       Авторами практически всех репрессивных поправок стали сотрудники правоохранительных органов и их родственники. Например, МВД представлял генерал Александр Якимов — замначальника главка ГИБДД, а Институт государства и права — его мама Надежда Селищева. Правда, даже при такой поддержке некоторые милицейские ведомства остались кодексом недовольны. Год назад руководитель ГИБДД генерал Владимир Федоров после прохождения в Думе 12-й «автомобильной главы» воскликнул с галерки: «С таким кодексом невозможно работать!». А на недавней пресс-конференции милицейское начальство пообещало ввести отмененные эвакуаторы и инструментальный контроль с помощью подзаконных актов. Или взять реванш путем введения через «своих людей» в готовый кодекс репрессивных поправок.
       Кодекс вступает в силу с 1 июля. Можно ли вносить поправки до этой даты, должны решить специалисты по парламентским процедурам. Во всяком случае, свои предложения правозащитники подготовят не хуже поправок лоббистов-силовиков. А подзаконные акты можно оспорить в суде. Вот только кто убедит судей в необходимости защищать права граждан, а не интересы ведомств?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera