Сюжеты

СЕКСУАЛЬНАЯ РЕЗОЛЮЦИЯ, ИЛИ ЛЮБИТЬ ПО-ДУМСКИ

Этот материал вышел в № 18 от 14 Марта 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Если по поводу поправок в УК все-таки будет голосование, хотелось бы узнать мнение каждого депутата. Поименно Американца Глена Мартикена депортировали на родину. Там его ждет прокурор, требующий пожизненного заключения, и присяжные,...


Если по поводу поправок в УК все-таки будет голосование, хотелось бы узнать мнение каждого депутата. Поименно
       
       Американца Глена Мартикена депортировали на родину. Там его ждет прокурор, требующий пожизненного заключения, и присяжные, которые, конечно, беспристрастны, но весьма внимательны к такого рода преступлениям. А в марте в чикагский суд в качестве свидетелей за счет американского налогоплательщика приглашены опера из МУРа — те, кто, собственно говоря, Глена и поймал. За секс-туризм.
       Глен приехал к нам поразвлечься с малолетками и попробовать наладить в России производство детской порнографии.
       Только за прошлый год таких «туристов» отловили несколько штук. Американцы, аргентинец, европейцы…
       На самом деле их значительно больше: тех, кого поймать не смогли или о ком просто не знали. Подобный «отдых» стал не просто тенденцией. Он стал реальностью. Как и голые российские дети на платных интернет-сайтах.
       Причина проста: самое «либеральное» среди приличных стран законодательство и дешевизна «услуг». Именно это заставляет иностранцев полюбить Россию, вернее ее детей. То, что на Западе считается наиболее тяжким преступлением — сексуальная эксплуатация несовершеннолетних, — у нас деяние наименее тяжкое, которое не попадает даже в милицейские сводки. А за ряд сексуальных преступлений против детей в лучшем случае можно получить лишь по морде — в качестве морального порицания, поскольку в Уголовном кодексе напрочь отсутствуют соответствующие статьи.
       Но дело здесь не только в иностранцах — своих хватает. О сути этого явления пусть размышляют психологи и социологи, мне очевидно самое главное — безнаказанность. Именно это превращает Россию в страну с дурной репутацией и в место паломничества тех, кто лишен неких возможностей на своей родине.
       А где спрос — там и предложение. «Рынок» уже сложился, он весьма разнообразен, «товар» на нем дешев, доступен и существует в неограниченном количестве. И бизнес, который строится на продаже детских тел — реальных или их фото- видеоизображений, не криминализован почти, потому что фактически легален.
       Американец Глен вполне может провести остаток жизни в тюрьме: только за преступные намерения в России, парочку порнофотографий дома, пересечение границы с преступными целями и несколько скабрезностей, сказанных американским мальчишкам.
       Можно спорить о соответствии кары содеянному. Но все познается в сравнении. В сравнении с судьбами прежних фигурантов расследований «Новой газеты».
       Владимир Тимофеев по кличке Фотограф только за два года отснял более 300 часов видео и несметное количество фотографий, на которых несколько сотен мальчишек из маленького городка Новокуйбышевск занимались любовью. Кое-где он сам выступал в качестве порнозвезды, не один, разумеется. Его «товар» наводнил интернет и московские ларьки. А сколько осталось за кадром? Только по делу прошли более десятка потерпевших. В итоге он получил… 4 года лишения свободы в колонии общего режима. (И это при том, что в 1986 году он уже был осужден. За то же самое.) Потом его амнистировали на половину срока в честь… Победы в Великой Отечественной войне, а затем условно досрочно освободили — вел себя хорошо. Итого: за растление целого города — 1 год и 26 дней. Вышел на свободу и развесил по городу объявления: «Вечер воспоминаний у Тимохи, во столько-то часов».
       А нашумевшее дело «Голубой орхидеи»? О совместной операции МУРа и западных спецслужб против международной группы изготовителей и распространителей детского порно писали все газеты Европы и России. Российские основатели этой «фирмы» отсидели в общей сложности… чуть более года. А на их совести — тоже десятки потерпевших. Вся тусовка смеется по этому поводу, а отдельные граждане на своих аналогичных сайтах разместили надпись: «Менеджмент ГУВД».
       Председатель какого-то детского фонда из Казани — некто Ямов, в чью защиту выступали даже депутаты, попытавшийся устроить в Татарстане филиал «фирмы» Тимофеева, — был осужден на два года. И опять — десятки потерпевших.
       Автор известной всему педофильному миру «торговой марки» КДВ выпущен из-под стражи до суда. Срока не получил.
       Есть и еще фамилии персонажей, которые находятся под следствием, но в лучшем случае получат столько же.
       И заметьте, в списке осужденных или подследственных нет ни одного сутенера. Это у нас вообще неподсудно. Поэтому ежедневно только в Москве и только напротив здания администрации президента — в сквере у памятника Героям Плевны — выходят на панель десятки пацанов, а на пригородных шоссе — сотни малолетних девчонок.
       Всего же — только по известным эпизодам — пострадали несколько тысяч (!) детей. Пострадавшие, как правило, спасаются тем, что принимают подобный образ жизни и, согласно законам психологии, вовлекают в свой круг все новые и новые жертвы. Еще и поэтому количество малолетних проституток растет в геометрической прогрессии.
       Откуда такая напасть? Ответ нужно искать в документе, подписанном бывшим президентом России. Именно эта законодательная инициатива — снизить в Уголовном кодексе возраст согласия до 14 лет — фактически легализовала в стране детскую проституцию и порнобизнес. Эта поправка была утверждена Государственной Думой в 1998 году, что вкупе с остальным несовершенством закона и дало то, что мы сейчас имеем.
       Но давайте отойдем от цифирных абстракций. Будем конкретны: это означает, что с ученицей или учеником восьмого класса средней школы МОЖНО ДЕЛАТЬ ВСЕ ЧТО УГОДНО.
       
       Без малого год назад Комитет по делам семьи, молодежи и женщин Госдумы вынес на обсуждение проект поправок к Уголовному кодексу. Над ним работали ведущие эксперты: юристы, криминалисты, психологи, педагоги, медики. Он наконец-таки предусматривает ответственность — и немалую — за производство и распространение детской порнографии, в том числе и в интернете; за вовлечение детей в проституцию; поднимает возраст согласия до 16 лет; повышает ответственность родителей и опекунов — всего несколько десятков исправленных, дополненных статей.
       Но в нарушение всякого регламента этот проект уже несколько месяцев пылится в Комитете по законодательству.
       Вообще мне как-то даже неловко писать о вещах, столь очевидных. Но оказалось, что очевидно это не для всех. Поправки принимать НЕ ХОТЯТ. И не в силу юридических разногласий и казуистических споров о формулировках, а потому, что нашлись депутаты, которые ПРОТИВ того, чтобы сексуальная эксплуатация детей в России считалась тяжким преступлением.
       Депутат Крашенинников говорит что-то о «законодательном фетишизме», о либеральных ценностях и о том, что все это нуждается в дополнительных экспертных оценках (почему-то, когда возраст снижали до 14, ничьих советов не требовалось). Депутат Мизулина — о несоответствии с другими законами. Депутат Воротников вообще не хочет слушать о «подобных гадостях, потому что у него больное сердце». А вся работа поручена депутату Баранникову («Единство»), который вынес на рассмотрение свой альтернативный проект, исключающий все, что только можно.
       И его — Баранникова — понять можно: он действует согласно своим убеждениям и особенностям, которых отнюдь не скрывает. И известного ученого г-на Кона, которого попросили дать заключение, тоже можно понять: у него свое видение проблемы, оно позволяет ему заботиться о несчастных преступниках: «И помнят ли законодатели, что, учитывая отношение к педофилии в нашей криминальной среде, зачастую речь идет практически о смертном приговоре?». Потенциальные преступники отвечают ему тем же: в интернете, то ли в шутку, то ли всерьез, бросили клич — скинуться на работу экспертов.
       И Верховный суд, который уж никак не упрекнешь в пристрастности, тоже — против. Аргументация: эти поправки входят в противоречие с некоторыми местными законами, касающимися брачного возраста. Секундочку, но ведь речь идет об «исключительных случаях» (так записано в Семейном кодексе), которые происходят в минимальном числе субъектов Федерации с минимальным числом лиц, в этих субъектах проживающих. Просто сравните масштабы…
       Верховный суд предлагает выделить в отдельную статью преступления против несовершеннолетних, связанные с нетрадиционной сексуальной ориентацией, так как подобные отношения «не влекут создание семьи». Точное замечание! Значит ли это, что 14-летние девчонки по-прежнему будут продаваться на панели?
       И вокруг всего этого тысяча правильных слов: о недопустимости «репрессивного законодательства», о «праве человека на личную жизнь»…
       Эксперт Кон просит оградить эту самую личную жизнь от вмешательства государства. По сути — правильно, по форме — издевательство. Потому что говорить надо не о личной жизни нескольких сотен людей с особенностями психологии, а о преступлениях, следствие которых — загубленные личные жизни тысяч детей.
       Интересно, почему мы так защищаем право ребенка на секс со взрослым партнером, забывая обо всех остальных правах: например, о праве на человеческую жизнь без унижений, без вреда здоровью и психике? Может быть, это просто кому-то очень выгодно? Ведь в сфере этого бизнеса крутятся очень серьезные деньги.
       Из заключения депутата Крашенинникова: «Механическое повышение возраста неприемлемо», потому что «в современных условиях уровень информированности несовершеннолетних… позволяет им осознавать значение действий сексуального характера».
       Он прав, этот депутат: дети осознают, что занимаются проституцией. Соответственно предлагаю ее легализовать на этом основании и закончить все разговоры.
       
       P.S. Кстати, на парламентских слушаниях представитель МИДа заметил, что непринятие этих поправок тормозит вхождение России в те международные организации, в которые мы так стремимся.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera