Сюжеты

РАЗДЕЛ КАДРОВ, КОТОРЫЙ РЕШАЕТ ВСЕ

Этот материал вышел в № 19 от 18 Марта 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Кадровые решения российского президента всегда молниеносны, как автокатастрофа. Верный признак абсолютной их самостоятельности и того, что любое предварительно обсужденное решение будет заволокичено и отменено. В результате отставки...


       

    
       Кадровые решения российского президента всегда молниеносны, как автокатастрофа. Верный признак абсолютной их самостоятельности и того, что любое предварительно обсужденное решение будет заволокичено и отменено.
       В результате отставки напоминают силовую акцию по смещению местных царьков — будь то семейства Вяхиревых (отец Рэм — глава «Газпрома», сын Юрий — глава «Газэкспорта», брат Виктор — глава крупнейшего подрядчика «Бургаз») или Виктора Геращенко, хозяина единственного ведомства страны, чиновники которого не воруют деньги из бюджета, потому что самостоятельно их печатают.
       Впрочем, важное уточнение. Доселе назначения сильно напоминали кадровую политику турецких султанов, которые сажали на самые важные должности не знатных самостоятельных вельмож, а бесправных рабов, обязанных возвышением исключительно милости господина и потому беззаветно ему преданных. Как-то два моих приятеля разговаривали за столом. «Помнишь того парня, — сказал один, — которого ты пинал ногой в Ленсовете, потому что он ничего не делал? Теперь его зовут Миллер».
       Миллер, безусловно, предан президенту и честен, но этого еще недостаточно, чтобы управлять крупной компанией. В противном случае президенту лучше было бы купить на Птичьем рынке ризеншнауцера да и поставить его во главе «Газпрома».
       Не то — Сергей Игнатьев. Он из самых профессиональных российских финансистов, человек принципиально другой формации, чем Виктор Геращенко, — осколок советско-примаковской эпохи. Собственно, Игнатьев хоть и питерец, но питерец чубайсовский, а не чекистский, и о нем никогда не ходило, как об иных членах команды Чубайса в Минфине, печальных слухов («вот, гад, с обоих взял деньги и ничего не сделал вообще»).
       Власти понадобилось всего два года, чтобы понять, чем кончаются назначения ризеншнауцеров.
       Кстати, наглядные их последствия были продемонстрированы на прошлой неделе, когда рынок акций «Газпрома» сначала рухнул на 10%, а потом пополз вверх.
       
       Рухнул он во вторник, когда начальник московской налоговой полиции Виктор Васильев заявил, что против «Газпрома» может быть возбуждено уголовное дело за неуплату налогов в особо крупных размерах. А поднялся в четверг, когда правительство одобрило инвестиционную программу «Газпрома», — без малого 140,8 млрд рублей.
       Тут надо сказать, что в некоторых случаях, особенно если речь идет о деньгах естественных монополий, слово «инвестиция» переводится на русский как «безнаказанное закапывание огромных средств с частичной их дележкой между закапывающими и властью». (Никто же, например, не полагает, что гостиница «Рэдиссон-Лазурная», построенная при прежнем еще руководстве, и в самом деле стоила «Газпрому» 500 млн долл.)
       Если учесть, что «Газпром» изначально задумывался как гигантская непрозрачная корпорация, единая трубопроводная система которой послужит централизации страны и в любой момент сможет подпитать выборы нужного президента, то утверждение инвестиционной программы было воспринято рынком как знак того, что Миллер выполняет-таки поставленную президентом задачу. (Удивительный у нас рынок, однако. На Западе акции компании выросли бы в случае объявления ею высокой прибыли. А у нас — после утверждения громадной суммы странных расходов.)
       Возникло даже подозрение, что рынок накануне такого знака доверия обвалился неслучайно: продавал же ведь бен Ладен акции американских авиакомпаний накануне 11 сентября.
       Впрочем, объемы сделок были слишком малы (несколько сотен тысяч долларов в день), чтобы заподозрить кого-то в желании стрелять из налоговой полиции по воробьям. Скорее, верно другое. Рынок настолько сомневается в компетентности ризеншнауцеров, что готов нервно реагировать на любой пустяк.
       Поэтому можно с ходу указать решение, которое не повлечет за собой реструктуризации компании и повысит капитализацию «Газпрома» за один день в пять раз.
       Это — объявление конкурса на замещение вакантной должности президента «Газпрома» среди западных менеджеров — глав газовых корпораций.
       Мне могут возразить, что такой западный менеджер не поймет всей специфики отношений в «Газпроме» и необходимости вытаскивать оттуда конфиденциальные деньги. Могу успокоить: поймет и исполнит в лучшем виде. На Западе тоже знают, как делаются дети и избирательные кампании.
       Просто он не будет воровать сам, не даст другим, впятеро повысит налоги с «Газпрома», а уж с задачей взять из этих впятеро увеличенных налогов вдесятеро увеличенные конфиденциальные расходы — с этой задачей справится даже питерец. Это в корне неверное представление, что рубль на избирательную кампанию можно получить, только если дать менеджеру украсть еще десять, разбазарить еще сто и нанести экономике вреда на тысячу.
       В конце концов, назначение Сергея Игнатьева развеивает сложившееся мнение, что главным и положительным качеством выходца из Питера является его некомпетентность. Может, воров и дальше стоит менять не на ризеншнауцеров, а на человеков?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera