Сюжеты

НОВОГАЗЕТНЫЙ ПРЕЦЕДЕНТ

Этот материал вышел в № 19 от 18 Марта 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Суд оценил две статьи в полтора миллиона долларов Всю прошлую неделю «Новую газету» часто упоминали в СМИ. Поводов было два: покушение на нашего собкора по Краснодарскому краю Сергея Золовкина и беспрецедентные решения Басманного суда...


Суд оценил две статьи в полтора миллиона долларов
       

  
       Всю прошлую неделю «Новую газету» часто упоминали в СМИ. Поводов было два: покушение на нашего собкора по Краснодарскому краю Сергея Золовкина и беспрецедентные решения Басманного суда Москвы, утвердившего иски к нам на общую сумму 1,5 млн долларов.
       Что изменилось за это время? Следствие по поводу попытки убийства Сергея Золовкина идет успешно: киллер, который, как оказывается, трижды стрелял в нашего собкора, задержан. Отрабатываются основные версии, ищутся выходы на заказчиков преступления, наш корреспондент – под круглосуточной охраной. Есть надежда, что вскоре многое станет ясно, а пока Золовкин шлет в редакцию электронные письма: «Живем хорошо: дружной семьей — вместе с СОБРовцами и ОМОНом».
       Зато в Москве не изменилось ничего. Решение по иску краснодарского судьи Чернова к Сергею Золовкину и «Новой газете», а также по другому делу – пугачевскому Межпромбанку — еще не написаны. А политики и наши коллеги-журналисты большей частью выражают нам свою поддержку, устно и письменно. Сегодня на этой полосе – два мнения: газеты «Время МН» и представителя Европейского парламента.
       Тем же, кто спрашивает нас с плохо скрываемым наслаждением: «Ну и как теперь?», отвечаем хрестоматийно: «Не дождетесь».
       
       События последних недель доказали, что слово журналистов стоит дорого. Особенно если его котировками занимается российская судебная система.
       Басманный межмуниципальный суд Москвы определил стоимость двух статей в «Новой газете» в 45 млн рублей. Но сотрудников «Новой» столь высокая оценка их творчества не радует, потому что она может привести к закрытию газеты.
       История первая: честь мантии. 22 февраля Басманный суд удовлетворил иск своего высокопоставленного коллеги — председателя Краснодарского краевого суда Александра Чернова — к «Новой газете» о защите чести и достоинства и возмещении морального ущерба. Кубанскому судье не понравилась статья собственного корреспондента «Новой газеты» по Краснодарскому краю Сергея Золовкина в номере от 14 января 2002 г.
       В статье описывается неблаговидная, по мнению автора, роль г-на Чернова в судебной волоките по иску несчастной женщины, обманом лишенной своей квартиры местными «крутыми парнями» и в течение нескольких лет тщетно добивающейся ее возвращения по суду.
       Однако поводом для обращения краснодарского судьи в суд московский стали не проблемы, поднятые в статье, а приложенная к ней справка отдела расследований «Новой газеты». В справке содержится информация о том, как и где судья, получающий официальную зарплату в размере около 9 тыс. рублей, проводит свой досуг, часы какой швейцарской фирмы носит, какие предпочитает иномарки, в костюмы каких кутюрье одевается и какого масштаба и стоимости строит себе особняк.
       Все это, естественно, признано не соответствующими действительности фактами (кроме костюмов от Валентино): часы у судьи, оказывается, вовсе не фирмы «Франк Мюллер», а другой; заграничный отдых — это вовсе не отдых, а командировки; да и супруга главного кубанского судьи не кто-нибудь, а глава нотариальной палаты, так что денег в семье и без судейской зарплаты хватает.
       Ну что ж, конечно, хотелось бы, чтобы журналисты лучше разбирались в марках престижных часовых фирм и трижды перепроверяли добытую информацию. Не удивляет и факт обращения в суд гражданина (в том числе и гражданина судьи) за защитой своей чести и достоинства. Удивляет и ошеломляет сумма, определенная Басманным судом в качестве возмещения морального ущерба — 30 миллионов российских рублей. Таких сумм в России за моральный ущерб суды не присуждают. Даже если их запрашивают VIP-истцы типа Чубайса или Аяцкова. В лучшем случае эти суммы составляют несколько тысяч рублей, а чаще всего и вовсе имеют чисто символическое значение.
       По статистике, предоставленной Фондом защиты гласности, за последние четыре месяца (октябрь 2001-го — январь 2002-го) российские суды удовлетворили 54 иска к журналистам и СМИ по поводу защиты чести и достоинства (кстати, самый высокий процент удовлетворенных исков — это иски, поданные самими судьями). По ним с ответчиков было взыскано в качестве компенсации морального вреда около полутора миллионов рублей.
       То есть если сделать (пусть статистически некорректный и очень приблизительный) расчет, то получится, что иск господина судьи к «Новой газете» стоит столько, сколько обиженные граждане могли отвоевать у журналистов примерно за шесть с половиной лет. То ли столько стоит судейская солидарность, то ли кому-то очень надо формально-правовым способом прикрыть газету. (Ну это получится вряд ли. — Прим. ред. «Новой газеты».) Ведь стоимость ущерба чести судейской мантии, по информации газеты, сравнима с годовым балансом газеты.
       История вторая: выгода банкиров. 28 февраля тот же Басманный суд принял еще одно судебное решение в отношении «Новой газеты». Межпромбанк Сергея Пугачева отсудил у газеты сумму в 15 миллионов рублей как компенсацию «за упущенную выгоду». Выгода, по версии банка, была упущена после того, как в статье Олега Лурье от 26 ноября 2001 г. были приведены мнения неназванного сотрудника русского отдела ФБР США и прокурора кантона Женева Бертосса о возможном отношении Межпромбанка к отмыванию в США и Швейцарии крупных денежных сумм.
       По мнению юристов банка, из-за статьи Межпромбанк не смог получить ранее оговоренный кредит, не выполнил своих обязательств перед клиентом и вследствие этого потерял те 15 миллионов рублей, которые Басманный суд полностью переложил на плечи «Новой газеты». Эксперты, с которыми мне удалось обсудить эту проблему, удивлены в основном тремя обстоятельствами. Как такой крупный банк умудрился сорвать сделку с партнерами, стоящую всего (по банковским меркам) полмиллиона долларов? Как удалось доказать, что именно «Новая газета», процитировавшая информацию, являющуюся на Западе «тайной Полишинеля», нанесла столь жестокий удар по репутации банка? И, наконец, откуда такая готовность Басманного суда удовлетворить иск «по полной программе»?
       Что дальше? А дальше, по словам юриста «Новой газеты» Ярослава Кожеурова, весьма туманная перспектива. Сейчас редакция ждет официальных бумаг из суда по обоим делам. Их появление будет означать возможность подачи кассационной жалобы в Московский городской суд. И все бы ничего, если б за день до рассмотрения дела в Басманном суде, а именно 21 февраля, неугомонная «Новая» не прошлась по председателю этого суда Ольге Егоровой. Похоже, что и в Мосгорсуде коллеги своих не сдадут.
       Если это произойдет, то решение вступит в силу и у редакции останется лишь гипотетическая возможность добиться прокурорского протеста на решение Мосгорсуда и рассмотрения в этом случае дела в президиуме этого же суда (а в перспективе и в Верховном суде). Но это если прокуратура захочет. А может и не захотеть, ведь и ее деятельность не раз становилась объектом критических выступлений газеты. В редакции надеются, впрочем, на Европейский суд, однако это процедура долгая.
       Ну а пока суд да дело, «Новая» может просто перестать выходить. (Ну это получится вряд ли. — Прим. ред. «Новой газеты».), ибо ее имущество пойдет на оплату чести мантии и утраченной выгоды. Такие вот хозяйственно-юридические споры.
       
       P.S.
       Евгений ТАРЛО, вице-президент Федерального союза адвокатов России:
       — Гражданин, подающий иск в суд, сам определяет размер причиненных ему нравственных страданий. У суда нет никаких «прейскурантов» на причиненный ущерб, что создает потенциальную возможность для судейского произвола. В принципе суды должны руководствоваться здравым смыслом и социально-экономическими реалиями нашей страны. Главное, что эти иски не могут служить цели обогащения либо каким-то иным целям, кроме компенсации моральных страданий и восстановления права. Если же запрашивается абсолютно нереальная для нашей страны сумма, то это либо средство личного обогащения, либо хитроумный способ задавить неугодную прессу. Кроме всего прочего, налицо нарушение самим истцом элементарной судейской этики. Судья, тем более высокого ранга, не имеет права использовать свою принадлежность к профессиональной корпорации и, таким образом, ставить под удар свою репутацию. Басманный же суд действует по принципу «не тронь наших», что тоже является очевидным отклонением от профессиональной этики. Если решение суда первой инстанции будет одобрено Мосгорсудом, это создаст опасный юридический прецедент. А для СМИ это будет означать, что им придется действовать с такой осторожностью, что самоцензура задушит свободу слова. (Ну это получится вряд ли. — Прим. ред. «Новой газеты»).
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera