Сюжеты

СУДЬЮ «ЗАМЯЛИ» ВМЕСТЕ С ДЕЛОМ

Этот материал вышел в № 20 от 21 Марта 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Мы продолжаем знакомить читателей с буднями правосудия Краснодарского края Эта история началась в 1996 году и тянется, обрастая новыми подробностями, по сей день. Действующие лица: бывшая судья Усть-Лабинского районного суда Ольга...


       


       Мы продолжаем знакомить читателей с буднями правосудия Краснодарского края
       Эта история началась в 1996 году и тянется, обрастая новыми подробностями, по сей день. Действующие лица: бывшая судья Усть-Лабинского районного суда Ольга Стрельник, ее дочь Даша и официальные представители государственных ведомств — МВД, прокуратуры, суда…
       
       …Судья изучала поступившее к ней дело по обвинению бывшего сотрудника прокуратуры Бережного, когда в кабинет зашел новый зампрокурора района Голута и от имени своего начальства деликатно «посоветовал» судье непременно вынести по этому делу обвинительный приговор. Миссия окончилась неудачно, и спустя пару дней в кабинет Стрельник вошел следующий «ходатай» — уже судья Краснодарского краевого суда Лазаренко. Цель посещения была та же.
       Правда, краевой судья, был, по словам Ольги Стрельник, гораздо более откровенен. Выразился в том плане, что нужно только вынести обвинительный приговор. И еще намекнул, что на уровне края Стрельник никто не поддержит. И потому, если приговор будет оправдательным, то могут последовать очень даже серьезные неприятности.
       Были и еще звонки, на которые Ольга Николаевна отвечала: «Виновен подсудимый или невиновен — станет ясно только в самом процессе».
       Суд показал, что дело сфабриковано, и обвиняемого оправдал. А в адрес районной прокуратуры вынес частное определение и постановление о возбуждении уголовных дел в отношении ряда лиц, уличенных в даче ложных показаний. Нетрудно догадаться, что после этого судья довольно скоро была отстранена от должности.
       Довольно быстро убедившись, что недооценивать степень круговой поруки власти, судебного и правоохранительных ведомств в Краснодарском крае нельзя, экс-судья отправилась за справедливостью в Москву: в Верховный суд, Государственную Думу, Генеральную прокуратуру, к президенту.
       Она обращалась с совершенно естественным для любого гражданина России требованием разобраться в ее деле. Однако все запросы и свидетельства, письма неизменно оказывались на столах тех самых краснодарских чиновников, в деятельности которых требовалось разобраться.
       
       В итоге на надоедающую своими поисками справедливости женщину внимание наконец обратили. Как-то в одночасье в разных инстанциях появились «обращения граждан» с жалобами на бывшую судью. К ней в квартиру по ночам ломились с угрозами то сотрудники милиции, то неопознанная пьянь. Но Ольга Стрельник не смирилась и как-то оговорилась в официальной обстановке, что несмотря ни на что, пусть в одиночку, но все равно намерена добиться торжества закона. Быть может, именно это ее намерение и подтолкнуло «заинтересованную» сторону к более решительным действиям: не сумев запугать мать, принялись за дочь.
       На девочку, которой в ту пору было около 16 лет, несколько раз нападали — избивали, грабили, пытались изнасиловать. А однажды, поиздевавшись особенно основательно, обвинили ее… в нанесении телесных повреждений собственным же мучителям — шпане из числа отпрысков сотрудников милиции. Дело в том, что после жестокого избиения дочери Ольга Стрельник подала заявление о привлечении милицейских детей к ответственности. И… было вынесено постановление о привлечении дочери судьи в качестве обвиняемой по ст. 213, ч. 3, 111 п. «д» (нанесение телесных повреждений) и возбуждено уголовное дело. Надо заметить, что ни бывшая судья, ни сама «виновница» об этом извещены не были.
       Спустя же два с половиной месяца некий И. В. Стуконог, следователь прокуратуры Кореновского района, своим постановлением «изменил» девочке меру пресечения на заключение под стражей. Забегая вперед, скажем, что несовершеннолетняя обвиняемая и ее мать узнают о неизвестно каким образом оформленной подписке о невыезде и всем остальном только через год — 1 августа 2000 года.
       
       Летом 2000 года Даша жила с матерью в Москве и, разумеется, даже не догадывалась, какие испытания готовят ей сотрудники правоохранительных органов Краснодарского края. Но 19 июля Дашу задержали по дороге домой и поместили в КПЗ, где она находилась до 28 июля без каких-либо объяснений или предъявления обвинения. Только через неделю ей позволили позвонить матери, которая в отчаянии посещала морги. С 27 июля девочка снова пропала, и только спустя несколько суток с помощью знакомых журналистов Ольге Стрельник удалось выяснить, что дочь, пусть и находится за решеткой, но хотя бы жива.
       Письменные жалобы на незаконный арест в прокуратуру Южного АО Москвы и Нагатинский суд остались без ответа. А саму Дашу, не сообщая ничего матери, отправили по этапу в город Кореновск Краснодарского края, где в нарушение всех процессуальных норм устроили пародию на процесс предъявления обвинения — был прочтен некий текст, с которым ознакомиться самой девочке не позволили. Адвоката, само собой, не было.
       Девочка просидела в одиночной камере больше двух недель — без прогулок, получая раз в сутки сухари и полтора литра воды для питья и умывания. По словам следователя, который постоянно предлагал Даше подписывать, не читая, неизвестные бумаги, все это делалось ради ее же безопасности и удобства. А затем, без участия в следственном действии адвоката и законного представителя, правоохранительные органы предъявили Даше постановление об изменении в отношении нее меры пресечения на содержание под стражей, подписанное следователем Стуконогом аж 13 сентября 1999 года. При этом следователь РОВД Кореновска Назаренко заявила девочке, что адвокат от нее отказался, а местонахождение матери неизвестно.
       Таким образом осенью 2000 года Даша оказалась в следственном изоляторе Кореновска, в котором пребывает до сих пор. На настоящий момент обвинение ей предъявлялось трижды, но всякий раз отклонялось судом как законно необоснованное.
       Два предыдущих судебных заседания по делу оканчивались возвращением материала на доследование. Причем, ссылаясь в своих определениях на грубые нарушения УПК, суд неизменно оставлял подсудимую под стражей.
       Последнее заседание в составе председательствующего В.И. Василяги, народных заседателей В.Г. Ажечакова и А.С. Ощуковой и государственного обвинителя С.А. Бондаря (следователь Стуконог благополучно ушел на повышение и теперь уже в качестве зама районного прокурора лишь поставил на обвинительном заключении свое «УТВЕРЖДАЮ») состоялось 15 февраля 2002 года и снова было недолгим.
       Суд по обычаю не проигнорировал серьезные нарушения УПК и саму процедуру следствия. Оно и понятно: не заметить, что два с половиной года следствие занималось лишь изготовлением «липы», переписывая тексты с одной бумажки на другую, нельзя даже профану в юриспруденции. Тем более что основная путаница и несовпадение дат обнаружились в судебно-медицинской экспертизе, на которой строится все обвинение Даши.
       Суд определил, что отсутствие документов экспертизы, подтверждающих наличие телесных повреждений у «жертвы преступления, «само по себе является грубым нарушением уголовно-процессуального закона. Таким образом, доказательств, что потерпевшей… причинены телесные повреждения, относящиеся к категории легкого вреда здоровью и которые являются неизгладимыми, нет».
       Кроме того, судом в очередной раз было установлено, что «при предъявлении ей (Даше. — М.С.) обвинения 16 января 2002 г. были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, заключающиеся в том, что ей не дали возможности воспользоваться услугами выбранного ею адвоката». Но снова вынесено определение о возвращении уголовного дела «прокурору Кореновского района для производства дополнительного расследования». И снова: «Меру пресечения в отношении подсудимой Стрельник Дарьи Анатольевны оставить без изменения — заключение под стражу».
       В переводе с языка протокола на русский все это должно означать, что доказательства состава преступления в деле отсутствуют и у суда нет оснований для обвинения подсудимой. Что при оформлении обвинительного заключения следствием была допущена подтасовка документов. Что Кореновский районный суд Краснодарского края Российской Федерации, выяснив все это, в третий раз вернул дело для «дополнительного расследования» в те самые органы, которые его организовали. А саму Дашу Стрельник снова отправил в тюремную камеру. По всей вероятности, дожидаться того дня, когда сотрудники районной прокуратуры приобретут достаточную «квалификацию» для того, чтобы их «доказательства» были приняты судом.
       На сегодня по уголовному делу № 26810 в отношении Даши Стрельник не рассмотренными и безответными остаются 25 поданных жалоб. Многочисленные ходатайства защиты об изменении меры пресечения игнорируются. Неудовлетворенными остаются и ходатайства об отмене еще одного постановления, вынесенного в 1999 году, где в самом деле избитой шпаной девочке отказано в возбуждении уголовного дела, несмотря на подтвержденные медицинским освидетельствованием телесные повреждения.
       А теперь вспомним, с чего все началось: «…Судья изучала поступившее к ней дело по обвинению бывшего сотрудника прокуратуры…».
       
       ОТ РЕДАКЦИИ
       И еще о произволе краснодарского правосудия.
       Мы уже сообщали о покушении на нашего собственного корреспондента в Сочи Сергея Золовкина. В тот вечер, 11 марта, произошло два чуда: киллер промахнулся, хотя стрелял с близкого расстояния трижды, и тут же был задержан сотрудниками милиции, не успев выбросить пистолет с глушителем.
       Благодаря оперативной работе сотрудников уголовного розыска и прокуратуры удалось задержать и посредника, передававшего «заказ» на убийство, что тоже крайняя удача при раскрытии такого рода дел. Но спустя несколько дней судья Центрального суда Сочи г-н Налетов выпустил посредника под подписку о невыезде, и тот не замедлил удрать. Шок оперативников нетрудно себе представить. Ниточка, ведущая к заказчику, стала значительно тоньше.
       Все происшедшее лишний раз подтверждает версию следствия о том, что заказчика надо искать не в Сочи, а в Краснодаре, это во-первых. А во-вторых, стало ясно, что судебная система края очень заинтересована в результатах расследования. Иначе как можно объяснить подобное демонстративное и абсурдное решение подчиненного председателя краевого суда г-на Чернова, который уже прилюдно говорит о своем возможном назначении на должность заместителя председателя Верховного суда – ведь подобный скандал вполне может испортить карьеру начальника?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera