Сюжеты

ГОП-ПОЗИЦИЯ

Этот материал вышел в № 21 от 25 Марта 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Черносотенцам критиковать власть можно! Купец-черносотенец, «сапоги бутылками», требует от губернатора запретить представление оперы «Демон» — это из Власа Дорошевича. Причины: мало того, что там воет нечистая сила, но и ангел — певица с...


Черносотенцам критиковать власть можно!
       
       Купец-черносотенец, «сапоги бутылками», требует от губернатора запретить представление оперы «Демон» — это из Власа Дорошевича. Причины: мало того, что там воет нечистая сила, но и ангел — певица с такими спелыми формами, что не хочешь, а согрешишь.
       Губернатор сперва упирается:
       «— Да ведь на казенной сцене играют! Дуботол! Идол! Ведь там директора для этого!
       — Это нам все единственно. Нам еще неизвестно, какой эти самые директора веры. Тоже бывают и министры даже со всячинкой!
       — Ты о министрах полегче!
       — Ничего не полегче. Министры от нас стерпеть могут. Потому, ежели какие кадюки или левые листки, — тем нельзя. А нам можно. Наши чувства правильные!».
       Читать старые доносы — одно наслаждение. Или поближе к нам — сигнал «куда надо» насчет булгаковских «Роковых яиц»: «Как эта книга свободно гуляет — невозможно понять. Там есть подлое место, злобный кивок в сторону покойного т. Ленина, где лежит мертвая жаба, у которой даже после смерти оставалось злобное выражение на лице».
       А подлое место — где ассистент профессора Персикова поднимает за ножку препарированную лягушку: «На морде ее даже после смерти было злобное выражение…»
       Бесстрашный народ — стукачи! А ну как спросят: да как вы-то могли подумать, что покойный т. Ленин похож на злобную жабу?.. Нет, не боятся. «Чувства правильные».
       Десятилетиями складывалась ситуация, когда те, кого называли «правыми», то бишь толкающими власть к наибольшей жесткости, получали привилегию лепить ей в глаза, что захочется. Так что не зачисляйте их в оппозиционеры-безумцы: прыгая вроде бы выше установленной планки, они осмотрительно произнесут свое «гоп», точно зная, что€ и когда можно. У них та степень смелости, которую позволяет себе холоп, имеющий основания думать, что понимает выгоду господина лучше, чем сам господин.
       И, главное, господа научились не обижаться на этих.
       Борис Стругацкий в интервью, данном «Новой газете», говоря о борьбе с НТВ и ТВ-6, отмечает сущую очевидность: «А вот, скажем, канал «Московия», принадлежащий Сергею Пугачеву, никто не уничтожает. Хотя Пугачев — супердержавник с уклоном в национализм».
       Господи! Да в том-то и дело! Отчего — вольная воля правильно чувствующему Александру Крутову в его «Русском доме» говорить «губернатору» такое, от чего тот, казалось бы, должен затопать ногами. Ничего, терпит. И, полагаю, крутовский тезка Проханов вначале, помнится, узревший в Путине нового Сталина, а теперь горько разочаровавшийся, поторопился со своими инвективами… Хотя как знать? «Потому, ежели кадюки (кадеты, конституционные демократы. — С.Р.), — тем нельзя. А нам (им. — С.Р.) можно».
       Можно и Крутову, и Проханову, и Дугину. Всей гопкомпании. Кажется, можно и откровенным фашистам?
       Заметили ль вы — а нельзя не заметить, — как перешли в разряд ничуть не ужасных фигур, допустим, Шандыбин и Жириновский? Раньше-то сказанет Василий Иваныч что-нибудь этакое, так… Ну, конечно, не испугаешься, но как-то станет нехорошо на душе оттого, что в «парламенте» заседает вот это. Что ж до Вольфовича, то его былая победа на выборах, когда «демократы» спроста собрали свою тусовку, ожидая триумфа, ан, «Россия, ты одурела», — вот уж был нешуточный ужас. Смотрите, мол, кто€ пришел!..
       А нынче — ка€к они безобидны в своем, один — бессознательно-простодушном, другой — отлично осознанном эксцентрическом жанре! Даже и то, что, говорят, рейтинг ЛДПР опять рванул вверх (а чего ж вы хотите, ежели Жириновский — любимый гость всех ТВ-посиделок?), не шибко пугает. Ну наберут свои пять, да хоть десять процентов...
       Однако вопрос: так ли уж хорошо, что канула в вечность эта опасность? Вообще-то почему бы и нет, как-никак признак стабильности. Но какая стабильность грядет? Стабильность чего именно?
       Глупо считать, хотя считают как будто не самые глупые, что интеллигент и вообще сколько-нибудь мыслящий человек просто обязан быть в оппозиции к власти: и не хочешь, а будь, через силу. Это ведь тоже одна из форм несвободы, навязанная себе самому: а вдруг — понятно, гипотеза, утопия! — власть возьмет да и захочет стать попригляднее?
       Не об этом речь. Уж на что не годился на роль оппозиционера Достоевский, после младых заблуждений супротив власти не шедший, почитавший Победоносцева. Но сам его монархизм был, по словам Вячеслава Ивановича Иванова, «славянофильский, утопический, оппозиционный (!) современной ему форме самодержавия, утверждаемый…» Внимание! «…лишь во взаимодействии со свободно определяющейся народною волею и в целях осуществления наиболее «полной» народной свободы…»
       Вот! Когда даже «критика справа», «монархизм» в его нынешнем варианте обретут охоту и свободу думать не об укреплении «самодержавия», но о «народной воле», тогда… Одно скверно: ведь и у Достоевского в этом смысле ничегошеньки не получилось. Власть слушала не его.
       …А «Демона» губернатор, естественно, запретил. Потом для надежности и театр закрыли.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera