Сюжеты

ПРОТИВ КОГО МЫ ДРУЖИМ С АМЕРИКОЙ

Этот материал вышел в № 21 от 25 Марта 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Какие бы ни были проблемы с курами и свободой слова в России, нефть для США важнее В пятницу 15 марта в Вене прошла очередная конференция ОПЕК. Страны, входящие в ОПЕК, решили не изменять объем добычи нефти во втором квартале 2002 года....


Какие бы ни были проблемы с курами и свободой слова в России, нефть для США важнее
       
       В пятницу 15 марта в Вене прошла очередная конференция ОПЕК. Страны, входящие в ОПЕК, решили не изменять объем добычи нефти во втором квартале 2002 года. Вскоре после этого цена на нефть в Лондоне подскочила до 25 долларов за баррель. Российская сторона, как и всегда после подобных встреч в течение последних 5—6 месяцев, ничего конкретного о своем экспорте нефти с апреля по июль не сообщила.
       Ранее Виктор Христенко от имени правительства обещал, что объем экспорта во втором квартале 2002 года не увеличится. Однако происходит это на фоне постоянных выступлений представителей топливного комплекса и близких к Кремлю журналистов, доказывающих, что повышение экспорта неизбежно.
       Откуда такая двусмысленность? Попробуем разобраться. Ситуация на нефтяном рынке сейчас выглядит следующим образом. С 1 января 2002 года ОПЕК, Россия, Ангола, Мексика, Оман и Норвегия сократили добычу нефти почти на
       2 млн баррелей в сутки. Однако ОПЕК продолжает постоянно заявлять о необходимости дальнейшего сохранения нынешнего, сниженного, уровня добычи, чтобы избежать падения цен. Иначе наступит кризис перепроизводства. Что особенно актуально во втором квартале, когда потребление нефти существенно понижается из-за начала более теплого сезона.
       Россия же придерживается тактики неопределенности, заявляя, что не знает, будет ли объем поставок сокращен, оставлен на том же уровне или вовсе увеличен.
       Одно из таких заявлений Юсуфова, произнесенных им после встречи премьер-министра РФ с главами российских нефтяных компаний
       (20 февраля): «Сегодня мы обсуждали состояние и проблемы нефтяного комплекса РФ. Вопрос об ограничении экспорта не обсуждался» — привело к падению цены на баррель Brent до 19,86 доллара.
       В свою очередь, руководители ОПЕК – Али Родригес и Рилвану Лукман — пытались противоположными обращениями к биржам убедить трейдеров в том, что Россия, скорее всего, сохранит объем поставок и в следующем квартале, а также в том, что «рынок будет особенно слабым во втором квартале». Впрочем, и эти высказывания российская сторона опровергает своими собственными заявлениями. Общее настроение в московских официальных кругах подчеркнуто оптимистическое. Мол, ситуация в основных странах-потребителях (Европа и США) изменилась к лучшему, потому нет оснований ограничивать экспорт российской нефти. То же внушают нам и с экранов телевизоров.
       Действительно, рост цен в течение января привел к благожелательному, как для России, так и для Запада, уровню — более 20, но менее 25 долл. за баррель. Последняя цифра устроила бы многие страны ОПЕК, экономика которых приблизительно на 70%, а иногда и на 90% зависит от экспорта нефти. После провала попыток ОПЕК уговорить Россию не увеличивать экспорт по сравнению с первым кварталом цены, несмотря на нынешний рост, скорее всего снова начнут падать. Другой вопрос – на сколько? Например, после неудачного визита Родригеса и Лукмана в Москву с 3 по 5 марта цены продолжали расти. Однако происходило это скорее по инерции. К тому же несколько улучшилась экономическая ситуация на Западе, особенно в США.
       На этом фоне российское руководство чувствует себя довольно уверенно. Саудовская Аравия, являющаяся самым крупным поставщиком нефти для Соединенных Штатов, не может себе позволить рисковать. «Худой мир» с Россией для нее все же лучше «ценовой войны». США имеют собственные месторождения. Нефть, добываемая из них, обходится для самих Штатов не менее 18 долл. за баррель. Иначе поддержка отечественного производителя и система создания запасов не имеют смысла.
       Следовательно, наиболее приемлемая цена для США должна быть около 20—22 долларов. Более того, Штаты, по-видимому, хотят проводить и отчасти уже проводят политику распространения своего влияния на Ближнем Востоке: военные действия в Афганистане, угрозы Ираку и т.д. В таких условиях положение Саудовской Аравии становится опаснее. Взвинчивать цены на нефть для саудовцев значит противопоставить себя могущественным американцам в разгар контртеррористической операции. Обычно военные действия на Ближнем Востоке ведут к росту цены на нефть. Однако в данном случае США пытаются не допустить роста цен, используя почти физическое давление на страны ОПЕК.
       Цена 20—22 долл. за баррель устраивает и Россию. Логика дальнейших рассуждений ясна: Россия становится для Запада важным рычагом устрашения ОПЕК. В связи с этим проясняются заявления Эндрю Сомерса: «…РФ могла бы стать, по крайней мере, вторым по значимости стратегическим поставщиком этого (нефти) сырья в США» и Абрахама (сказанное после событий 11 сентября): «Теперь создан энергетический порядок».
       Что же касается российского руководства, то ему сотрудничество с США выгодно. С одной стороны, появляется хороший шанс выгодно продать нефть, причем главным преимуществом будут не цена и качество, а объем, о чем открыто заявлял Андрей Илларионов. С другой стороны, Россия может не только существенно покачнуть позиции ОПЕК, но и усилить свое положение на Ближнем Востоке.
       Эксперт Института мировой экономики и международных отношений Дмитрий Глинский, говоря о проблеме взаимоотношений России, США и арабских стран — членов ОПЕК, отметил, что отказ спикера Совета Федерации Сергея Миронова от встречи с Ясером Арафатом далеко не случаен. И, скорее всего, это была не личная инициатива, а очередная попытка сформировать новую линию поведения на Ближнем Востоке. Другое дело, что в Кремле, как всегда, поставили тактику выше стратегии.
       На самом деле, впрочем, поведение России на нефтяном рынке зависит не только от договоренностей с США, но и от позиций компаний—производителей нефти, как и от ситуации с внутренним рынком. А она плохая. Происходит перенасыщение, хранилища заполнены, цены на бензин снижаются, что для продавцов топлива сущее горе.
       В скором времени компании, чья деятельность в основном ориентирована на внутренний рынок («Сибнефть»), вынуждены будут искать пути сбыта нефти на Западе. Следовательно, увеличится и экспорт, и, скорее всего, упадет цена. Для НК «ЛУКОЙЛ» и ТНК было бы выгодно протекционистское сохранение квот поставок (из-за сравнительно высокой себестоимости). Однако, как сообщил Эндрю Сомерс: «ЛУКОЙЛ» уже начал работать в США, и интерес к такой деятельности в Соединенных Штатах у российских компаний явно возрастает».
       В общем, неожиданная вопреки любой риторике дружба с американцами будет продолжаться уже потому, что топливным монополиям, которые правят Россией, она объективно выгодна. Этому не помешают никакие Олимпиады.
       То же самое относится и к США. Что бы ни говорили правозащитники, какие бы ни были проблемы со свободой печати и курами, нефть важнее. А потому российско-американская дружба нерушима. По крайней мере, до тех пор, пока не изменится ситуация на мировом энергетическом рынке.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera