Сюжеты

ОБЪЯВЛЕНА АМНИСТИЯ КАПИТАЛА

Этот материал вышел в № 21 от 25 Марта 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Но идет охота на тех, кто им обладает Каждую неделю олигархи предвкушают неприятности: кого на этот раз потревожат силовики? Гусинский, Березовский, Патаркацишвили, Аксененко, Голдовский, вот и до «Газпрома», если верить московской...


Но идет охота на тех, кто им обладает
       
       Каждую неделю олигархи предвкушают неприятности: кого на этот раз потревожат силовики? Гусинский, Березовский, Патаркацишвили, Аксененко, Голдовский, вот и до «Газпрома», если верить московской налоговой полиции, добрались. Десять лет не задавались вопросом о законности их бизнеса, а теперь — обвал громких заявлений, процессов, уголовных дел. И никто не бросит в ту же прокуратуру камень (кроме бизнес-ассоциаций), если она займется главами крупных компаний на предмет выяснения: а как они в свое время забрали у государства свой кусок пирога? Никто не станет одергивать прокуроров, не скажет: «Не трогайте, пусть себе живут». И действительно, что плохого они сделали, коли поймали вора? Молодцы, если, конечно, их на это не подвиг коррумпированный источник или конкурент.
       Но заметьте, у нас не было ни одного судебного разбирательства, отменившего итоги приватизации. Она прошла — это перевернутая страница. Нельзя отобрать сегодня нефтяные компании или банки только потому, что за них зачастую платили бюджетными деньгами. Да, многое было роздано не по праву, но в другую эпоху и в другой стране.
       Как быть? Очень просто: можно кого-то подвинуть, убрать с поля, например, посадив или вынудив уехать за границу, оставив компанию нетронутой — для кого-то другого. Допускаю, что уголовные дела тех же Березовского—Гусинского воздвигнуты на каком-то реальном основании. Но все они были возбуждены прежде всего для того, чтобы оказать влияние на экономику России. И судьба очень крупных, системообразующих компаний все чаще и чаще решается на скамье подсудимых в уголовном процессе.
       Потому что настала пора передела, который нужно осуществить, не испортив прическу. И российский бизнес стал регулироваться уголовным правом — это единственная возможность, не вляпавшись в международный скандал, что-то отобрать и передать по новому адресу.
       И потому понятие «крыша» перестало существовать уже несколько лет назад, даже на уровне палаток. Теперь есть правоохранительные органы, которые с успехом эту «крышу» заменили. Легально или нелегально — это второй вопрос. Но то, что они сейчас, как, впрочем, и суды, играют основную роль в экономике, не подлежит никакому сомнению. Помимо брокеров появились сотрудники милиции, прокуратуры и т.д., которые успешно играют на повышение или понижение курса акций тех или иных компаний. Но чаще выступают в роли межевальщика, в том числе и в сфере «серого» бизнеса. Нет смысла обращаться к бандитам или платить губернатору, когда можно обратиться к налоговому инспектору или — в условиях сложившегося договорного и тендерного судопроизводства — попросить судью.
       Два примера, связанные с одной компанией — «Газпромом». Вот налоговый чин говорит о том, что на эту компанию может найтись уголовное дело. Во-первых, если это так, то нужно срочно заказывать специальную скамью подсудимых и вызывать представителей Книги рекордов Гиннесса — компанию посадить нельзя. Но суть в другом — надо понять: он для чего это сказал?
       Попугать? Несерьезно: «Газпром» на испуг не возьмешь, это не торговка пирожками — ему незачем показывать козу и грозиться поставить в угол. Предупредил? Для чего? Чтобы люди успели удрать, порвать какие-то документы… Но для этого придуман телефон, мало того, в народе ходит молва, что в России процветает коррупция, — значит, найдутся источники, которые могут донести информацию, не используя публичное шоу.
       Остается только один вариант: тот обвал котировок акций «Газпрома» (почти на 10 процентов) — это те звезды, которые кому-то очень выгодны. 10 процентов — это очень много на самом деле. Кто-то хотел купить немножечко «Газпрома»? Значит ли это, что высокий чин невольно или вольно подыграл биржевым спекулянтам? Ведь назови генерал конкретные персоналии — того же уважаемого господина Миллера, например, — никакой бы паники на бирже не было. Это загадка, которой непосредственно должна заняться Генеральная прокуратура.
       Гипотетически «Газпром» должен подать в суд. Но тактика публичного оплевывания со стороны силовиков или высших чиновников стала в России тенденцией, и она приносит кому-то свои плоды. Остается сожалеть, что ни один чиновник не понес за это наказания, потому что все знают: теперь такие правила передела собственности. Для США, например, подобная ситуация немыслима. Там бы не только чиновник, но и его министерство никогда бы не расплатились.
       Подаст ли Миллер в суд, поскольку просто обязан это сделать? Если иска не будет, то в этом случае есть всего два объяснения: или ему это невыгодно, или не захочет связываться. Первым вариантом должна будет озаботиться все та же прокуратура: кто-то ведь покупал упавшие в цене акции, которые через два дня опять скаканули вверх. А во втором случае, живи мы по законам нормальной экономики, Миллер должен был закончиться как менеджер крупнейшей компании. Но у нас нет для этого самого главного: это на Западе ежегодное собрание акционеров оценивает эффективность менеджеров и решает, оставить их на посту или с ними расстаться.
       У нас же на первый план выходит политическая целесообразность. Когда мы откажемся от подобной практики, в экономике произойдет колоссальный сдвиг: изменится категория успешности. Главное будет не то, как руководитель компании избежал уголовного преследования, а принесенная реальная прибыль. Что, кстати, скажется и на нашем с вами бюджете — в виде налоговых отчислений.
       Второй пример — дело Голдовского. Ясно, что у него отберут то, что он когда-то получил. Вопрос в другом: кому отдадут? Да, менеджеру Голдовскому, как мне кажется, объявят срок. Но ведь он не один, за ним стоит некая группа товарищей, и прокуратуре это должно быть известно. Мы никогда не узнаем, кто финансировал подвиги Голдовского, но можем предположить, что удар нанесен именно по этим таинственным благодетелям. Голдовский — ласточка, ведущая за собой косяк перелетных птиц. Будет ли он отдуваться один, сыграв роль Козленка, или нет, вот в чем вопрос. Но в любом случае финансовый удар нанесен прежде всего по людям, связанным с Голдовским, и они вынуждены будут с чем-то и в чью-то пользу расстаться.
       Нельзя национализировать «Сибур» — это создаст опасный прецедент пересмотра результатов приватизации. А карт-бланш уже как бы дан: вот это старое не трогайте, давайте жить сегодняшним днем. И амнистия капитала уже объявлена де-факто. Капитала, но не тех, кто пока им обладает.
       

       ведущий рубрики «Новой газеты»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera