Сюжеты

ОДИН НЬЮТОН — ЕДИНИЦА ИЗМЕРЕНИЯ НЕБЛАГОДАРНОСТИ

Этот материал вышел в № 21 от 25 Марта 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Лев НИКОЛАЕВ: Чем бы ни занимались ученые, в результате получается оружие Лев Николаев в телевизионном мире человек весьма известный. Лауреат ТЭФИ, член телевизионной академии, президент телевизионной компании «Цивилизация», он более 20...


Лев НИКОЛАЕВ: Чем бы ни занимались ученые, в результате получается оружие
       

  
       Лев Николаев в телевизионном мире человек весьма известный. Лауреат ТЭФИ, член телевизионной академии, президент телевизионной компании «Цивилизация», он более 20 лет проработал с Сергеем Капицей в «Очевидном-невероятном», затем была его собственная программа «Под знаком Пи», и сейчас на ОРТ он ведет «Цивилизацию»… По образованию Лев Николаев физик, окончил МГУ, занимался физикой моря и, казалось бы, на телевидение должен смотреть свысока, однако…
       
       — Большинство ученых, да и вообще серьезных людей, к телевидению относятся с легким пренебрежением и говорят, что сидеть перед «ящиком» — это терять время попусту. Намного полезнее и интереснее читать книги…
       — Помню, как замечательный ученый, академик Павел Васильевич Симонов, когда я как-то спросил, не жалко ли ему тратить время на то, чтобы писать популярные статьи, сказал, что ему проще это сделать самому, чем потом исправлять ошибки, которые сделают люди, ничего в науке не понимающие. Вот это то, что многих ученых и подвигает на работу на телевидении, в прессе.
       Правда, здесь есть и обратная сторона, я много лет проработал с Капицей и знаю, что он был жертвой зависти со стороны некоторых ученых, причем самого высокого ранга. Мне доводилось видеть, как где-нибудь в Сибири встречали академическую делегацию и первым делом приветствовали Сергея Капицу — профессора и только потом академиков, которых не знали в лицо. Это вызывало реакцию недовольства, обиды. Сергей Петрович не был избран в свое время в Академию наук, потому что ему прямо ставилось в вину занятие телевидением.
       — Каковы цели программы «Цивилизация» и что, на ваш взгляд, она дает зрителю?
       — Задача, которую мы себе поставили, когда только начинали ее делать, была связана с естественным желанием в конце века и тысячелетия оглянуться назад, выделить тех ученых, которые внесли существенный вклад в развитие цивилизации и мировой культуры… Но одновременно мы сознаем, что, если будем идти путем каноническим и рассказывать о наших героях хрестоматийные вещи, это вряд ли вызовет какой-либо интерес. Поэтому мы всегда стараемся уделять внимание каким-то малоизвестным фактам, переосмысление которых позволяет нам понять смысл многих их поступков. Потому что к науке общество относится исключительно прагматично. В памяти оседает только «сухой остаток», то или иное открытие, и часто мы даже не знаем, кто его сделал.
       — Порой ваши передачи идут несколько вразрез с устоявшимися представлениями. Можно ли считать, что вы развенчиваете мифы, сложившиеся стереотипы?
       — Я не люблю ярлыки, но, с точки зрения драматургии, один из главных приемов, который мы используем, — это именно развенчание мифов. Особенно в тех случаях, когда жизнь человека каким-то образом была связана с теми сферами, над которыми довлел пресс идеологии.
       Я не сторонник того, чтобы вытаскивать личную жизнь творца ради смакования некоторых подробностей, но когда они сказываются на творчестве, то это, мне кажется, существенно. Мне, например, запомнилась работа над программой, посвященной Эйнштейну. Было множество споров, и люди, относящиеся к великому ученому как к иконе, очень возражали против рассказа о некоторых фактах из его жизни в молодости.
       — Каких же?
       — Речь идет о его взаимоотношениях с первой женой Миленой, драматичной истории, связанной с рождением его первой дочери, которую он даже не видел; она сразу же была отдана воспитателям. Эта история долгое время была у нас неизвестна. Она не очень существенна для рассказа об Эйнштейне-ученом, но когда мы говорим об Эйнштейне-личности, то даем возможность подумать о ценностях, которые были для него первостепенными.
       — Одним из лейтмотивов программы является тема гения и злодейства...
       — Когда только задумывалась программа, мне попалась книга биофизика Симона Шноля «Герои и злодеи русской науки». Мне очень понравилось это сочетание, которое в дальнейшем, чуть изменившись, и превратилось в название цикла. Ведь эти крайности друг от друга неотделимы, и если рассматривать историю науки, то непонятно, кто сделал больше — гении или злодеи.
       Есть такой парадокс: чем бы ни занимались ученые, что бы они ни открывали, в результате все равно получается оружие. Химическое, биологическое, бактериологическое… В принципе в каждом человеке заложено добро и зло, в разные моменты жизни эти начала по-разному проявляют себя.
       Вот, скажем, Исаак Ньютон сделал все возможное и невозможное, чтобы имя его учителя Гука навсегда забылось. Есть предположение, что именно Ньютон уничтожил все портреты наставника, тщательно скрывал его работы, особенно те, в которых Гук давал явную подсказку того, что впоследствии было названо законами Ньютона. Ревность, нежелание делить славу породили в нем «злодея». И таких примеров множество.
       — Программа называется весьма символично. Не кажется ли вам, что многие события последних месяцев, и прежде всего 11 сентября, свидетельствуют о каком-то тупике или кризисе нашей цивилизации?
       — Я против таких категорических, тем более апокалипсических оценок развития общества. Как-то давно в «Литгазете» были опубликованы три цитаты, сводившиеся примерно к одному и тому же: какая ужасная нынче молодежь, мы идем к пропасти и человечеству грозит скорая гибель. Только одно из этих высказываний относилось примерно к 1500 году до н.э., другое — к Средневековью, ну а третье — к нашему времени. Так что модель взаимоотношений между людьми в обществе в каком-то смысле сохраняется.
       — Но современная жизнь в отличие от Средневековья или тем более древности чрезвычайно технократизирована. Не является ли это засилье машин, без которых мы уже и не представляем себе никакой жизни, тем червячком, который в конце концов подъест нашу цивилизацию изнутри и будет причиной ее коллапса?
       — Ни в коем случае. Конечно, можно говорить о том, что человечество способно создать такое количество оружия, которое затем уничтожит все живое на земле, но это имеет отношение скорее к политике. Ведь есть масса возможных применений этих достижений, и перед человечеством стоит множество задач, которые без развития техники решить невозможно.
       Например, многие считают: вот чтобы, не дай бог, не сотворить какого-то чудовища, нужно запретить генетическую инженерию. Но без этого мы не сможем найти спасения от многих болезней, потому что поврежденный генетический аппарат приводит к наследственным болезням и уродству, распространяющимся в геометрической прогрессии. Посмотрите, каков, по статистике, в среднем на сотню населения процент дебилов, малоразвитых и людей с разрушенной психикой. Порода человеческая портится, и если запретить работы в области генетики, то человечество в конце концов погибнет от болезней, потому что их никаким другим способом не исправить.
       — То есть вы не считаете, что эксперименты с генетикой человека, с клонированием находятся за гранью нравственности?
       — Если следовать этой логике, то нужно запретить использование ножей, потому что ими можно кого-то убить, а также запретить огонь, электричество, автомобили и так далее. Рассуждая так, вы предлагаете остановить прогресс только потому, что может найтись какая-то дрянь, которая обратит эти достижения во вред. Но ведь практически все технические достижения человечества обоюдоострые. И еще мне не совсем понятно, почему поборники человеческого спокойствия обрушиваются именно на генетику. Исследования же атома не запрещают, хотя с этим направлением в науке связаны еще большие опасности.
       — А вот церковь смотрит на этот вопрос совсем по-другому, усматривая в экспериментах с генетикой покушение на божественное происхождение человека…
       — Эта демагогия, которую используют некоторые люди для достижения каких-то своих целей, чрезвычайно унизительна для всего человеческого рода. Потому что, когда им выгодно, они ратуют за вещи отнюдь не божеские. Смотрите, сколько гнусности происходит, и церковь это не беспокоит. Что, война в Чечне — богоугодное дело? Генетика существует ради исцеления и помощи человеку. Господь не в состоянии вылечить всех больных и калек, для этого и существует медицина. И священники, извините, имеют свои собственные клиники, где они лечатся не просвирой, а самыми современными препаратами. Вот понтифику уже 90 лет, и жив он до сих пор только благодаря медицине. И когда генетический аппарат с помощью встроенной недостававшей ранее хромосомы сможет избавить конкретного человека от эпилепсии, рака или какого-нибудь наследственного повреждения, которое оставили ему предки, разве это не благо, и как можно против этого возражать?
       — Не так давно под копирайтом «Цивилизация» прошел цикл фильмов «Тринадцать плюс» — о русских ученых—лауреатах Нобелевской премии. Продолжаете ли вы работу на поле документального кино?
       — Сейчас мы работаем над очередными сериями из цикла «Секретные физики», в котором рассказывается о наших крупнейших ученых, многие из которых так и умерли никому не известными. Хотя кое-кому из них, как, например, Сахарову, Харитону, Бергу, Зельдовичу, Векшинскому, в конце концов удалось снять с себя гриф секретности, но о судьбах подавляющего большинства из наших секретчиков, занимавшихся, кстати, не только ядерной физикой, широкой публике практически ничего не известно. И кроме того, к 190-летию со дня рождения Герцена мы готовим двухсерийный фильм «По ком звонил колокол». Мы хотим рассказать не о хрестоматийных фактах биографии Герцена, а о его человеческой судьбе, про которую у нас вспоминают не так уж часто.
       — Другая программа, к которой вы имеете отношение, называется «Сенсация. Сенсация? Сенсация…», поэтому не могу вас не спросить о том, какие наиболее значительные научные открытия были сделаны за последние годы.
       — Конечно, это работы в области генетики, создание генного паспорта — расшифровка генома человека, клонирование. Очень много событий постоянно происходит в области развития искусственного интеллекта. Кроме того, есть целый ряд потрясающих работ в области астрофизики. В частности, после обследования некоторых метеоритов ученые пришли к выводу, что жизнь, очень схожая с нашей, существовала ранее на каких-то других планетах Солнечной системы или в других галактиках. Также стоит сказать об американских ученых, которые относительно недавно наблюдали в телескопы «черную дыру», явление, которое еще недавно казалось абсолютной фантастикой, хотя и понятное с теоретической точки зрения.
       — Наука в каком-то смысле опережает жизнь, то есть то, что сегодня является предметом ее изучения, завтра входит в повседневную реальность, становится бытом. С этой точки зрения, какие научные работы можно выделить?
       — Стоит отметить стремительное развитие средств связи, вот здесь ожидается колоссальный прогресс. Также много говорят о создании так называемого «квантового компьютера» — ЭВМ, основанной на чрезвычайно тонких структурах, позволяющих значительно увеличить быстродействие и память. Очень серьезные работы сейчас ведутся в области сочетания компьютера, интернета и телевидения, формирования особого интерактивного ТВ, благодаря которому зритель сможет «извлечь» из своего персонального компьютера любую программу, когда-либо прошедшую по какому-либо телевизионному каналу. Несмотря на затянувшиеся поиски альтернативных источников энергии, есть надежды на революцию в области энергетики.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera