Сюжеты

МИХАИЛ ДЕГТЯРЬ ЕСТ, СПИТ И ЛЮБИТ, КАК РЕПОРТЕР. ТОЛЬКО ТЕПЕРЬ В РАДИОЭФИРЕ

Этот материал вышел в № 22 от 28 Марта 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Слушайте радио – это почти уже видимость», — сказала Светлана Сорокина в эфире «Эха Москвы», обозначив таким образом явление начала 2002-го – исход телевизионных звезд на радио. ТВ-6 почти в полном составе вещает на «Эхе Москвы». В...


       
       «Слушайте радио – это почти уже видимость», — сказала Светлана Сорокина в эфире «Эха Москвы», обозначив таким образом явление начала 2002-го – исход телевизионных звезд на радио. ТВ-6 почти в полном составе вещает на «Эхе Москвы». В концепции радио «Арсенал» вездесущий Венедиктов провозглашает привлечение известных телеведущих, начиная с Познера. А в тот же день, когда «Арсенал» выиграл конкурс, две другие частоты достались командам, которые представляли Дмитрий Дибров и Михаил Дегтярь.
       О сегодняшнем радио и о телевидении, заставляющем своих звезд искать приют в радиоэфире, размышляет дважды лауреат профессиональной премии «ТЭФИ» Михаил ДЕГТЯРЬ.
       
       — Несколько месяцев назад вы исчезли из эфира РТР. Как объяснило руководство РТР причины вашего увольнения?
       — Никак. Просто закончился срок договора, и его банально не продлили. Обидно, конечно, ведь это мой дом, я отдал этому каналу десять лет, и обе «ТЭФИ» получил, работая на РТР. И рубрику «Большой репортаж» в «Вестях» придумал я, и программу «Репортер», название которой потом сперло НТВ. На РТР я понял, что, работая на отечественном телевидении, ни к кому нельзя поворачиваться спиной, – обязательно воткнут кинжал. Сейчас веду переговоры с двумя другими телеканалами.
       — Но теперь вы неожиданно появились в радиоформате. Это передышка в телевизионной деятельности или эксперимент?
       — Да, чаще бывает наоборот – человек с радио переходит на телевидение. Я представлял на конкурсе в Минпечати проект радиостанции как главный редактор, и моя концепция победила. Было двадцать семь претендентов на три радиочастоты. Одну, понятно, отдали Венедиктову, а две другие – мне и Дмитрию Диброву. Хотя среди участников были и Пугачева, и безумный Комиссаров, и крутейшие финансовые структуры. Для меня радио – это тоже творческая реализация. Я сам придумал концепцию этого радио, и как главный редактор могу быть сам себе и Эрнстом, и Добродеевым. Телевидение и радио – брат и сестра. Радио – старший, солидный уже брат. А телевидение — молодая девушка, которая собирается замуж. Правда, пока не решила, за кого.
       — А что за концепция у вашей радиостанции?
       — Это городское репортерское радио. В каждом округе будет работать репортер, который будет жить в этом районе, быть в контакте со всеми властями и в курсе всех дел: где открылся магазин, где кошка попала под машину, где кирпич упал… Каждый час в эфире будут четыре включения по пять минут из разных округов, чтобы слушатель чувствовал, что происходит в городе, и слышал свой город. Уже ведутся переговоры, стартовать должны в мае. Но хозяев радиостанции я сразу предупредил, что буду совмещать телевидение и радио. Потому что все-таки телевидение для меня на первом месте. Кстати, сейчас я веду переговоры с двумя телеканалами. Банально говорить, что телевидением можно заболеть, что это образ и смысл жизни. Я ем, как репортер, я занимаюсь любовью, как репортер, живу, как репортер…
       — А репортеры это делают по-особенному?
       — Конечно! Для репортера важны два основных качества. Первое – непропадающий детский интерес к жизни и умение преподнести даже самый банальный факт так, чтобы все «легли». Самый гениальный репортаж будет состоять из пяти предложений, в каждом — по одному слову.
       — Итак, хотя в телевидении взята самая высокая планка, интерес к нему не пропал.
       — Где две «ТЭФИ», там могут быть и три, и четыре. Без честолюбия на телевидении нельзя. И сегодня я все больше задумываюсь о теории репортажа, чем о практике.
       — И что в теории?
       — Люди устали от войн, политики, агрессии на телеэкране. Да, война есть, но не надо показывать ее первой, второй и третьей новостями. Пусть второй новостью будет то, что в зоопарк привезли бегемота, а третьей – женщина родила восемнадцать детей. Во всех цивилизованных странах в прайм-тайм идут программы о животных. Я думаю, что и у нас журналистика должна и будет развиваться в этом направлении. Конечно, на телевидении должны быть и политические программы, и репортажи с войны, и программы для домохозяек, но должна быть четкая пропорция, как на Би-би-си, до которого нам еще шагать и шагать. Мы стали мастеровитее, можем технически снять репортаж так, как двадцать лет назад не снимали, но мы потеряли главное.
       — Вы считаете, показывая больше позитива на телеэкране, можно изменить ситуацию в стране?
       — Нет, конечно, но количество инфарктов и ишемических болезней в стране можно сократить.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera