Сюжеты

Маша ЦИГАЛЬ: КЛАССИЧЕСКИЙ КОРСЕТ — ДЖИНСОВЫИ, РВАНЫЙ И НА МОЛНИИ

Этот материал вышел в № 22 от 28 Марта 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

КЛАССИЧЕСКИЙ КОРСЕТ — ДЖИНСОВЫИ, РВАНЫЙ И НА МОЛНИИ Маша Цигаль не курит, не употребляет алкоголя, не ест мяса и редко бывает в Москве. Приезжает на несколько дней, чтобы провести срочные примерки и повидаться с друзьями, а потом обратно —...


КЛАССИЧЕСКИЙ КОРСЕТ — ДЖИНСОВЫИ, РВАНЫЙ И НА МОЛНИИ
       
       Маша Цигаль не курит, не употребляет алкоголя, не ест мяса и редко бывает в Москве. Приезжает на несколько дней, чтобы провести срочные примерки и повидаться с друзьями, а потом обратно — на родину Шекспира и Тома Форда, конкретно — в город туманов, город, о котором она может говорить часами.
       
       — Маша, в последнее время вас легче найти в Лондоне, чем в Москве…
       — Несмотря на то что я русская девушка и Москва — мой любимый город, за те два года, что я работаю в Англии, я очень полюбила Лондон. Я знаю какие-то его особенные места, его улицы, запахи. Лондон — это рай для модельера, там превосходные ткани. Кроме того, этот город дает мне много вдохновения. Атмосфера Москвы в последнее время почему-то меня подавляет, я вижу здесь много негативного: разрушение людей, моральных принципов, любви — много деструктивных моментов, которые меня расстраивают. В Лондоне же я получаю интеллектуальный удар от всего: от моды на улицах, от выставок, от рекламы, от новых фильмов… Я прилетаю в Англию — и мне сразу хочется что-то делать.
       — То есть Москва для вас — провинция?
       — Абсолютно нет! В силу моей профессии определяющим для меня является как раз мода на улицах. Лондон в этом смысле особый город. Там одеваются или неказисто, или предельно экстравагантно. В Москве же бытует роскошь, гламур, женщины стараются выглядеть шикарно. Нечто подобное можно встретить, например, в Милане, но этого совершенно нет в Лондоне. После двух лет отсутствия я приехала в Москву и, одетая по лондонской моде — джинсы, майка, — пошла в какой-то клуб. Я попала в царство длинноногих красавиц с длинными прямыми волосами. Среди этих роскошных женщин в мехах и бриллиантах я выглядела подростком.
       Москва еще и потому не провинция, что ни в одной стране мира вы не встретите ТАКОЕ количество красивых женщин. Идя по московской улице, можно запросто свернуть шею. И это я, девушка! А мужчинам каково? Впрочем, русские мужчины чувствуют себя очень расслабленно, привыкли к тому, что их окружает такой цветник, и совершенно утратили понимание того, что за красотой нужно ухаживать. В Москве очень часто можно увидеть такую картину: в ресторан заходит совершенно запредельно выглядящий мужик с писаной красавицей, которая смотрит ему в рот и ничего не ест, потому что худеет, а он садится и фигачит все подряд, прекрасно себя чувствует и расслабляется. Меня очень расстраивают такие схемы поведения.
       — Вы феминистка?
       — Конечно, нет. Но я не считаю феминизм злом, и мне не нравится, что в последнее время насаждается образ феминистки как оголтелой немолодой лесбиянки, которая борется за права женщин только потому, что сама уродина. На самом деле это не так, но подобные представления о феминизме, к сожалению, очень сильны в России. У нас очень патриархальная страна, где до сих пор существует идея, что мужчина доминирует, а женщина — она как бы при нем.
       У западных женщин нет этого безумного стремления поскорее выйти замуж, уцепиться за кого-то, родить ребенка, засесть на кухне, растолстеть, потом яростно худеть… В той же Англии женщины вообще относятся к себе гораздо спокойнее. Они не озабочены глобальным похуданием, чтобы понравиться мужчине, не одеваются с утра так, как будто собрались на вечернее свидание. Мне симпатичен такой взгляд на жизнь, хотя я и не феминистка, и идея, что мужчина должен поддерживать женщину, глубоко засела в моей голове. Как, впрочем, у каждой русской девушки. Но я не хотела бы всю жизнь прислуживать мужчине, у меня есть собственные планы, которые я хочу реализовывать. Прежде всего это касается моего творчества.
       — Зависит ли направление вашего творчества от места, где вы находитесь?
       — Не то чтобы в Лондоне я делала одно, а в Москве — другое. Скорее, я по-разному смотрю на то, что делаю. Но то, что модно в Москве, может быть неприлично в Лондоне. У нас большинство девушек выглядят гиперсексуально. В Лондоне так не принято. Там не носят безумных меховых шуб, из которых не вылезают московские венеры. В Европе настолько укоренилось убеждение, что нельзя убивать животных, что носить натуральные меха попросту считается дурным тоном. Впрочем, мехом я никогда не занималась, поэтому мне несложно следовать своим собственным убеждениям в моде. Просто развиваю я их по-разному.
       — Что это за убеждения?
       — Мне нравится подчеркивать красоту женского тела, поэтому я против унисекса в одежде. В принципе он, конечно, имеет право на существование, но для меня унисекс неприемлем. Женщина должна быть женственной, а мужчина — мужественным.
       — Сколько денег нужно иметь женщине, чтобы быть красивой?
       — Я уверена, что дело тут вовсе не в деньгах, хотя они никогда не помешают. Главное — это самооценка и правильное ощущение самой себя. Когда глаза блестят и ты чувствуешь себя звездой, то вообще неважно, что ты надела, как причесалась и что происходит вокруг. Я по себе знаю: иногда так запаришься, потратишь кучу времени на наряд и макияж и вроде бы такая раскрасавица, а толку — ноль. А где-нибудь рядом сидит такая кикимора, смотреть страшно, но при этом с таким апломбом, что вокруг нее толпа. Если есть ощущение счастья и гармонии, все в порядке. Если нет — никакие деньги не помогут.
       — Что такое элегантность в вашем понимании?
       — Элегантным может быть все что угодно — смотря как носить. Мода и модельер — это слуги при женщине, и, если запомнилось платье, но потерялся человек, значит, модельер плохой. Одежда — это средство для создания образа, а уж какими способами этот образ создается — совершенно неважно.
       — Но ведь есть разница между платьем из дорогого бутика и линялыми джинсами, купленными в секонд-хенде.
       — Я не считаю, что нужно с ног до головы одеваться у одного дизайнера и вываливать кучу денег в бутиках. Вещи надо уметь смешивать. Сама я всегда одеваюсь очень разнопланово, могу надеть дорогую дизайнерскую вещь с теми же джинсами секонд-хенд. Надевать вещи — это как собирать мозаику. Чаще всего я вообще не думаю о том, что мне надеть. Просто подхожу к вешалке и подбираю одежду по своему сегодняшнему настроению. Есть, конечно, вещи, которые слабо сочетаются друг с другом, но это не страшно, потому что если хочется — то можно. Конечно, чтобы нарушать каноны, нужна определенная смелость. Давно ли считалось, что корсеты непременно требуют шелковой длинной юбки и туфель на шпильках? А ко мне недавно пришла девушка и попросила сшить ей очень простой, строгий классический корсет — но при этом джинсовый, рваный и на молнии.
       — Кстати, почему вы так любите делать корсеты?
       — Меня всегда очень вдохновляла идея, что с помощью одежды можно полностью поменять очертания своего тела. Корсет с этой точки зрения идеален: он может утянуть талию до невероятных размеров, выправить спину так, что даже сутулая девушка приобретет королевскую осанку, сделать пышной даже самую плоскую грудь. Кроме того, мне нравится, когда вещь принадлежит своему хозяину. Сшитый на заказ корсет — это как вторая кожа, нечто очень личное, только тебе принадлежащее.
       — Есть ли какая-то идеальная модель, на которую вам хотелось бы шить?
       — Для меня любая женщина — идеальная модель, потому что женское тело в принципе идеально. Я вообще не считаю, что существует какая-то идеальная модель, и не совсем понимаю, почему параметры 90—60—90 считаются правильными пропорциями. Кто придумал эти стандарты? Откуда они вообще взялись? Слава богу, в последнее время абсурдное желание слепо подчиняться этим цифрам уходит в прошлое.
       — Вы выглядите человеком, у которого почти нет проблем.
       — Ну я же не искусственная, и, разумеется, у меня бывают депрессии. Во-первых, я художник. Во-вторых, девушка. Потому могу расстроиться, расплакаться. Просто в моей жизни, кроме проблем, существуют вещи, которые меня радуют, и цели, к которым я иду. Когда мне грустно, я какое-то время кисну, а потом беру себя в руки и говорю себе: эй, ты чего, а ну вставай! И начинаю что-то делать. По-моему, девушки, которые запариваются из-за мужчин, из-за возраста, просто ничего в жизни больше не имеют.
       — Хорошо вам так говорить. Вы молоды, красивы, талантливы, успешны…
       — Все, что вы перечислили, — это правда. Но именно у таких девушек и бывают проблемы. Проблем нет у сереньких мышек. Кого-то бросаем мы, кто-то бросает нас — это жизнь, и от нее никуда не деться. И нельзя принять решение: я буду кидать всех сама, я суперстар, а все остальные рядом со мной просто отдыхают. Это глупо. Хотя меня всегда выручало сознание того, что я — супер.
       — Есть человек, который вам об этом напоминает?
       — Есть вещь, которую я всегда вожу с собой и даже перекладываю из сумки в сумку. Моя лондонская подружка подарила мне камень Козерогов. Как-то у меня было ужасное настроение, и она сказала: вот тебе вещь, которая всегда будет напоминать тебе о том, что ты — супердевушка. А супердевушкам не следует париться по пустякам.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera