Сюжеты

МОЛЧАНИЕ — ЭТО ПРИПЕВ МОИХ ПЕСЕН

Этот материал вышел в № 23 от 01 Апреля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Умка — существо уникальное. Во многих отношениях. Например, десятки молодых групп стремятся во что бы то ни стало попасть в радиоэфир или «засветиться» на экране телевизора. А ей — по фигу. Хотя, уверен, задайся она подобной целью, не...


       

   
       Умка — существо уникальное. Во многих отношениях. Например, десятки молодых групп стремятся во что бы то ни стало попасть в радиоэфир или «засветиться» на экране телевизора. А ей — по фигу. Хотя, уверен, задайся она подобной целью, не вылезала бы из чартов. Впрочем, эту ситуацию, как и многие другие, она уже прожила. В одной из песен.
       Вот он, рок-н-ролл во всей красе!
       Я теперь участвую в попсе.
       Я верчусь по всем программам,
       Я вразвес по килограммам,
       Я теперь такая же, как все.
       Умка, как истинный Овен, свободолюбива и к компромиссам не готова. «Заманчивые своды» стадионов никогда не заменят ей дружеского общения с публикой и традиционной мороки с проводом на свой концерт толпы безденежного хипья.
       Умка уже стала живой легендой русского андеграунда, воплощением и талисманом мира «неформатной» музыки.
       Еще лет десять назад ее «Автостопный блюз» напропалую пелся неформальной «системой». С тех пор она выпустила несколько альбомов, объездила всю страну и русскоязычные оазисы Западной Европы и Израиля. Слушавшие Умку еще в конце 80-х повзрослели, приезжают на концерты на иномарках, и уже новое поколение хиппарей просит бесплатно «вписать» на концерт...
       
       — Твои песни не крутятся по радио, тебя нет на телевидении. Это принципиальный отказ от «раскрутки»?
       — Нет, не принципиальный. Просто мы ничего не делаем в этом направлении. От предложений не отказываемся, но и не навязываемся. Тем более что все эти эфиры, мягко говоря, такое дерьмо... Сам же знаешь. Да и странно было бы увидеть наши вещи в «чартах», «ЗД» и тому подобное. У нас же нет «неформатных» радиостанций и телеканалов.
       — На рок-фестивалях — на «Нашествии», «Максидроме» — тебя тоже нет. Почему? Как ты вообще относишься к тенденции называть словом «рок» то, что роком явно не является, например, группу «Би-2»? Где, на твой взгляд, проходит граница между рок— и поп-музыкой?
       — В принципе я к таким вещам отношусь вполне цинично: пригласили бы — может, мы бы и сыграли, особенно за деньги. А что? Подумаешь. Земфиру я, честно говоря, до сих пор так и не послушала, разве что кусочками из ларьков. «Би-2» — это «Полковнику никто не пишет»? Ну во всех странах есть поп-рок, это нормальное явление. Люди зарабатывают деньги. У нас с ними нигде интересы не пересекаются, делить нам нечего.
       — Как ты тогда сама объясняешь свою популярность? Тебя же слушают по всей стране!
       — Еще раньше, чем стали выходить компакты, были кассеты самодельные: «Новые ворота» (два варианта: концертный и домашний), «Я люблю блюз», «Оторвалась и побежала» (он же — «Умка и «Ковчег»), потом «Последний переулок», «Как вставил», «Вся любовь», «Бим или Бом». Еще, думаю, гуляет немереная куча всяких концертников и квартирников. Самоделки отличаются тем, что они не продавались, а просто раздавались друзьям. Правда, говорят, что, например, в Новосибирске продается все без разбору. Но, с другой стороны, а где людям еще все это взять? Человек написал по интернету: иду, мол, мимо ларька, а оттуда «Низкий старт» доносится. Мы, конечно, с пиратами не боремся. У нас так и пишется на «официальных» релизах: «Все права якобы защищены». И вместо значка копирайта мы ставим «смайлик» в кружочке.
       — За несколько лет состав твоего «Броневичка» часто менялся. Какими качествами, помимо владения инструментом, должен обладать человек, чтобы играть в твоей группе?
       — Чтобы играть в группе вообще (почему обязательно «в моей»?), человек должен уметь слушать других музыкантов, с которыми он играет, и вообще слушать музыку. Если он этого не умеет, не поможет никакое «владение инструментом». Нынешний состав «Броневичка», как мне кажется, именно этим отличается от первоначального. И я тоже в процессе этому учусь — слушать музыкантов. Раньше ведь я этого не умела. Ну, как известно, it's getting better all the time.
       — Ты пользуешься авторитетом не только в рокерской, но и в бардовской среде — я слышал, тебя даже звали в жюри «грушинки». При этом ты много ездишь по стране, и многие молодые группы и авторы стараются показывать тебе свои песни. Какие-то приятные открытия были?
       — Э-э-э... а они не обидятся, если я скажу правду? Как правило, ничего интересного. Большинство начинающих ориентируются на советский рок, который, в свою очередь, ориентируется на западный. У нас в институте был доцент Павлихин, философию преподавал. Он всегда говорил: изучайте первоисточники! Гегеля, например, Канта, греков... Для 1980 года это было весьма и весьма продвинуто. Я, к сожалению или к счастью, слушаю практически только западную музыку. Уж не знаю, как это влияет на качество нашей продукции, но такой вот факт. А бардов я не слушаю вообще. В детстве очень любила Окуджаву и Высоцкого, но это ж совсем другое дело.
       — Замужество и погружение в филологию (аспирантура, диссертация о творчестве «обэриутов», переводы Керуака) на семь лет вычеркнули тебя из рок-н-ролла. Вопрос, с которого, наверное, надо было начинать: с чего тебе взбрело в голову после многолетнего молчания снова оказаться на сцене?
       — Ответ, которым надо закончить: меня все все время об этом спрашивают. Вообще такое ощущение, что все журналисты берут вопросы из одной общей коробочки. Самые распространенные: «почему ты Умка?», «почему «Броневичок»?, «давно ли играешь?», «какую музыку любишь?». Все это ужасно скучно. А ну и еще: «правда ли, что уничтожала свои кассеты». Нет, естественно, неправда. Есть одна знакомая девочка, у нее целая тетрадка уже набралась всяких баек про меня. Что я повесилась, утонула в ванне, аккомпанирую себе на бас-гитаре, была замужем за профессором университета (вариант: полковником КГБ, Майком Науменко, Андреем Пановым и т.д.), бью пионеров бамбуковыми палками, преподаю русскую литературу в Принстоне, ну и все в таком роде.
       Короче, я хочу сказать, что несколько лет молчания — совершенно обычный случай. Так бывает со многими. Просто внутри какой-то родник пересыхает — неважно, какие тому внешние причины. А потом опять все начинается. Моя временная «смерть» подогрела ко мне интерес. Обычная, в общем-то, история.
       
       Дискография Умки:
       1997. Дожили, мама
       1997. Каменные цветочки
       1998. Низкий Старт
       1998. Компакт
       1998. Live in Форпост
       1998. Live in Факел
       1998. Командовать парадом
       1999. Форпост 2
       1999. Умка без Б.
       1999. Ход кротом
       2000. Вино из одуванчиков
       2000. Концерт в Зоопарке
       2000. Вельтшмерц
       2000. Oldies Butt Goldies (сборник)
       2000. Умка и друзья в гостях у кота Матроскина
       2000. Бееест!
       2001. Концерт в к/т "Улан-Батор"
       2001. Лондон
       2001. Заначка
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera