Сюжеты

СОН НАЯВУ

Этот материал вышел в № 23 от 01 Апреля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Гитарист Юрий Наумов, с 1990 года живущий в Нью-Йорке, в апреле в очередной раз приезжает в Россию и дает концерты в Москве и Санкт-Петербурге Юрий Наумов. Вот его облик, когда он выходит на сцену: длинные волосы, нервно-неустойчивая...


Гитарист Юрий Наумов, с 1990 года живущий в Нью-Йорке, в апреле в очередной раз приезжает в Россию и дает концерты в Москве и Санкт-Петербурге
       
       Юрий Наумов. Вот его облик, когда он выходит на сцену: длинные волосы, нервно-неустойчивая подростковая походка, ритмика то ли артистическая, то ли женственная... Вот его несколько слащавая, в духе старого хиппи, манера обращаться с залом, повторяя ему: «Мои милые... мои хорошие...». Его язык напоминает о баснословных годах рок-н-ролльной юности: «мне по кайфу», «рубиться в одиночку»... И он — профессорский сын — не стесняется в интервью пустить матерком, в чем снова обнаруживает верность прошлому и среде — кафе «Сайгон», буйным концертам и глубоким ленинградским подворотням.
       Все эти подробности, перечень которых, впрочем, можно множить и множить, перестают иметь смысл в ту секунду, когда он, склонившись над гитарой, касается ее струн. В этот момент перестает быть важным, как он выглядит, что и как говорит и даже — какие слова поет. Тексты, которые он поет, корнями вырастают все из того же начального рока, рока проходных дворов — мрачное отчаяние, лирика и патетика... Но гитара его в любой момент песни способна сказать больше, чем он умеет сказать словами.
       Что такое для него гитара? Вряд ли он, виртуоз-гитарист, расценивает себя в одном ряду с другими виртуозами гитары, такими, как Пако де Лусиа; гитара для него, в классических традициях рок-н-ролльных жизнеописаний, — всего лишь повод к путешествию, всего лишь способ мелодического трипа, ведущего в ломовые неведомые пределы.
       Его эксперименты и поиски, пройдя какими-то не совсем понятными, кружными, витыми, мистическими путями, пришли к искомой точке, в которой звук и жизнь являются синонимами.
       Это хрупкий и одновременно мощный звук, в котором отражается в нервных изгибах вся жизнь: музыкальный импрессионизм, раздерганная на фрагменты действительность, плывущая то ли в окне автобуса, несущегося по американскому хайвею, то ли отражающаяся в лужах весенней Москвы.
       Его музыка — это что-то небывалое, столь же странное, как и само понятие «русский блюз». В этой музыке каждый может услышать все что угодно — так она хороша, так свободна и всеобъемлюща. В эту музыку вплетены тягучие интонации блюза и нервная ритмика фламенко, в ней слышны клаксоны нью-йоркских такси и удаляющиеся, истаивающие голоса тех нервных мальчиков и девочек, которые жили когда-то в безвоздушной советской империи... Это сон наяву. Ток сознания, освобожденного от постылой реальности. И этим его музыка, вмещающая так много жизни, подобна смерти.
       
       Дискография: Депрессия (1983) — Блюз в 1000 дней (1986) — Не поддающийся проверке (1987) — Перекати-поле (1989) — Violet (1995) — Московский буги (2000) — Гитарные истории (2001).
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera