Сюжеты

ТРЕТЬ МОЕЙ ТЕЛЕФОННОЙ КНИЖКИ УЕХАЛА, А Я — ЗДЕСЬ!

Этот материал вышел в № 23 от 01 Апреля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ТРЕТЬ МОЕЙ ТЕЛЕФОННОЙ КНИЖКИ УЕХАЛА, А Я — ЗДЕСЬ! За здоровье Шендеровича выпито столько, что он стал бессмертен Читатели «Новой газеты» не оставляют известного телеведущего без своих вопросов: — Вы все время говорите о своем долге перед...


ТРЕТЬ МОЕЙ ТЕЛЕФОННОЙ КНИЖКИ УЕХАЛА, А Я — ЗДЕСЬ!
За здоровье Шендеровича выпито столько, что он стал бессмертен
       

       
       Читатели «Новой газеты» не оставляют известного телеведущего без своих вопросов:
       
       — Вы все время говорите о своем долге перед телезрителями, который заставляет вас идти на компромисс с совестью. Иногда кажется, что долг этот гораздо больше совести… (Petrovich)
       — Уважаемый Petrovich! Если вам известно о каком-либо моем компромиссе с моей совестью, сообщите, пожалуйста, — мне интересно.
       
       — Говорят, что, смеясь, человечество прощается со своим прошлым. А прошлое прощается, но не уходит. Сколько бы вы ни смеялись над ним, все то же самое, только без бровей.
       — Ну что вы! Оно не только без бровей, но уже и без яиц практически. (Редакция имеет особое мнение по данному вопросу. Но оно теоретически совпадает с мнением Шендеровича. — Ред.)
       
       — О президенте можно судить по отношению к парламенту. Ельцин свой расстрелял. Путин – опустил. Так кто же демократичнее – Ельцин или Путин?
       — То, что расстрелял Ельцин, не было парламентом. В парламенте не сидят боевики; из парламентов не руководят расстрелами милиционеров и не вызывают авиацию бомбить Кремль. Что касается Путина, то зачем ему, действительно, расстреливать, если можно опускать?
       
       — Путин посетил «Известия» и с удовольствием заметил, что эта газета мало «лжет». Может, учредить президентский приз для СМИ «За наименьшее количество лжи!»? Как думаете, каким должен быть этот приз?
       — Не знаю. Может быть, бюст Ястржембского? А то, что «Известия» мало лгут, – это был не комплимент, а замечание.
       
       — Мы все делим праздники по половому признаку – 23 февраля, 8 Марта. А День Дурака — женский праздник или мужской?
       — День Дурака – праздник мужской, а День Дуры следует учредить отдельно. (Мы тоже выступаем за равноправие по этому вопросу. — Ред.)
       
       — Приветствую, Виктор. Прочитав все опубликованные на вашем сайте литературные произведения, заметил одну особенность. В рассказах частенько встречаются крепкие матерные выражения открытым текстом, но ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО в прямой речи ваших героев. Герои эти, как правило, собутыльники и т.д. Это совпадение или авторский прием? И вообще, не гнушаетесь ли вы крепкими выражениями в особых случаях? Какими? (Алексей)
       — Разумеется, матерятся только персонажи, а автор за персонажа не ответчик (Татьяна даже замуж за генерала вышла без ведома Пушкина). Что же до меня, то я вполне обхожусь нормативной лексикой. Хотя не всегда, конечно…
       
       — Как вам создание Лужковым в Москве Стены Плача? (А. Леонов)
       — Ой, вэй.
       
       — По-вашему, есть у российской журналистики шанс? Кто или что этот шанс, если он существует? (Muff)
       — Российская журналистика существует, потому что существуют российские журналисты – замечательные, профессиональные, честные, талантливые. Существуют и другие, но тут профессия уже ни при чем.
       
       — Назовите 10 причин (в порядке убывания по значимости), по которым богатейшая страна мира Россия находится в столь жалком состоянии (если мягко сказать!). Можно и без юмора, вроде не до смеха (Эм.)
       — Назову одну – мы не готовы к честному осмыслению своего прошлого. «Разруха в головах», — как предупреждал профессор Преображенский.
       
       — Хотелось бы услышать ваше мнение насчет Кавказа. Много спорных вещей (Михаил Ершов, инженер сотовой связи в Казахстане).
       — Кавказ прекрасен. А если вы о Чечне и всем этом геополитическом узле, то это тема для большого разговора, в котором я далеко не самый компетентный человек.
       
       — Уважаемый Виктор, пишет вам Анфиса Коротких, студентка первого курса отделения журналистики Алтайского государственного университета. Недавно я сдала курсовую работу по теме «Программа «Куклы» как представитель сатирического направления в современной отечественной журналистике». Я пришла к выводу, что это синтез фельетона и корреспонденции. Как вы сами определяете этот жанр, ведь это не типичное puppet show?
       — Для меня это был политический капустник. Хотя элемент фельетона там, безусловно, имелся.
       (Особенно этот элемент засветился в «Крошке Цахес». — Ред.)
       
       — Возникало ли у вас когда-нибудь желание бросить все и уехать из России навсегда? Если нет, то какой повод для оптимизма вы находите среди всего этого хаоса и беспредела? (Григорий Полузад)
       — Нет. Хотя, когда в начале девяностых отсюда съехала треть моей телефонной книжки, включая нескольких близких друзей, отчаяние, конечно, было. Иногда возникает оно и сейчас, но я уже понял, что избывать это отчаяние буду тоже на родине.
       
       — Есть литературный талант у Шендеровича, есть. Еще бы марксистское мировоззрение, и Шендерович имел талант с фундаментом, который просто так с места не сдвинешь. А так – все весело, просто, легко, поверхностно. На либеральных ценностях, которые разделяет Шендерович, критикуемые им проблемы не решишь. При социальном строе, социалистической Конституции, социальной защищенности населения был бы ой как к месту смех Шендеровича. Но чтобы жить марксизмом, надо быть умным (Алексей Набебин).
       — При социалистической Конституции я бы сейчас сидел в психушке, уважаемый Алексей. А что касается марксизма… Мой дед был марксистом и умер им, хотя другие марксисты даже дали ему посидеть в лагере, чтобы он поумнел окончательно. Мне уж, видно, не судьба стать умным в вашем понимании. Уж какой есть поживу, ладно?
       
       — Господин Шендерович. Как-то была на «Гласе народа», там шел базар между вами и Венедиктовым о том, нужна ли СМИ цензура. Вы отстаивали глупую точку зрения, что, мол, цензура не нужна. Между тем без цензуры не выходит изо рта ни одно слово ни одного человека. Слова без цензуры НЕ БЫВАЕТ! Свободы слова без цензуры не бывает! Просто слово «ЦЕНЗУРА» и институт цензуры опошлили и скомпрометировали советские партийцы 30—50-х годов (Галина Анатольевна).
       — Поскольку моя точка зрения – глупая, не вполне ясно, зачем она вам еще раз. Но – извольте. Цензура, Галина Анатольевна, — это предварительный просмотр и визирование материалов. Поэтому, как легко догадаться, свободное слово без цензуры не только бывает, а только без нее и бывает. А мечта о просвещенном цензоре – это настолько отвлеченная теория, что всерьез об этом и говорить неловко.
       
       — Глубокоуважаемый г-н Шендерович! Где вас можно будет слушать? Спасибо за вашу талантливую сатиру. Я, может, не во всем согласен с вашей позицией, но в блистательном даре вашего «сатирического ока» вам не отказать (Sincerely yours, Nikolai V. Timochtchouk, Moscow.)
       — Спасибо за хорошие слова. Надеюсь, с середины мая меня можно будет и увидеть, и услышать на новом старом телеканале ТВ-6.
       На эти вопросы Виктор ответил еще до 27 марта. После объявления итогов конкурса наши читатели подкинули новую порцию вопросов:
       
       — Теперь ваша душенька довольна? (Ирина Коваль, Москва)
       — Ирина, моя душенька бывает довольно совсем другими обстоятельствами жизни, как-то: любовь, хороший джаз, весна, дружеская беседа… А назначение нас Кремлем победителями конкурса на наш собственный телеканал для меня означает начало работы в прежнем напряженном графике, только и всего.
       
       — Как вам кажется, на этом ваши беды закончатся или они приобрели перманентный характер? (Svitch)
       — «Беды» это не наши, а российского бессловесного общества. Мы – если вы имеете в виду журналистов т.н. «команды Киселева» — люди вполне состоявшиеся и не пропадем, если нас разгонят опять. Что же до прогнозов… Если сможем работать честно и эффективно, то через некоторое время, я думаю, в новой телекомпании непременно обнаружится какой-нибудь «спор хозяйствующих субъектов», или проблемы с лицензией, или с налогами, или с противопожарной безопасностью…
       
       — Как вам под Примаковым — не хуже, чем под прежними? (И.Л.К., Нью-Джерси)
       — Вам из Нью-Джерси должно быть виднее, под кем я и как мне там. Если еще что-нибудь про меня почудится, сообщайте немедленно.
       
       — Когда вы вернетесь в эфир? (Елизавета, С.-Пб.)
       — Новая программа, надеюсь, будет готова к середине мая, а вот когда нас реально пустят в эфир в свете лукойловских заморочек по ликвидации прежней телекомпании, не знаю…
       
       — Признайтесь, 27-го сильно напились? («Новая газета»)
       — Дожидаться, как распорядятся твоей судьбой другие дяди, на трезвую голову невозможно. До вечера было неясно, с горя мы пьем или во здравие. Когда выяснилось, что во здравие, то, конечно, добавили. Но мы уже восстановились.
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera