Сюжеты

XXXXXXXX

Этот материал вышел в № 25 от 08 Апреля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Требуется вмешательство высшего государственного чиновничества Сегодня наша газета вынуждена вновь обратиться к истории Ханты-Мансийского сводного отряда милиции (СОМа) в Грозном, служившего там в составе Октябрьского районного ВОВДа...


Требуется вмешательство высшего государственного чиновничества
       

  
       Сегодня наша газета вынуждена вновь обратиться к истории Ханты-Мансийского сводного отряда милиции (СОМа) в Грозном, служившего там в составе Октябрьского районного ВОВДа (временного отдела внутренних дел чеченской столицы) и оставившего по себе жуткую память. Мы пишем об этом уже скоро год; увы, в нашей стране государственная машина традиционно пробуксовывает всякий раз, когда от нее требуется взять под крыло самых беззащитных и пострадавших, и это не дает нам шанса закрыть папку с названием «ХАНТЫ» — одну из самых страшных папок истории второй чеченской войны.
       
       Итак, 11 марта был опубликован материал «Убить и уничтожить свидетелей» — о двусмысленной ситуации, складывавшейся вокруг уголовного дела № 15004 (его вела прокуратура Чечни) по обвинению одного из «хантов», майора Лапина по кличке Кадет, в пытках и убийстве в январе 2001 года 26-летнего грозненца Зелимхана Мурдалова. По сей день Мурдалов числится пропавшим без вести, но есть свидетели, которые в последний раз видели его, избитым и при смерти, после бесчеловечных пыток над ним в камере изолятора временного содержания Октябрьского ВОВДа (времен «службы» там «хантов»).
       11 марта мы требовали от МВД немедленно вернуть Ханты-Мансийский СОМ из Грозного домой, в Сибирь — свидетели и сотрудники прокуратуры боятся их как огня, как самой своей смерти. Мы настаивали на том, чтобы свидетелям по делу о Кадете была предоставлена государственная защита. В конце концов, мы просили начать расследование против тех высокопоставленных чиновников центрального аппарата МВД, которые заняты планированием служебных командировок в Чечню и, приняв решение вернуть в Грозный «хантов», фактически способствовали продолжению и покрытию военных преступлений.
       19 марта, не слишком надеясь на чтение нужных номеров нашей газеты центральным аппаратом МВД, редакция напрямую обратилась по этому поводу к министру внутренних дел России Борису Грызлову (официальное письмо передано из рук в руки). С соответствующими требованиями к высшему руководству страны выступил и правозащитный центр «Мемориал».
       Но Москва — далеко от Грозного. Что бы ни происходило в столице, чеченский караван пока идет своим ходом. И как раз в эту самую неделю — между 11-м и 19-м — часть ханты-мансийских милиционеров благополучно расположилась в Грозном. И оказалась оперативнее всех нас: пока мы писали тут друг другу слезные обращения, ловили министров, чтобы вручить им наши горячие письма, и мучительно ждали хоть какой-то реакции, надеясь, что вот уж следующий звонок непременно будет из приемной Бориса Грызлова, — 15 марта «ханты» уже наведались в ту времянку в Грозном, где живут родители пропавшего без вести Зелимхана Мурдалова...
       Дома была только Рукият, его мама. Люди в масках и на машине без номеров (тривиальная чеченская картинка — что бы, и когда бы, и сколько бы ни заявлял на эту тему командующий объединенной группировкой генерал Молтенской) предупредили Рукият, что «надо бы быть осторожнее — «ханты» вокруг», и уехали... А Рукият? Даже не хочется называть вещи своими именами: сами представьте, что с Рукият, живущей среди развалин, где нет никакой правды, и если будут убивать, зови не зови — не дозовешься...
       
       Визит 15 марта был неслучаен. Ему предшествовало многое. Например, вновь прибывшие в Октябрьский ВОВД «ханты» стали свидетелями, как их коллега Кадет, арестованный и находящийся под стражей в Грозном, начал «сдавать своих».
       Во-первых, он потребовал ареста того офицера, который «вдохновлял» его на «подвиги» — Алекса (по кличке-позывному в Чечне), в миру же господина майора Александра Прилепина.
       Во-вторых, будучи вывезен на «место совершения преступления» — на территорию Октябрьского ВОВДа — показал, наконец, ту яму, куда «ханты» дружно сбрасывали тела замученных и казненных ими людей.
       А дальше телега странностей понеслась... Яму прокуратура Чечни раскапывать не стала — дожди, мол, пошли. Да, как правило, подобные эксгумации в Чечне по собственной воле выполняют родственники пропавших без вести людей, ищущие их повсюду, но на сей раз это оказалось невозможным, ведь могила — на строго охраняемой территории.
       В результате яма, содержимое которой способно было стать «главным свидетелем» преступлений, совершенных «хантами», перешла под защиту самих же «хантов». Как вы думаете, успели ли они в отведенное им время уничтожить вещдоки, то бишь кости своих жертв?
       
       Женский вой сегодня стоит над Грозным. Это матери, сестры и жены жертв «ханты-мансийской угрозы». И поэтому:
       МЫ ТРЕБУЕМ ответа от МВД России: сколько еще «ханты» проведут в Грозном?
       МЫ НАСТАИВАЕМ на немедленном вмешательстве в эту продолжающуюся трагедию министра внутренних дел Бориса Грызлова.
       МЫ ПРОСИМ отдать семьям кости их близких.
       МЫ УМОЛЯЕМ высшее чиновничество России — будьте людьми.
       АУ, ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА? Что сегодня происходит с уголовным делом № 15004, в срочном порядке увезенном, по информации редакции, прочь из Чечни? Где оно? В нем рвут листы? Или все же добавляют новые? И каковы гарантии, что эту папку положат на судейский стол?
       Дайте обществу эти гарантии. Наконец.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera