Сюжеты

XXXXXXXX

Этот материал вышел в № 25 от 08 Апреля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Малый бизнес в провинции нужен только перед выборами Совпадение: в один день я встретил двух героев своих публикаций. Неспроста, наверное. Поговорили о делах наших скорбных. И выяснилось: обоим мои публикации ничего хорошего не принесли....


Малый бизнес в провинции нужен только перед выборами
       
       Совпадение: в один день я встретил двух героев своих публикаций. Неспроста, наверное. Поговорили о делах наших скорбных. И выяснилось: обоим мои публикации ничего хорошего не принесли. Наоборот, еще хуже стало. А мне-то казалось: какой я молодец, помогаю простым людям добиться в этой жизни справедливости…
       
       Два года из жизни Бориса Денисовича
       Напомню вкратце. Государство приняло целую программу газификации Черноземья. Наверное, Белому дому стало стыдно перед западными друзьями, что большинство селян в самой газовой стране до сих пор топят свои дома дровами и углем.
       В Воронежскую область тоже приезжали большие министры и ужасались: неужели и вправду у вас до сих пор газифицировано лишь 18 процентов? Клянусь портфелем, я немедленно разберусь. Скоро все воронежские селяне будут с газом!
       Однако деньги на газификацию, как всегда, пропадают из тумбочек. И сколько начальников ни приезжало в область за десять лет, закон несохранения денег в тумбочках ни для кого из них исключений не сделал.
       Тогда некая артель «Сельские зори» под Воронежем решила сочесть приятное с полезным и объявила: нам нечего ждать милости от «Газпрома», давайте возьмем и построим газопровод за свои деньги. Акционерам со скидкой, прочим – без. Народ сельский собрал силы для последнего рывка, порезал скотину, занял, у кого смог. Построили. Разобрали печки в домах, поставили газовое оборудование. Осталось сварить последний шов. Тут наступил час «Сельских зорь», которые сказали: четыре тысячи за стык.
       Борис Денисович из села Скляево — пенсионер и инвалид. И жена тоже пенсионер и инвалид. Не акционеры «Сельских зорь». Плюс сын-школьник. Минус — денег больше нет и взять негде. Доход – по 600 рублей в месяц на человека.
       Борис Денисович стал разбираться в законах и сложных схемах финансирования газовых программ. Посетил массу высоких кабинетов. И разобрался, что платить за последний стык не должен. Причем даже местный «Облгаз» с ним полностью согласился и еще в сентябре прошлого года дал указание районным газовикам подключить домик Бориса Денисовича.
       Только кто б им позволил исполнить это указание. Вы не знаете, что такое власть в сельской глубинке. Прочитайте у Пушкина в «Дубровском» о председателе колхоза товарище Троекурове.
       Для артели в целом и для Троекурова в частности вопрос стал принципиальным. Они ведь уже сделали полезный газопровод и приятный собственный бизнес. Подключить газ Борису Денисовичу бесплатно – значит, все оплатившие тоже потребуют деньги обратно. Для бизнеса это полный форсмажор. Значит, ваше слово, товарищ маузер административного ресурса! Который включает в себя запчасть — ресурс судебный.
       Заплатившая мзду «общественность» вышла на митинги против Бориса Денисовича. Угрожая даже побить его камнями в праведном гневе.
       Наша газета опубликовала статью о газификации в целом и о борьбе за свои права Бориса Денисовича в частности. Местные чиновники захлопали крыльями, и по болоту пошли круги. Однако Борис Денисович – наивный пенсионер, а «Сельские зори» – часть устойчивой системы. Судебные процессы приняли форму анекдота, почти не противоречащего Конституции.
       А главное, никто ничего подключать не стал. «Зори» выставили встречный иск, и наступила зима. Два инвалида и школьник пологом отгородили в домике конуру в 4—5 квадратных метров и закуклились в ней, надеясь пережить морозы с помощью «буржуйки» и старых одеял. Ведь печь уже разобрана, а газовое оборудование было холодным и враждебным, как и весь окружающий мир.
       Иногда включали масляный обогреватель, но недолго, потому что оплатить издержки РАО «ЕЭС» невозможно. И без того приходится платить за свет по 150—200 рублей, а это большой удар по «доходам» семьи. Чтобы не замерзал кран с водой, на него вешали лампочку; лампочкой же и нагревателем пытались уберечь водопровод от замораживания, но дважды он вымерзал со всеми вытекающими. Свет, конечно, всячески экономили.
       Самый гуманный суд все тянулся от Конституции в сторону «Зорь». В лютые ноябрьские морозы «ваша честь» затребовала от Бориса Денисовича доказательств того, что по состоянию здоровья он, его жена и сын не могут жить в условиях пониженной температуры. Двух справок ВТЭК об инвалидности 2-й группы мало, нужны еще отдельные справки, по морозоустойчивости каждого заболевания.
       Когда Борис Денисович попросил у врача такие справки, тот решил, что у инвалида поехала крыша. Потом пришел в себя и, крепко ругая Бориса Денисовича и судью, справки выдал.
       К Рождеству Христову Борис Денисович слег. Однако выжил. Когда неприличность дела стала вопиющей, суд удовлетворил иск. Но он же районный, и ему никак нельзя наступать на интересы местной администрации. Поэтому суд поступил мудро: велел «Сельским зорям» подключить стык к газопроводу и указал, куда именно: к линии «среднего давления». Технически это примерно то же самое, что подключить кран на кухне не к стояку, а прямо к трубе в котельной.
       Конечно, адвокаты «Сельских зорь» легко забодали такое решение. А для того, чтоб исправить «среднее» давление на «низкое», суду понадобилось время с 27 декабря по 25 февраля. Дело ушло к судебным приставам. Дров для «буржуйки» у Бориса Денисовича практически не осталось. О добровольном исполнении «Зорями» судебного решения речь и не заходит. О штрафах за неисполнение – тоже.
       А в первый день весны судья вынесла «постановление о приостановлении». На основании жалобы «Сельских зорь». Причем об этом решении суда ни Борису Денисовичу, ни прокуратуре как участнику процесса никто ни бумажкой, ни словечком не обмолвился.
       Кто после всего этого скажет слово в защиту районного судьи? Я скажу. Судья не виновата. Она не может кусать кормящую руку местной власти. В деревне председатель – Бог, царь и герой. А правда если и есть, то где-то выше. В смысле, на высоком кремлевском дубе есть ларец, в ларце заяц, в зайце утка, в утке яйцо, а в яйце спрятана игла нашего правосудия. И только добыв эту иглу, и можно победить.
       
       Истребимый
       Пекарь Леня Коновалов – просто образец работящего мужика, которому Конституция гарантировала процветание. Трудоголик. Хлеб может испечь буквально из ничего, и вы весь батон съедите, не заметив.
       Лучшие свои годы Леня с семьей прожил на Севере. Пек хлеб, строил пекарни. Ледниковый период «реформ» погнал людей с Севера в центральноевропейскую Россию. Поселения вымерли.
       Бросив ненужные больше пекарни и прожитую жизнь, Леня поехал в старинный русский городок Бобров. Там вроде бы все складывалось хорошо. Поначалу. И с арендой стоявшей пекарни, и с жильем, и даже кредит обещали.
       Леня перевез в Бобров свою семью, обустроился, оживил пекарню. Но вскоре выяснилось, что в Боброве есть глава администрации, который остро заинтересован только в одном частном хлебозаводе. Интерес этот резко обострился после знаменитого дефолта. С тех пор в Боброве альтернативный хлеб закончился. Легкими движениями авторучки глава вытащил любимый завод из волн кризиса, а остальных подтолкнул в пучину.
       Пекари переквалифицировались в управдомов, безработных и пьяниц, а часть их сгрудилась в бригады и стала возить хлеб из Воронежа – он оказался не только вкуснее, но и, несмотря на транспортные расходы, дешевле.
       Этих конкурентов глава взял через дымоход. То есть обязал магазины не покупать воронежский хлеб, а покупать только бобровский. Причем налогово-санитарно-пожарные кунаки и абреки главы легко объяснили магазинам, что их ждет за непослушание.
       Вы спросите: а как же Антимонопольный комитет? Отвечаю: он есть в Воронеже, но место свое знает.
       В общем, пекари опять оказались не у дел и пошли искать правду в областном центре. Там цивилизация, прогрессивный губернатор и Антимонопольный комитет. Главным ходоком избрали Леню Коновалова. Леня дотошно, как и все, что делал в жизни, обошел кучу кабинетов, но правды не обнаружил. Пришел к нам в редакцию. И мы подробно описали всю правду ходоков.
       Конечно, лестно было видеть, какие круги пошли по болоту. Уж такие круги!.. На целых несколько месяцев. Сам вице-губернатор курировал. Выжившие пекари даже начали строить планы и восстанавливать пекарни.
       Однако интересы главы остались прежними. Причем он каким-то образом сумел найти понимание и сочувствие в областной администрации. И как наша газета ни пыталась пристыдить эту администрацию за грубые нарушения Закона, хлебная жизнь в Боброве после некоторой паузы вернулась не только в прежнюю колею, но еще дальше.
       Леня Коновалов со всей своей работящей семьей покидает старинный русский городок Бобров. Потому что в Боброве никто уже и не вспоминает насчет Закона и тому подобных глупостей. Тут, понимаешь, надо свой хлебозавод поднимать, а они под руками путаются. Поэтому глава района конкуренцию отменил окончательно. А Леня Коновалов не хочет ни в управдомы, ни в безработные, ни в пьяницы. И семья его не хочет. Однако это их проблема, и власть она не волнует ни в малейшей мере.
       Поэтому Коноваловы уезжают из этого района к чертовой матери, и навсегда.
       
       Форма и содержание
       Я понял главное: жизнь в нашем скорбном государстве сложилась окончательно. Есть два параллельных мира: официальный и реальный. В официальном Россия – демократическое государство, в котором народ избирает президента и тьму ветвей представительной власти. В государстве есть Конституция и Законы, независимый суд и независимые СМИ.
       Реальный мир живет по другим законам, не пересекаясь с официальным. Поэтому в нем много очевидного-невероятного.
       Вот пресс-служба обладминистрации регулярно рассылает по редакциям прелестные письма о том, как с приходом нового губернатора началась новая жизнь у малого бизнеса. Сам губернатор лично изо всех сил холит и лелеет предпринимателей. Программы сочиняют ради них, инвесторов приглашают иностранных.
       Читали доклад того самого вице-губернатора, который разрешил весомо, грубо, зримо отменить в Боброве конкуренцию. Хороший доклад. Малый бизнес бурно развивается.
       Правда, два предпринимателя, став депутатами, публично заявили, что малый бизнес в Воронеже опутан коррупцией. Один объявил, что платит в бюджет лишь пятую часть своих отчислений, а остальное идет на взятки и во внебюджетные фонды-кормушки. А второй сообщил прямо с думской трибуны, что 80 процентов платежей идут на прокорм аппарата, и только 20 — в бюджет.
       Никто из отцов города и области после этих заявлений не застрелился. И даже не покраснели. У прокуратуры и УВД тоже не появился охотничий блеск в глазах. Они уже привыкли к одновременному исполнению прямо противоположных ролей.
       И что же мы имеем в сухом остатке? Законы у нас хорошие, в них много и крепко сказано об ответственности. Но по жизни ответственность – удел слабых, а сильным и смелым ее подают вместе с севрюжиной и хреном.
       Вот и все. Пишите письма.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera