Сюжеты

XXXXXXXX

Этот материал вышел в № 25 от 08 Апреля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Почему американцам российские сироты обходятся в $ 50 000? Позиция России в отношении иностранного усыновления отечественных сирот достаточно сурова — по большому счету государство этого не одобряет, но и не запрещает. Долгое время это...


Почему американцам российские сироты обходятся в $ 50 000?
       

 
       Позиция России в отношении иностранного усыновления отечественных сирот достаточно сурова — по большому счету государство этого не одобряет, но и не запрещает. Долгое время это неодобрение подкреплялось совершенно дикой мотивацией: зачем, к примеру, американцам наши болезные, сопливые сироты, кто поручится, что не на донорские органы их вывозят из отчего края? Однако времена меняются, а вместе с ними и мотивации: недавно слышала, как один большой начальник по образованию объяснял свое негативное отношение к «импортным» усыновителям: «Кто сказал, что у нас есть лишние дети, — самим не хватает. В школах недобор, через несколько лет в первые классы некого будет сажать…»
       Короче, если сирот на сторону отдавать, получится недозагрузка отечественной системы образования — рождаемость-то низкая. И начальник тот по-своему прав.
       Но какое дело человечку, которому сегодня два-три-четыре года от роду, до проблемы низкой рождаемости, когда он-то уже родился. Он хочет, чтобы у него были своя любимая сказка перед сном, свой любимый мишка на подушке, свой горшок наконец. И он пока верит в свою маму, которая его найдет.
       Россия официально запустила иностранцев в свои детские дома в 1993 году. Ежегодно только американцы забирают более четырех тысяч российских сирот (в 2000 году — 4269; в 1999-м — 4348).
       
       Американцы берут детей разных возрастов и разных национальностей, не боясь обнаружить, что они не «кровные» — не биологические. Понятное дело, что это и невозможно, когда в семье англосаксов появляются дети из Китая, Казахстана, Вьетнама или Индии. Возможно, это особенности иммигрантской страны, где в обществе национальности перемешаны и все зовутся американцами. Так же естественно вживаются в американские семьи и «иностранные» дети. Более того, родители объединяются в сообщества в зависимости от происхождения своих деток. Изучают, к примеру, обычаи, культуру Китая, а некоторые — и язык, чтобы быть ближе к ребенку, сохранить для него частичку его первой родины. И если даже ребенок не ведает о своем происхождении, придет время — расскажут, более того, здесь существуют агентства, которые занимаются поиском биологических родителей, если кто-то, повзрослев, захочет на них взглянуть…
       Cреди множества моих друзей и знакомых в России нет никого, кто бы растил приемных детей. А в Америке, где живу в общем-то недолго, я уже знаю немало таких семей, да и слышу о них постоянно. Усыновление здесь никого не повергает в ужас и не возводится в ранг гражданского подвига — абсолютно привычное и обычное дело для американцев, гармоничная часть их жизненной философии. Возможно, мы с мужем, решившись на усыновление, тоже оказались под ее влиянием. Скажу честно, я вряд ли отважилась бы на это в России (тем паче что у меня уже есть взрослая дочь). Я вполне понимала шоковое состояние, в которое повергла бы этой новостью большинство своих российских друзей. Одних пугала тайна наследственности, с которой придет в нашу жизнь чужое дитя, другие смущенно намекали на возраст (мы немолоды, хотя до американской пенсии еще далеко). Понятно, что мы, россияне, в сравнении с американцами физически больше изношены, стареем раньше, боимся будущего. А где и кому оно гарантировано беспроблемным? Американцы его тоже побаиваются. А вот страха перед ребенком с чужой наследственностью у них почему-то нет…
       Словом, можно очень много рассказать о тех, кто детей забирает, но стоит поговорить и о том, как их отдают. Я не имею в виду биологических родителей — их уже как бы нет. Но есть некто, диктующий законы усыновления, управляющий процессом, назначающий цены.
       Законы, кстати сказать, повсюду имеют свои нюансы. Китайцы, например, требуют, чтобы приемные родители были не моложе тридцати лет. В других странах (и в России тоже) достаточно 25. В Колумбии наиболее дефицитных младенцев до трех месяцев отдают лишь семейным парам до 35 лет, да и то придется подождать в очереди года полтора—два. Те, кому 45 и больше, могут рассчитывать лишь на детей семи лет и старше или на детей со специальными нуждами — больных, инвалидов. («Проблемных» детей и детей школьного возраста практически везде можно получить беспроблемно.)
       В некоторых странах предпочитают отдавать сирот в бездетные семьи. Где-то правила гласят, что разница в возрасте родителей и приемных детей не должна превышать 45 лет. Кажется, уже повсюду разрешают усыновление одиноким женщинам, оговаривая при этом, что возрастная разница с ребенком должна быть не меньше 16 лет, и практически нигде (кроме США) не отдают детей одиноким мужчинам. И в России есть свои «тенденции». Дабы понять их, начнем с конца…
       
       Не важно, где вы получили свое чадо — в Рязани, Казани, Владивостоке или в бывших республиках Средней Азии и Закавказья, — американские визы усыновленным деткам выдает посольство США в Москве.
       В назначенное время мы пришли к посольству и сразу же увидели «нашу» очередь. Поскольку поток усыновителей стабилен — около двадцати американских семей в день, — у них тут есть свой отдельный вход, специальный приемный офис… Странные чувства я испытала при виде этой очереди — и радость, и боль, и стыд, и нежность — сильнодействующая смесь, вышибающая слезу.
       Это была хорошо знакомая глазу и безошибочно узнаваемая в любом земном закоулке толпа американцев. Как всегда, со своими улыбками и «экскьюзами», как всегда, невпопад одетые — по принципу «как удобнее», совершенно неуместному в Москве. Но главное, что бросалось в глаза: это были откровенно счастливые лица, и причина американского ликования посреди деловой Москвы была очевидна. По-английски это можно выразить просто: «We got it!». На руках (или за руку) они держали своих российских детей. Но, Боже праведный, что это были за дети… Мальчик-рахит с большой головой, со свисающими тонкими ножками, малыш, весь покрытый какими-то язвочками, хроменькая девочка… Некоторые дети вообще взирали на мир без признаков особого интереса к нему… Дети, обиженные Богом, судьбой, людьми. Американские мамы и папы — некоторые захватили с собой еще и своих детей постарше — будто бы и не замечали этого: нежно щебетали свое «Honey», «Sweet heart». Словом, зрелище было не для слабонервных — надрывное для сердца…
       В России существует жесткое правило — на усыновление иностранцам идут только «отказные» дети, точнее, многократно отказные. Каждый ребенок, разрешенный к усыновлению иностранцами, не менее полугода должен значиться в специальном общероссийском регистре сирот (это значит, за ним не числится не только родителей, но и самых завалящих родственников, которые могли бы когда-нибудь на него претендовать). Такой ребенок сначала предлагается российским усыновителям. Лишь при условии, что от него отказались как минимум несколько российских семей, несчастного предлагают иностранцам. Все дело в проклятых диагнозах: по утверждению специалистов, здоровых детей в детских домах в принципе не бывает, ну а «отказные» — самые проблемные. Их и получает заграница. Поэтому у иностранных усыновителей в России практически нет возможности выбрать ребенка, что называется, сердцем — им отдают то, что считают нужным.
       Одна наша знакомая оформляла усыновление двух мальчиков. И вдруг узнаем — берет троих… Оказывается, в детдоме, где она с мужем работала волонтером в свой отпуск, в нее мертвой хваткой вцепился малыш. Смущенные воспитатели пытались объяснить ему, что мама эта не его, что она уже «нашла» здесь своих деток. Но мальчик твердил: «Моя! Я видел ее во сне — я узнал ее!». Хорошо, что эта история произошла не в России — в Азербайджане. В России никакие вещие сны не помогли бы мальчику получить его маму, если бы он оказался вне регистра и не успел бы стать трижды отказным…
       Вот почему мне кажется, у детдомовских детей должен быть одинаковый шанс перед судьбой. Должен он быть одинаковым и у всех усыновителей, независимо от гражданства, потому что в детские дома и россияне, и американцы приходят не как представители своих государств — они приходят туда мамами и папами, какие тут могут быть привилегии… Тем паче если учесть, какую цену платят иностранные усыновители за российских детей… Я имею в виду цену не в смысле фигуральном — интервью, проверки счетов, домов, налогов, масса документов, перелеты через океан и пр. Я, уж простите, о деньгах говорю, о презренных долларах…
       
       К сожалению (или к счастью?), наш с мужем опыт в этом смысле не показателен. Мы все делали сами, без агентства. У нас был адвокат, нам помогали друзья, мы были, можно сказать, на родной территории, правда, не в России — в Грузии: там мы нашли нашего Мальчика.
       Мои попытки узнать у американских родителей, во сколько им обошлось их российское чадо, наталкиваются на деликатное сопротивление. Одним просто неприятно обсуждать, за сколько они выкупили живую душу. Другие боятся: вдруг ребенка «отзовут» назад, если вдруг что-то не так. Чужая страна — потемки… А одна знакомая, которая привезла мальчика из России, а потом девочку из Грузии, считает, что эту тему в прессе лучше вовсе не трогать. Как бы хуже не сделать детям, которые ждут…
       Тем не менее всем известно, что ребенок из России с учетом всех расходов обходится в 30—40 тыс. долларов. При этом американские агентства по усыновлению сирот — 49 из них сегодня работают с Россией — дают четкую расценку лишь тех платежей, которые предстоит сделать «дома» — в США: это в среднем пять тысяч долларов. Что же касается платежей за границей, то агентства называют разные суммы. У одних это в среднем 20 тыс. долларов. Другие называют точную цифру — 15 500. Или вот такая формулировка: «Ребенок до 18 месяцев — 16 900 долларов». Впрочем, можно найти и куда более конкретные расклады, связанные с возрастом. Вот как выглядит на сей счет тарифная сетка одного из агентств: ребенок 6—12 месяцев обойдется усыновителю в $12335; ребенок от года до двух — $10685; от двух до трех лет — $8 935; от трех до пяти лет — $ 7285; шести лет и старше — $ 5500.
       А дальше начинается самое интересное. Оказывается, в эти суммы не входят транспортные расходы (перелеты и пр.), проживание в России, переводы, заверение документов, иммиграционные расходы, визы, медицинское обследование ребенка и т.д. Что же тогда входит — «чистая» стоимость сиротки? В некоторых странах по условиям усыновления вы можете забрать ребенка непосредственно у матери, которая от него отказывается, естественно, назначая свою цену. Однако даже непутевые матери так много не берут…
       Потрясает скрупулезность этих неровных сумм — кто, на каком калькуляторе их просчитывал в точности до пяти долларов? И по какому праву? В конце концов детки эти хоть и «ничейные», но живут-то под присмотром государства, значатся его гражданами. Сами агентства разграничивают платежи, которые делаются непосредственно в США, и платежи за услуги своих российских представителей. Посредники ли назначают цены или те, от кого зависит: отдать — не отдать ребенка, а если отдать, то какого?
       Одно из американских агентств на своем сайте объясняет клиентам, привыкшим к точности, из чего складываются расходы на российской стороне. Среди многочисленных пунктов есть такие: «командировочные расходы представителей агентства для посещения детских домов и официальных офисов»; и тут же: «наземные поездки в Москве и в районах для сбора документов и встреч»; и еще: «подготовка документов на ребенка»; «перевод и заверение документов». Как будто это ни есть одно и то же. Или вот еще такой пункт: «расследование прошлого ребенка, медицинский рапорт». Насколько мне известно, у каждого ребенка в детдоме есть обязательные файлы — семейный и медицинский. В одном собрано его коротенькое «прошлое», в другом — вся медицина: диагнозы, обследования, заключения. И тот и другой файл усыновителям предоставляют беспрепятственно, бесплатно. Правда, откуда об этом знать американцам…
       Но есть в этом списке расходов российских агентов и вовсе загадочные пункты, например: «социальный сервис»; «связь с government» (какое управленческое звено под этим подразумевается, сказать трудно); «пожертвования в детдом — минимум две тысячи»; «поддержка московского офиса семьи» и т.д.
       И счетчик продолжает стучать: прибавьте к вышеобозначенной «стоимости ребенка» выплаты агентству в США, перелеты (обязательные два визита с участием обоих супругов), отель (в общей сложности четыре недели), визы, нотариусов, переводчиков, медобследование и пр. — и получите те самые астрономические 35—40 тыс. долларов.
       
       Уверена, чем меньше будет посредников между детьми и потенциальными родителями, тем честнее и «прозрачнее» будет процесс усыновления, — в принципе вполне бы хватило одного адвоката со знанием английского. В Китае, например, этот процесс под жестким контролем государства: при МВД создан единый центр усыновления, который работает со всеми иностранными агентствами. Беда в том, что к процессу усыновления повсюду относятся, как к бизнесу: на усыновителей смотрят прежде всего как на богатеньких иностранцев, которым деньги девать некуда и с которых все норовят что-нибудь поиметь. На самом деле детей усыновляют семьи с разным достатком.
       Взять, к примеру, медицинское обследование ребенка, справку о котором надо представить в американское посольство в Москве. Оно же предлагает на выбор нескольких московских клиник, в объективности и компетентности которых, надо полагать, не сомневается. Мы отправились по одному из этих адресов. Долго искали нужную дверь — она оказалась чем-то вроде запасного или служебного входа — без крыльца, без вывесок. Доктор раздел нашего мальчика, постукал молоточком по коленкам, померил сантиметром головку. Заглянул в горлышко. Через пять минут нам выдали справку, за которую мы тут же заплатили сто долларов. И это не взятка — тариф. В какой еще стране доктора могу похвастаться такими «тарифами»?
       Не раз приходилось слышать и читать, как «потрошат» в России иностранных усыновителей, — берут вот так же, по сотне и больше, за простые бумажные процедуры в нотариальной, переводческой конторах, в загсе и т.д. Нетрудно себе представить, что такое американцы в России (или в любой из наших бывших республик), — слепые котята, инопланетяне, попавшие в непонятный мир не говорящих по-английски. Агент — их поводырь и наставник (видела я этих пробивных и услужливо-суетливых ребят). В результате иностранцы платят столько, сколько от них требуют, считая, что таковы правила в этой стране.
       Существуют ли узаконенные тарифы на услуги, оказываемые иностранцам в процессе усыновления, как в той же Америке, например? Чтобы черным по белому было написано: что и почем. И чтобы с квитанциями. Неплохо бы и налоговую инспекцию с этими расценками ознакомить... Тогда нетрудно будет отличить гонорары от поборов, взятки — от пожертвований.
       Кстати, о пожертвованиях. Откуда вообще эта категоричность: «не менее двух тысяч долларов»? Выходит, в добровольно-принудительном порядке… В этой связи у меня вопрос: это инициатива сверху, «с мест» или от агентств исходит? Часто ли детдома, отдающие сирот иностранцам, получают такие «пожертвования»? Кому и как они вручаются, как оприходуются? А вообще-то, между нами говоря, нехорошо это — забирать деньги у семьи, которой предстоит растить российских же детишек. Люди, вызволяющие из приютов недокормленных, недолеченных сирот, этим самым уже делают пожертвование и детскому дому, и государству в целом. Сироту снимут с довольствия — бюджету облегчение, глядишь, оставшимся в приюте деткам перепадет по лишнему яблоку, конфетке… А если серьезно, то я считаю, что американцам, которые забирают детей «со специальными нуждами» (по-нашему — больных и калек), мы должны всем миром поклониться, а чиновники важные — лично руку пожать. Ну а бедным приютам пусть богатые россияне помогут, которые болезных сирот не усыновляют.
       
       Сейчас в СМИ дружным эхом отозвалось волгоградское дело «о торговле детьми». Казалось бы, радоваться. Но меня местами смущает тональность этого эха. Боюсь, что заграничные усыновители окажутся крайними. Недаром сразу ринулись проверять итальянские семьи, усыновившие волгоградских сирот. На предмет чего, извините, проверка? Усыновители в Америке, к примеру, проходят через два интервью со специально обученными социальными работниками по нескольку часов кряду, полицией проверяются их прошлое и настоящее на предмет деяний с криминальным оттенком, проверяются отчеты о налогах, проводится полное медицинское обследование и т.д. (Причем подготовку всех этих документов оплачивают усыновители.) Что еще можно проверить? Ах да! Не распотрошили ли буржуи сирот на запчасти, то бишь на донорские органы? Версия эта сколь подла, столь и глупа. Ну не может этого быть в цивилизованной стране, потому что этого не может быть никогда! Между тем одна знакомая семья недавно усыновила мальчика, которого родители оставили «кредитору» как долговой залог, да так и не забрали. А забрали его американцы — в теплый дом, в человеческую жизнь…
       Так в чем же суть проблемы? В том, что иностранцы забирают детей из России? Или все-таки в том, что они вынуждены этих несчастных детей выкупать, потому что кто-то под видом благого дела стряпает грязный бизнес? Я лично боюсь одного: чтобы после шумного процесса в Волгограде не начали прикрывать двери детдомов перед иностранцами. Это самое простое решение. И самое жестокое по отношению к сиротам.
       Во все времена в детских приютах живет одна легенда: всех здешних детей когда-то потеряли мамы и папы, и детки не перестают надеяться, что их найдут (если кто-то уже не надеется, значит, повзрослел). А что может быть страшнее — остаться ненайденным. И если есть на свете мамы и папы, которые «ищут», не мешайте им, пустите к детям…
       Ну а тем, кто против, кто кричит, что дети — это «национальное достояние», я могу сказать только одно: вы когда-нибудь кормили детдомовского ребенка? Вы видели маленького человечка за столом, когда он ест, ест, ест, аккуратно подбирая крошки, и никак не может наесться?
       Наш Мальчик больше всего на свете по-прежнему любит хлеб…
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera