Сюжеты

XXXXXXXX

Этот материал вышел в № 25 от 08 Апреля 2002 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

МЫ ОТВЕТИМ НА ПОЩЕЧИНУ И после дисквалификации Кабаевой и Чащиной российская художественная гимнастика продолжает побеждать Нынешний большой спорт немыслим без большой политики и тем более без крупного бизнеса. Одно из лучших подтверждений...


МЫ ОТВЕТИМ НА ПОЩЕЧИНУ
И после дисквалификации Кабаевой и Чащиной российская художественная гимнастика продолжает побеждать
       

 
       Нынешний большой спорт немыслим без большой политики и тем более без крупного бизнеса. Одно из лучших подтверждений тому – олигархи и политики, пополнившие ряды спортивных функционеров или ставшие владельцами различных команд. Отдел спорта «Новой газеты» решил встретиться с большинством из них и выяснить: как они влияют на развитие спорта и зачем он им, собственно, нужен.
       Художественная гимнастика не входит (может быть, еще пока) в список наиболее популярных видов спорта. Однако недавний скандал с дисквалификацией лучших гимнасток мира Кабаевой и Чащиной заставил обратить телекамеры на гимнастический ковер. Тем более интересы наших спортсменок защищал не кто-нибудь, а помошник президента РФ Сергей Ястржембский, по совместительству выполняющий обязанности президента Федерации художественной гимнастики России.
       Пока в этой скандальной истории затишье, мы решили поговорить с Сергеем Владимировичем о проблемах художественной гимнастики и спорта в целом.
       
       — Сергей Владимирович, как получилось, что вы заняли кресло президента Федерации художественной гимнастики России?
       — Это результат моей давней дружбы с известным тренером Ириной Винер и Алишером Усмановым, который сейчас возглавляет «Газпроминвестхолдинг» и одновременно является президентом Федерации фехтования. Они меня потихонечку «обрабатывали»: мол, Федерации художественной гимнастики неплохо было бы иметь во главе человека, скажем так, раскрученного, который мог бы своими связями, опытом, возможностями придать дополнительный импульс развитию этого очень перспективного вида спорта. Я, в свою очередь, прекрасно понимал, что мое появление на посту президента именно Федерации художественной гимнастики вызовет множество вопросов. Так оно и получилось, раз до сих пор меня об этом спрашивают.
       Тем не менее не жалею ничуть: мне открылось совершенно новое поле для общественной деятельности. Здесь все интересно, это совершенно иной мир со своими особыми страстями, законами и подводными течениями.
       Скажем, когда дисквалифицировали А. Кабаеву и И. Чащину, кое-кто в мире с удовлетворением потирал руки: дескать, трон свободен, мы можем доказать, что Россия не такая уж непобедимая. Сам факт этого вызова раззадорил. И меня это задело сильно. Было интересно посмотреть, как наша национальная команда выйдет из подобной ситуации. И первый же Гран-при в Москве показал: нам есть на кого опереться. Молодая гимнастка З. Гизикова стала абсолютной победительницей. Затем выиграла турнир в Париже.
       Я, разумеется, не разбираюсь во всех спортивных тонкостях, постоянно продолжаю учиться. Наши специалисты во время выступлений обращают мое внимание на какие-то связки, элементы – это очень любопытно. Конечно, некоторую сумму знаний я должен иметь, иначе не смогу чувствовать себя уверенно в общении с журналистами, коллегами по федерации. Президент должен быть в теме. Ведь от «общественных варягов» ждут конкретной помощи. Специалистам не нужны советы в организации, например, тренировочного процесса. Они ждут соединения имени человека, которого приглашают на конкретный пост, с именем самой федерации и вида спорта в целом.
       — А в вашем случае как сложилось? Ведь ясно было, что накопилось такое количество проблем, которое нужно решать непосредственно президенту федерации.
       — В моем случае передо мной стояли две-три первостепенные задачи. Первая — это обеспечение финансовой самодостаточности федерации. Эта задача в прошлом году была решена достаточно успешно. У нас генеральный спонсор — «Газпром». Эта мощная компания поддерживает ряд спортивных команд, и еще при Рэме Вяхиреве она решилась на эксперимент и с нашей федерацией. Я думаю, что это взаимовыгодное сотрудничество. Ведь на всех международных соревнованиях прошлого года первенствовали именно российские спортсменки. Следовательно, выиграл и сам «Газпром». Сейчас ведутся переговоры о продолжении сотрудничества с «Газпромом». Но, так или иначе, федерация стоит на ногах прочно.
       Вторая задача, с учетом очевидной моей вовлеченности в российское информационное пространство, – помочь «раскрутить» вид спорта в информационном плане. Для этого мы достигли договоренности с ВГТРК, у нас продолжали действовать контракты с НТВ+, активно подключали другие СМИ... Алина Кабаева стала появляться во многих передачах ведущих телеканалов страны. Так что, думаю, мы и эту задачу на сегодняшний день решаем достаточно неплохо. Ведь очевидно — привлекательность вида спорта определяют звезды. А две гимнастки Кабаева и Чащина — это мегазвезды.
       Для себя я определил еще одну задачу – поддержка регионов. Многие гимнастки, которые выступают в сборной России, — в большинстве своем воспитанницы региональных школ с богатейшими традициями — часто влачат достаточно бедное существование. Поэтому мы в течение года большие средства направили именно в регионы. И ковры покупали, и аудио-, видеотехнику, выделяли средства на проведение соревнований. В какой-то степени, надеюсь, мы смогли оживить процесс регионального развития художественной гимнастики.
       — Значит, необыкновенная популярность Кабаевой, чуть меньшая Чащиной — в том числе и ваша заслуга?
       — Они бы в любом случае стали узнаваемыми, любимыми, популярными и без меня. Гимнастки первичны, а я иду на букву «я» во всех смыслах. Просто зная, как работать со СМИ, мы ускорили этот процесс. Сами по себе наши ведущие гимнастки — уже фигуры в мире спорта, они автоматически вызывают интерес у общественности.
       В США, Франции, других странах весьма успешно создается культ таких спортсменок. У нас, в советском прошлом, государственная пропагандистская машина также это делала достаточно оперативно и масштабно. Сейчас нам надо восстановить подобный институт общественного признания. По итогам прошедшей Олимпиады очевидно, что у нас не хватает звезд мирового уровня, которые бы «тянули» на себе и национальные интересы в спорте, и, если хотите, диктовали бы моду.
       У нас в федерации такие есть. Безусловно, это Кабаева и Чащина, но сейчас они оказались под ударом весьма сомнительной дисквалификации, соответственно на первый план вышли девочки даже не второго состава, а третьего, поскольку Ляйсан Утяшева и Ольга Белова в силу разных объективных причин не принимают участия в соревнованиях. Тем не менее Гизикова, Сесина, Мануйлова выступили весьма неплохо. По итогам трех Гран-при — в Москве, Киеве и Париже – Гизикова стала лидером сезона. Так что запас прочности у нас солидный. Россия сохраняет лидирующие позиции даже после дисквалификации двух ведущих спортсменок.
       — Кстати, эта история с дисквалификацией не стала для вас как президента федерации своего рода пощечиной?
       — Я воспринял это как вызов, на который надо отвечать, и как удар по интересам талантливых спортсменок, федерации, по российскому спорту в целом. Но эмоциональные оценки должны отойти на второй план. Конечно, первая реакция на пощечину — хвататься за белую перчатку и бросать ее в лицо оппоненту. Но времена не те. Да и эмоции ни к какому серьезному результату не приводят.
       Мы пошли другим путем: наняли очень хорошего адвоката, тесно работаем с Николаем Дурмановым – главным российским специалистом по допинговым процедурам. Проводим сейчас достаточно интенсивные переговоры по поводу пересмотра вердикта, который был вынесен с большими нарушениями.
       Хотелось бы решить эту задачу по-джентльменски. Но если это нам не удастся, мы будем использовать арбитражные структуры. Нам хотелось бы выйти из этой ситуации, сохранив лицо руководства международной федерации и реноме спортсменок.
       То, что удар нанесен по интересам художественной гимнастики в целом, доказывает, например, такой факт: как только состоялось решение о дисквалификации Кабаевой и Чащиной, Испания сразу отказалась от проведения у себя чемпионата Европы. Там понимают, что без этих мегазвезд интерес и спонсоров, и рекламодателей будет гораздо ниже, да и зритель не пойдет.
       — Эти проблемы — допинговых скандалов, судейства — особенно актуальны в преддверии Олимпиады. Вы как-то готовитесь к возможному повторению Солт-Лейк-Сити?
       — Первое, что мы должны продемонстрировать: мы не пропускаем такого рода удары, мы на них отвечаем. Но отвечаем не как дворовые пацаны, а разговариваем с контрагентами на понятном для них языке. Языке норм, регламентов, которые существуют в спорте и регулируют очень многие процессы, в том числе и проведение антидопинговых процедур. Используем язык адвокатов: интересы спортсменок, даже не федерации, а спортсменок должен защищать юрист. Я не хочу сейчас все рассказывать подробно, чтобы не нанести ущерб тем переговорам, которые мы ведем, скажу лишь, что исход этого дела должен иметь большое профилактическое значение.
       Что касается больших соревнований — чемпионатов мира, Европы, Олимпиад, то с командой обязательно будет выезжать юрист. У спортсменов голова вообще должна быть освобождена от всех этих информационных и юридических процедур. Это дело специалистов.
       — Как вы считаете, все-таки нужно или нет проводить предварительную работу с судьями?
       — Судьям в любой стране пытаются уделять максимум внимания. Любая страна, проводящая соревнования, хочет показать себя в самом наилучшем свете. Это закон жанра для всех видов спорта. И мы делаем то, что делают все. Мы стараемся устраивать судей в лучшие гостиницы, проводим коктейли, встречи, приемы, экскурсии. Я знаю, что есть и перехлесты. Недавно в Киеве, например, для судей устраивали ночные программы и так далее. Мы же стараемся на этом ковре выступать не так броско.
       — Сейчас спорт стал составной частью политики, большой спорт — частью большой политики. Это помогает или мешает? Вообще, как уживаются эти явления вместе? И плюс к этому не стоит забывать, что спорт — это еще и большой бизнес…
       — Это так. Большой спорт — это продолжение большой политики. Сейчас большой спорт – спорт мировых достижений, представленный наиболее «раскрученными» видами: футбол, хоккей, теннис, баскетбол, — давно стал индустрией, приносящей колоссальные доходы. А где есть колоссальные средства, там всегда присутствует конфликт интересов. Поэтому за контроль над этими видами спорта, за руководство ими идет большая «драка».
       Художественная гимнастика — сугубо женский вид спорта, он имеет свои особенности, свои требования, свою женскую логику... Но этой стороной дела я вообще не занимаюсь: пусть женщины сами между собой решают. Здесь я для них не советчик и не помощник. Правда, больших страстей я пока не почувствовал – это немного другой вид спорта в плане денежной отдачи, что очень важно. Раз нет высокой планки финансовой мотивации, страсти здесь не так накалены.
       — А как со спортом отношения у вас лично? Вы тоже осваиваете горные лыжи?
       — Ну и вы туда же. Я первый раз встал на горные лыжи еще в аспирантуре. Это был 1977 год, Северный Кавказ, Архыз. Так что ирония не по адресу.
       В моей жизни спорта всегда хватало: теннис — три раза в неделю, горные лыжи, когда на это есть время и снег под Москвой, плавание, ходовая охота. Прибавила ли моя новая общественная работа здоровья – вряд ли. Но позитивных эмоций появилось больше — это точно.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera